read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Чтобы стереть с доски написанное, надо было поплевать на нее, а потом
потереть тряпкой. Тряпка очень скоро приобретала неприятный запах, и
приходилось выпрашивать у матери новую.
Мисс Прингл была убеждена, что настойчивое повторение одного и того же
помогает навсегда запечатлеть в памяти ребенка нужный факт, который тем
самым становится понятным без всяких объяснений.
Мы сначала заучивали азбуку, повторяя ее каждый день, и затем весь
класс нараспев произносил:
- Ка-о-тэ - кот, ка-о-тэ - кот, ка-о-тэ - кот.
Вечером можно было сообщить матери, что ты умеешь назвать буквы в слове
"кот", и она находила это событие достойным всяческого удивления.
Но отец не увидел в нем ничего особенного. Когда я ознакомил его с
приобретенными мною познаниями, он сказал:
- К черту "кота". Скажи-ка лучше, какие буквы в "лошади".
При желании я быстро усваивал все, чему нас учили, но на уроках я любил
хихикать и болтать, и мне частенько приходилось отведывать трости. С каждого
занятия я уходил, чего-то не усвоив и не выучив, и я начал ненавидеть школу.
Почерк у меня, по мнению мисс Прингл, был плохой, и когда она смотрела мои
упражнения по орфографии, то всегда щелкала языком. Вот рисование на
свободную тему мне нравилось: я рисовал листья эвкалиптов, и мои рисунки
были совсем не похожи на рисунки остальных. На уроках рисования с натуры мы
срисовывали кубы, а мои всегда получались кривыми.
Раз в неделю у нас бывал урок, именовавшийся "наука". Он мне нравился
потому, что на нем разрешалось стоять вокруг стола, и мы могли толкаться,
возиться и вообще всячески развлекаться.
Как-то мистер Тэкер открыл шкаф, в котором находились несколько
стеклянных пробирок, спиртовка, сосуд с ртутью п кожаный кружок, к середине
которого была прикреплена веревочка. Все эти предметы он поставил на стол и
сказал:
- Сегодня мы займемся давлением воздуха, которое равно четырнадцати
фунтам на квадратный дюйм.
Я не видел в этих словах никакого смысла, но, так как я стоял рядом с
Мэгги Муллигэн, мне захотелось блеснуть в роли научного светила.
- Мой отец говорит, - сказал я, - что чем больше нахватался человек
воздуха, тем легче он становится и в реке никогда не утонет.
Я полагал, что это имеет известное отношение к теме урока, но мистер
Тэкер, медленным движением положив кожаный кружок на стол, посмотрел на меня
с таким выражением, что я отвернулся, и процедил сквозь зубы:
- Маршалл, да будет тебе известно, что нас не интересуют ни твой отец,
ни любое сделанное им наблюдение, даже если таковое свидетельствует о
глупости его сына. Будь любезен внимательно слушать урок.
Затем он взял кожаный круг и, намочив его, прижал к столу, и никто из
нас не мог его отодрать, кроме Мэгги Муллигэн, которая, дернув с размаху,
оторвала его от стола, доказав, что воздух ни на что не давит.
Отвозя меня домой, она сказала, что я был прав - воздух ни на что не
давит.
- Мне хотелось бы что-нибудь тебе подарить, - сказал я Мэгги, - но у
меня ничего нет.
- А детские журналы у тебя есть? - спросила она.
- У меня под кроватью валяются два, - ответил я с живостью. - Я подарю
их тебе.


ГЛАВА 14
Постепенно костыли сделались частицей моего существа. Руки у меня
развились вне всяких пропорций с остальными частями тела, особенно крепкими
и твердыми стали они под мышками. Костыли мне больше не мешали, и я
передвигался на них совершенно свободно.
При ходьбе я применял различные "стили", которым давал названия
аллюров. Я умел двигаться шагом, рысью, иноходью, галопом. Часто я падал и
сильно расшибался, но постепенно научился при падении принимать такое
положение, чтобы моя "плохая" нога от этого не пострадала. Все свои падения
я разбил на определенные категории и, падая, знал заранее, будет это падение
"удачным" или "неудачным". Если костыли скользили, когда я уже вынес тело
вперед, то я падал на спину, и это был самый "неудачный" тип падения, потому
что моя "плохая" нога подвертывалась и оказывалась подо мной. Это было очень
больно, и, падая таким образом, я, чтобы удержаться от слез, колотил руками
по земле.
Если же скользил только один костыль или я зацеплялся за камень или
корень, то я падал вперед, на руки и никогда не ушибался.
Как бы то ни было, я всегда ходил в синяках, шишках и царапинах, и
каждый вечер заставал меня за лечением ушиба или увечья, полученного в
течение дня.
Но это меня не огорчало. Я воспринимал эти досадные неприятности как
нечто неизбежное и естественное и никогда не связывал их с тем, что я
калека, так как по-прежнему вовсе не считал себя калекой.
Когда я начал ходить в школу, я узнал, что такое смертельная усталость
- постоянная беда всех калек.
