read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- А почему тебя Витей назвали? -- вопросом на вопрос ответил я.
-- Чтоб с другими не перепутали, -- после некоторых раздумий сообщил
он.
-- Ну вот ты сам и ответил на свой вопрос, -- не отрываясь от пионеров,
сказал я.
-- А где роман-то? -- оторопел Витек, заглянув внутрь и переворошив
чистые страницы.
-- А зачем тебе роман? Ты почитать хочешь?
-- Отнюдь.
-- И они читать не хотят. Так что не волнуйся!
Витек слопал банку свиной тушенки, закусив ее батоном белого хлеба,
выпил чайник кипятку, посидел у телевизора, дождался окончания передач и
снова ушел спать. А я, взбодрив себя глотком "амораловки", работал до тех
пор, пока не поставил окончательную точку в том месте, где Горби со
свежеповязанным вокруг шеи алым галстуком рассказывает затаившим дыхание
пионерам-кировцам о своем колхозном детстве. Такой встречи, конечно, не
было, но меня попросили...
Я уже укладывался спать, когда -- в половине второго ночи -- зазвонил
телефон.
-- Спишь? -- спросил Жгутович.
-- Почти... Чего нужно?
-- У тебя точно "амораловки" не осталось?
-- Точно.
-- Жаль... жена просто извелась. Жалко смотреть. Все-таки не чужие.
-- А ты без "амораловки" уже не можешь?
-- Это мысль! Надо попробовать...
-- А что ж ты про Витька не спрашиваешь?
-- А ты разве не передумал?
-- С чего это! Наоборот.
-- Ну и как там наш Витек?
-- Нормально. Все идет согласно графику.
-- Да слышал уже. Все только и говорят, как ты с каким-то ряженым в ЦДЛ
приходил, -- уныло признался Стас.
-- Цель оправдывает средства.
-- Я думаю, эта цель тебе не по средствам. Ты все равно не выиграешь.
-- История нас рассудит, -- отозвался я, с надеждой посмотрев на папки,
которые переложил на подоконник, освобождая диван для сна.
-- А у тебя ванна новая?
-- Не очень.
-- Плохо. Я брезгливый.
-- Я тоже...
-- А ты можешь себе представить, оказывается, декабристы были все
поголовно масонами. Может, они поэтому и разбудили Герцена? Кстати, прости,
что я тебя разбудил!
-- Ничего...
-- Да что там декабристы! Пушкин оттуда же... Знаешь, даже Кутузов был
масоном!
-- А Суворов?
-- Суворов вроде нет. По крайней мере, в энциклопедии об этом ничего не
сказано. А о Кутузове есть. Вот послушай: "При посвящении в седьмую степень
шведского масонства он получил орденское имя "Зеленеющий лавр" и девиз
"Победами себя прославить"..."
-- А ты какое масонское прозвище хотел бы получить? -- спросил я.
-- Издеваешься?
-- Нисколько! Я бы тебя назвал "Звонящий по телефону, когда все
нормальные люди уже спят"... Спокойной ночи!
После этого дурацкого звонка я долго не мог уснуть, ворочался, вставал
пить воду, а потом как провалился... И мне приснилась Анка. Она сидела над
Витькиным романом и запоем читала его, то хохоча, то плача, а то
сладострастно оглаживая свою нежно напрягшуюся грудь, точно ей попадались
какие-то жутко эротические места. Прочитанные страницы она разбрасывала
вокруг, и пол в незнакомой комнате был устлан чистыми, белыми, как полевой
снег, листами...


11. КАК ПОССОРИЛИСЬ ИВАН ИВАНОВИЧ С ИВАНОМ ДАВИДОВИЧЕМ
Утром, уже довольно поздно, я растолкал Витька:
-- Вставай, вредитель!
-- Почему вредитель?
-- Потому что много спать вредно... Надо идти!
-- Куда?
-- За зипунами.
-- За какими еще, на хрен, зипунами?
-- В школе надо было учиться, а не собак гонять!
-- Если б я в школе учился, разве с тобой связался бы?
-- Вставай! И запомни: за зипунами Стенька Разин ходил в Персию, где и
добыл себе персидскую княжну, которую потом утопил...
-- Как Герасим -- Муму? -- оживился Витек.
-- Примерно, -- удивленно кивнул я: такая аналогия мне в голову никогда
не приходила.
-- А что на завтрак?
-- Ничего.
