read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



воробья, потрепанного непогодой. И новенькая, недавно выданная форма не
нарушает этого сходства.
- Сломался ваш аппарат со всеми крыльями, - сообщает он нам с оттенком
ехидства. - Сломался, так его мать! Испортил всю коммерцию. Еще вчера
сломался - в Пряхине.
- Неплохо работает бандитский телеграф! - смеется Венька, когда мы
отходим от Воробьева. - Значит, правильно нам Клавдия сказала про наши
аэросани, что сломались. И все-таки телеграф этот бандитов не спасет. Нет,
не спасет. Надо только осторожно тянуть нитку...
Мы идем на лыжах в Пряхино.
Начальник наш, невыспавшийся, сердитый, уже в который раз, наверное,
принимается ругать механика около затихших, видимо навсегда затихших,
аэросаней.
А механик только кряхтит и пытается отвинчивать французским ключом
какие-то гайки. Они никак не отвинчиваются. Кожаный его шлем и кожаное
пальто, так восхитившие нас вчера и так украшавшие его, скинуты теперь и
лежат на дне саней. В обыкновенной стеганке механик ничем не отличается от
обыкновенного деревенского мужика.
- Вам легко рассуждать! - наконец огрызается он, глядя в упор на нашего
начальника. - А техника, - вы должны понять, - это темный лес. Ведь сани
эти, нужно учитывать, не русские. Это трофейные, как я думаю, японские
сани. А я, во-первых, не японский, а русский механик. Чистокровно русский.
Микулов - фамилия...
- Да какой ты русский? Нисколько ты не русский, - зло посмеивается
начальник. - Русские механики берутся сейчас, если ты читаешь газеты, всю
Россию до краев перестроить, а ты, я смотрю, уже столько возишься тут.
- А вы сперва вот бандитов уничтожьте! - уже кричит механик. -
Уничтожьте сперва бандитов, а потом перестраивайте Россию. А то вот вы
бандитов еще не можете уничтожить. А сейчас что получается. Вы вот сядете
на подводы и уедете обратно в Дудари. А я по долгу службы тут обязан
остаться, около этих японских, будь они прокляты, аэросаней. А ночью сюда
подойдут бандиты и меня же зарежут. И зарежут из-за вашей же фантазии, что
вы желали с таким форсом прокатиться на иностранном изобретении в такую
даль...
- И правильно сделают, если зарежут, - смеется начальник. - На что ты
нужен, такой... пессимист?
- А я вот брошу сейчас всю эту починку, и что хотите, то и делайте, -
угрожает механик. - Работаешь, себя не щадишь, и еще оскорбляют какими-то
словами...
- А что ж я тебе такого особенного сказал? - смущается и начальник. -
Что обидного-то? Это по-французски, если хочешь знать, означает
всего-навсего очень нервный, невыдержанный, пугливый. Ну, ты такой и есть.
Ты же сам говоришь, что опасаешься. Вот я и пошутил, что ты, выходит,
пессимист...
- Хорошенькие шутки! Ведь тут же действительно даже в дневное время
народ режут. Что я, не знаю, что тут будет, если я один останусь?..
- Да ты не бойся, не робей! - успокаивает механика уже подоспевший сюда
старший милиционер Воробьев. - Ты же не один останешься. Я тоже тут
побуду, пока под ваши сани подадут лошадей.
- А толк-то какой? - не успокаивается механик. - При вас находится
только вот этот револьвер - старинный смит-вессон. Вот если б при вас
пулемет находился, вот тогда бы я сказал: да, это есть представитель
власти. Есть чего бояться.
- Какой бы я ни был, но я с тобой побуду, - незлобиво обещает Воробьев.
И приседает на корточки у передка аэросаней, где механик все еще
откручивает гайку. - Дай-ка я этот болт зажму клещами. Может, она тогда
легче пойдет, эта гайка...
Венька Малышев, еще, кажется, совсем недавно, в Дударях, помогавший
механику налаживать эти аэросани, сейчас как будто и не интересуется вовсе
ни механиком, ни санями. Венька, наверно, и не слышит даже, о чем это
начальник снова разговаривает с механиком и на что опять обижается
механик. Венька ходит один невдалеке у кромки леса, утаптывая рыхлый снег,
покусывает соломинку и, похоже, о чем-то напряженно думает.
Мы ждем подле аэросаней Колю Соловьева и еще трех наших сотрудников,
которые ведут расследование в Мочаеве и Солотопах. Потом мы сядем на
подводы и поедем в Игренево, где начальник предполагает провести
оперативное совещание. А уж позднее, после совещания, двинемся обратно -
на Дудари.



