read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ты хочешь, чтобы обвинили тебя или Элия? Вер отрицательно покачал головой:
- Но я не хочу, чтобы на Икела валили то, что он не совершал.
- Это обвинение с Икела потом снимут. Когда мы установим настоящего убийцу.
Он так уверен, что откроет тайну и найдет ответ. Но с некоторых пор Веру стало казаться, что ни на один вопрос нельзя найти ответа. Ответов просто нет. Все - тайна. Весь мир и каждый человек. Как "Нереида".
Сердце Вера забилось, зовя неведомо куда.
- Что тебе известно о специальной когорте "Нереида"? - задал свой вопрос Вер.
- Это имеет отношение к нашему расследованию? - насторожился Проб.
- Это имеет отношение к тебе. Твой отец служил в этой когорте и погиб.
Вместе с ним служили брат Элия Тиберий и младший брат императора Руфи на. И еще моя мать - Юния Вер. Все они погибли в один и тот же день. Родным не выслали посмертных масок. А их трибун Корнелий Икел цел и невредим.
Проб нахмурился. Его изощренный мозг пытался с ходу решить предложенную задачу и не мог. Привыкший сплетать немыслимые узоры из обрывочных фактов, Проб попытался связать вместе все эти имена, найти объяснение, но ничего не получалось. Нитей не было как таковых. Была одна загадка, голая, как яйцо. Загадочное яйцо перекатывалось в мозгу Марка Проба. Ниточку, хоть малейшею ниточку, клочок... Проб почти умоляюще взглянул на Вера. Тот понял его взгляд, но лишь пожал плечами - у него самого не было ответа. Но кое-что он все же узнал. Марк Проб тоже не получил посмертной маски погибшего в "Нереиде" отца.