-- Как это -- ничего?
-- А вот так: денег нет. Поэтому пойдем за зипунами...
Витек оделся. Я еще раз с удовольствием оглядел его вызывающе народный
облик, взял одну из папок и сунул ему под мышку, но, поразмыслив, отобрал:
было в этом что-то противоестественное. Потом я усадил Витька за стол, дал
ручку и чистый лист бумаги:
-- Пиши! В секретариат правления Союза писателей. Заявление. Прошу
выдать мне материальную помощь в связи с работой над новым романом. Поставь
крестик.
-- Что?
-- Распишись!
-- Обожди, "секретариат" как пишется?
-- Через "е".
-- Везде?
-- Дай сюда! -- Я отобрал у него бумажку: автор гениального романа,
делающий ошибки в каждом слове, в мои планы не входил.
Я отстучал заявление на машинке и заставил Витька расписаться.
-- Неужели дадут? -- засомневался он.
-- Если правильно попросить -- обязательно дадут. Что такое социализм?
Гигантская касса взаимопомощи. На этом и сгорим...
Я сунул на всякий случай в портфель три папки, и мы пошли за зипунами.
Возле правления Союза писателей, расположенного в старинном особняке с
осыпающимся фронтоном и табличкой "Дом охраняется государством", было
оживленно: подъезжали и отъезжали черные "Волги", литераторы поодиночке и
целыми группами входили и выходили, хлопая большой дубовой дверью. Я
пристроил Витька на лавочке возле памятника Льву Толстому, который сидел в
своем бронзовом кресле немым мемориальным укором этой муравьиной
литературной жизни. Хотя муравьи всегда что-нибудь тащат в свою родную кучу,
а писатели, наоборот, всегда норовят что-нибудь уволочь из правления.
-- Никуда не уходи! -- приказал я. -- Крути "рубик". Если будут
привязываться с разговорами, что отвечать -- знаешь.
-- Ищу культурный код эпохи?
-- Молодец!
Намерения мои были просты, как голодное урчание в желудке: получить на
имя молодого талантливого Акашина материальную помощь (на свое имя я уже два
раза получал) и вызволить "командирские" часы: если не сделать этого в
течение суток, то в следующий раз по неписаному ресторанному закону не то
что часы -- золотой самородок под залог у меня не примут.
В приемной Николая Николаевича Горынина под надзором хмурой секретарши
Марии Павловны (она, говорят, работала с ним еще на мебельной фабрике)
толкалось человек пятнадцать писателей. По выражению лиц можно было сразу
определить, какая потребность привела каждого из них сюда. Улыбчивая
нервозность означала, что речь пойдет, как и в моем случае, о материальной
помощи на творческий период. Если же на физиономии застыло плаксивое
недоумение, то литератор прибежал жаловаться на хамство издателей. Строгая
озабоченность -- верный признак того, что писателю срочно понадобился
автомобиль и он хочет попасть в список на приобретение машины вне очереди.
Мрачная обреченность означает одно: человек решил просить квартиру и уже
подготовил прочувствованный монолог о том, что писать полновесные
художественные произведения в одной комнате с орущим младенцем или
парализованным родителем просто невозможно. Я заранее знал ответ Горынина,
выслушивавшего по десятку таких монологов за день. Он ответит, что Ленин
писал свои бессмертные произведения на пеньке возле шалаша и не жаловался...
Однажды, когда в пору наших с Анкой отношений я на правах будущего зятя
распивал с Николаем Николаевичем на даче бутылочку, он объяснил: "Все
просят... Но знаешь, кому дают?" -- "Кому?" -- "А тому, кто так просит,
словно маму перед смертью кличет. Понимаешь? Большой талант нужен! Иной раз
знаю ведь, что дурочку валяет, а ничего не могу поделать -- сердце от
жалости жмет..."
По моим наблюдениям, первенство в этом деле держал поэт с редкой
фамилией Шерстяной, получивший таким вымогательским способом уже две
комсомольские премии и одну государственную, поменявший, улучшаясь, три
квартиры, каждый год бравший новенькую машину, а свою, еще не тронутую даже
коррозией "старенькую", учитывая тогдашний автомобильный дефицит,
продававший с большой выгодой. У него было совершенно особое выражение лица,
точно его посадили на кол, но ему неимоверным усилием удалось выдрать кол из
земли, и вот в таком недоказненном, я бы даже сказал, насаженном виде он и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.