13
Из Дударей мы выехали морозной зимой, а возвращались в ростепель, в
предвесеннюю распутицу, когда обыкновенные, деревенские сани-розвальни то
ровно повизгивают железными полозьями, вдавливая мокрый снег, то вдруг
заскрежещут-заскрежещут, наскочив на голый булыжник, вытаявший из-под
снега.
Всю жизнь - по сю пору - смена времен года наполняет меня не только
радостью, но и неясной тревогой по поводу каких-то неоконченных дел,
которые надо было закончить еще вчера, еще в начале зимы. И вот уже
наступает весна, вот уже завтра стает весь снег, проклюнутся набухшие
почки на деревьях, зазеленеет земля. А чего-то важного я так и не сделал:
не отослал деньги матери, не дочитал каких-то книг, не отдал в починку
сапоги, не осуществил серьезных замыслов.
Хотя ясных замыслов еще не было у меня в ранней юности. Из-за этого я и
сокрушался в ту пору. Мне казалось, что я живу как растет трава. Вокруг
меня люди совершают что-то продуманное заранее, добиваются чего-то изо
всех сил. А чего я добиваюсь?
Я вот даже в Воеводском углу ничего толкового не сделал. Даже не
попытался сделать. Я только ходил за Венькой, как свидетель или вроде его
охраны. Но он и без охраны бы обошелся.
Венька лежал рядом со мной в санях-розвальнях на соломе, прислонившись
головой к валенкам возницы, стоявшего на коленях в передке саней и
потряхивавшего вожжами над мохнатой лошаденкой.
Потом у возницы, должно быть, затекли ноги. Он сел на перекладину,
потревожив Веньку, и спросил:
- А закурить у вас, товарищи комиссары, не найдется?
- Не найдется, - сказал Венька.
- Плохо, - вздохнул возница. - Плохие вы, стало быть, комиссары, коли у
вас и табаку даже нету.
- А еще чего, ты считаешь, у нас нету? - улыбнулся Венька.
- А я больше с вас ничего не спрашиваю, - сказал возница. - Какое мое
дело с вас спрашивать? Велели мне вас отвезти в город, я отвожу. Говорят:
"Отвези комиссаров, кои тут жиганов искали". И другим мужикам дали такой
приказ - отвезти. А коли не было бы приказа, мы бы сейчас дрова возили. Но
наше дело такое - слушать, чего говорят. А вы что, жиганов-то разве не
нашли?
- Не нашли.
- Ну где ж их, однако, найдешь! Ведь они, поди-ка, в лесу. А в лес-то,
однако, и комиссарам страшно удаляться. Ладно еще, господь милостив, вас
самих не затронули. А то могли бы и вы жизни решиться. А жизнь-то, она,
поди-ка, каждому дорога. Особливо коли получаешь хорошее жалованье. И
паек. Казенные харчи, они скусные...
Возница явно смеялся над нами. Потом он стал рассказывать, как
зверствуют бандиты. И опять спросил:
- Значит, выходит, товарищи комиссары, вы, примерно, как на осмотр
ездили? На осмотр населения? А Воронцова, стало быть, самого Константина,
вам повидать не привелось?
- Не привелось, - сказал Венька.
- А ты сам-то, отец, видал ли Воронцова? - спросил я.
- Где же, в каком месте я его повидаю? - нахмурился возница. - Мне ведь
жалованье не выписывают, чтобы его ловить...
- Ты нашему жалованью не завидуй, - уже начал сердиться я. - И харчами
не кори. У вас в деревне харчей сейчас больше, чем в городе. Вы даже
снабжаете...
Я хотел сказать - бандитов. Но Венька взял меня за руку.
- Давай, отец, условимся вот как, - предложил Венька вознице. - Я
запишу твою фамилию и адрес, где ты живешь. Как поймаем Воронцова, я
напишу тебе открытку. Приезжай поглядеть на него...
- Надеетесь все-таки словить?
- А как же? Иначе, правда, не стоило бы возить нас в рабочее время.
Лучше уж возить, как ты говоришь, дрова...
Венька разговаривал с возницей весело, по-мальчишески боевито. Но когда
в Дударях мы пришли в баню и разделись, он словно постарел.
Повязка его так прилипла к незажившему плечу, что мы ее, даже намочив
горячей водой, с трудом отодрали. И плечо вспухло. А лицо у Веньки
сделалось черным.
Париться он не стал. Только слегка помылся, выстирал бинт, накинув на
спину полотенце, подождал в предбаннике, пока я попарюсь и перевяжу ему
плечо.
- Попарься за двоих, - пошутил он. - Жалко, пропадает такой мировой
пар.
Из бани мы пошли искать Полякова, чтобы сделать перевязку
по-настоящему. Но Полякова не было.
По дороге мы узнали, что сегодня городское комсомольское собрание и на
повестке дня очень важный вопрос.
- Пойдем на собрание, - предложил Венька. - А потом опять поищем
Полякова. Мне не хочется пропускать собрание. Интересно, ребят встретим...
- Вот видишь, не надо было тебе ездить сейчас в Воеводский угол, -



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.