Я всегда старался идти напрямик, срезал углы, искал самый короткий
путь. Я шел напролом через колючие кусты, чтобы не сделать нескольких лишних
шагов, обходя их; лез через забор, чтобы избежать небольшого крюка, хотя до
калитки было рукой подать.
Нормальный ребенок тратит свою избыточную энергию на всевозможные
шалости: скачет, прыгает, кружится, идя по улице, подшибает ногой камешки. Я
тоже испытывал эту потребность и, когда шел по дороге, давал себе волю и
делал неуклюжие попытки прыгать и скакать, чтобы таким образом выразить
хорошее настроение. Взрослые, видя эти неловкие усилия излить охватившую
меня радость жизни, усматривали в них нечто глубоко трогательное и
принимались глядеть на меня с таким состраданием, что я тотчас же прекращал
свои прыжки и, лишь когда они исчезали из виду, возвращался в свой
счастливый мир, где не было места их грусти и их боли.
Сам того не замечая, я стал по-новому смотреть на мир. Если раньше я
испытывал естественное уважение к тем мальчикам, которые посвящали чуть ли
не все свое время чтению, то теперь меня стали интересовать только
достижения в области спорта и физических упражнений. Футболисты, боксеры,
велогонщики вызывали у меня гораздо большее восхищение, чем деятели науки и
культуры. Моими лучшими приятелями стали мальчики, слывшие силачами и
задирами. Да и сам я на словах стал обнаруживать самую настоящую
воинственность.
- Вот как дам тебе в глаз, Тэд, после школы, тогда узнаешь!
Я не скупился на угрозы, но избегал приводить их в исполнение. Я не мог
заставить себя ударить первым и лишь отвечал на удар.
Любое насилие было мне глубоко противно. Иногда, увидев, как кто-нибудь
бьет лошадь или собаку, я спешил поскорее укрыться дома, обнять свою собаку
Мэг и прижать ее к себе. И мне становилось легче на душе, потому что с ней
не могло случиться ничего дурного.
Я почти все время думал о животных и птицах. Полет птиц действовал на
меня как музыка. Когда я смотрел на бегущих собак, мне делалось почти больно
- так красивы были их движения, а при виде скачущей галопом лошади меня
бросало в дрожь от волнения, которое я едва ли мог бы объяснить.
Я не понимал тогда, что, преклоняясь перед всяким действием,
воплощавшим силу и ловкость, я как бы возмещал свою собственную
неспособность к такого рода действиям. Я знал лишь, что подобное зрелище
наполняет меня восторгом.
Вместе с Джо Кармайклом мы охотились на кроликов и зайцев; в
сопровождении своры псов мы бродили по зарослям и выгонам, и, когда нам
удавалось поднять зайца и собаки пускались за ним в погоню, мне доставляло
неизъяснимую радость следить за волнообразными скачками кенгуровых собак,
смотреть, как они бегут, пригнув голову к земле, наблюдать великолепный
изгиб шеи и спины, стремительный наклон туловища, когда они настигали
увертливого зайца.
Часто я по вечерам уходил в заросли, чтобы дышать запахами земли и
деревьев. Среди мха и папоротников я становился на колени и прижимался лицом
к земле, впитывая ее аромат.
Я откапывал пальцами корни травы; я ощущал живой глубокий интерес к
строению и составу земли, которую держал в руках, к скрытым в ней тоненьким,
как волоски, корешкам. Она представлялась мне каким-то волшебным чудом, и
мне даже начинало казаться, что голова у меня находится слишком высоко и что
из-за этого я не могу полностью воспринять и оценить траву, полевые цветы,
мох и камни на тропинке, по которой я шел. Мне хотелось, подобно собаке,
бегать, опустив нос к земле, чтобы не упустить ни одного благоухания, чтобы
не осталось незамеченным ни одно из чудес мира - будь то камешек или
растение.
Я любил ползать в папоротниках на краю болота, пролагая туннели среди
подлеска, открывая каждый раз что-то новое, или лежать ничком, прижавшись
лицом к светло-зеленым побегам папоротников, лишь недавно появившимся из
рождающей жизнь ночной темноты и мягко сжатым, словно кулачки младенца.
Какая была в них нежность, сколько доброты и сострадания! Я опускал голову н
касался их щекой.
Но я чувствовал себя стесненным, скованным в своих поисках чудесного
откровения, которое объяснило бы и утолило одолевавший меня голод. И вот я
создал себе мир мечты, в котором я мог вволю бродить и странствовать,
свободный от оков непослушного тела.
После чая, перед тем как наступало время укладываться спать, в той
полной таинственного ожидания темноте, когда лягушки на болоте заводили свою
музыку и первый опоссум выглядывал из дупла, я выходил к калитке и долго
стоял, глядя сквозь жерди на заросли, неподвижно застывшие в ожидании ночи.
Позади них гора Туралла в эти так любимые мной вечера заслоняла восходящую
луну, и ее крутая вершина четко вырисовывалась на фоне светлого неба.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.