Глава 3

Третий день ожидания игр в Антиохии

"Сообщение об убийстве Цезаря повергло Рим в шок",

"Никто не может объяснить, в чем загадка побед Чингисхана. Варвары с легкостью сметают с карты мира целые царства. Второй консул выразил беспокойство в связи с передвижением войск в непосредственной близости с границами Готского царства - союзника Рима".
"Акта диурна", 17-й день до Календ августа
Было еще темно, но предрассветный ветер, на мгновение принесший прохладу, шелестел листвой деревьев в перистиле. Значит, день все-таки наступит. И зеленый свет сменится оранжевым. Плохо... Руфин и сам не знал, что плохо. Яркий, слепящий свет, волна духоты или вообще жизнь. Нестерпимая боль в висках мешала думать. Руфину казалось, что еще немного и голова его лопнет. Но это его не пугало. Тогда можно будет просто сидеть и смотреть на картину. Мысли мешались, Руфин не мог уследить за ними. Только мысль о картине зацепилась прочно. Она вклинивалась в каждую крошечную, пустячную мыслишку, как огромный паук, высасывала смысл из каждой фразы, оставляя шелуху. Она пыталась вместить все мысли в одну, как Рим вмещает в себя весь мир.
Вернулся Марк Проб. Его голос звучал откуда-то издалека. И сам центурион сейчас где-то на другом конце Рима. Но Руфин почему-то видит его крошечное личико с кровавым разрезом рта, слышит голос... Голос вигила столь пронзителен, что Августу хочется зажать уши. О чем говорит Проб? Элия нет в Риме?
Кто-то другой убил Цезаря? Разве это имеет значение? Александр мертв - вот единственная значимая величина... все остальное - прах...
"Убрать Элия... Надо убрать Элия..." - прозвучал в мозгу Руфина голос префекта претория. И сам префект неожиданно выскочил в перистиль, сделал неприличный жест и исчез.
О боги! Руфин дал согласие на убийство. Он пожертвовал Элием ради Цезаря.
Но Элий ускользнул, а его дорогой мальчик погиб. Боги посмеялись над Руфином. Посмеялись над человеком, который осмелился желать, не зная, как осуществить желание. Руфин боялся думать дальше. Мертвенным воздухом Аида пахнуло в лицо. Воздух Аида зелен. Там все краски мертвенно-зеленого оттенка. И только живая кровь имеет цвет драгоценного пурпура. Но все равно картину не сохранить. Она распадается. Пурпур сливается с зеленью и превращается в серый. Преступление всегда имеет серый оттенок. Цезаря убил Корнелий Икел. Он просил голову Элия. Руфин дал согласие. Но Корнелий Икел решил присоединить голову Цезаря к голове сенатора. Центурион Проб что-то еще болтает о носилках, машине, ритуале, мечах... пусть он замолчит! Пусть немедленно замолчит! Это же невыносимо...
Руфин сдавил пальцами виски. Голова разрывалась от боли. Сейчас она лопнет,
и все окрасится драгоценным пурпуром. Весь мир.
Элий мчался по серпантину, рискуя каждую минуту слететь с дороги. Он вообще плохо водил машину, а сейчас управлял ею каким-то чудом. Вернее, казалось, что машина управляет собою сама - тормозит где надо и сама, умненькая, набирает скорость. Огни фар то и дело выхватывали белые столбики ограждения, стволы деревьев, крутые склоны.
Очутившись в долине Пада, Элий вздохнул с облегчением. Мимо проплыл указатель на Медиолан, а затем - на Кремону. И тут он сбился с дороги. Наверное, он на минуту заснул за рулем и пропустил нужный поворот. Он пытался определить дорогу по карте, повернул назад и окончательно заплутал. Вновь свернул... И тут заметил странный блик на ветровом стекле. Мгновенная, едва приметная вспышка... Негладиатор не обратил бы на нее внимание. Но Элий сразу понял, в чем дело - произошло мгновенное изменение ауры. Его вело чье-то исполненное желание. Чье желание? И куда? Если неведомый враг или друг противится встрече с Макцием Пробом, значит, Элий никогда не попадет в Кремону. Но Элий не привык сдаваться. Он остановил машину у обочины и стал ждать. Наверняка чье-нибудь авто затормозит, и тогда он узнает дорогу. Так и вышло. Остановились сразу двое. Объяснили все подробно, нарисовали на карте маршрут. Он проскочил Кремону, надо было поворачивать назад.
С Альп сползла грозовая туча и разразилась кратким ливнем. Элий сбросил скорость. Машина едва плелась.
На рассвете, полностью обессиленный, он остановился возле бензоколонки, будто чужой голос отчетливо шепнул на ухо: "Здесь". И Элий свернул с дороги.
Заправил машину. Но ехать дальше не мог. Он чувствовал, что у него жар. С каждой минутой ему становилось хуже. Он зашел в маленькую таверну и уселся на отрытой террасе под полосатым тентом. Прозрачный воздух пьянил. Окружающий пейзаж казался неправдоподобным в своей красоте. Мир был чудовищно прекрасен. Зелень, отмытая дождем, сверкала. Мысли в голове путались. Элий подумал, что может отсюда позвонить сенатору Пробу. Подошел к автомату, стал набирать номер и забыл его на половине. Вспомнил какой-то другой, набрал... тот был занят. Он даже не знал, кому звонит. Швырнул трубку. Он постоянно думал о Марции. Но думал вот так - "Марция". И все... Продолжить не мог. Потому что дальше пульсировала одна боль. Он взял в таверне чашку кофе, но смог сделать лишь пару глотков - его замутило.
И тут он увидел Марцию...
Раскаленная игла впилась в сердце. Несколько минут он сидел неподвижно.
Марция расположилась за столиком напротив и пила через трубочку сок из высокого кубка. На ней была голубая накидка. Широкополая шляпа отбрасывала густую тень на ее лицо. Элий подумал, что заснул и видит любимую во сне. Он поднялся и шагнул к ее столику. Марция откинула голову и смотрела на него с недоумением и брезгливостью. Элий не сразу понял, что Марция его просто не узнает. Выглядел он ужасно - глаза запали, щеки небриты, волосы спутаны, туника вся в бурых пятнах.
Он походил на бродягу. Она же, несмотря на бледность и голубые тени под глазами, была необыкновенно хороша.
- Марция... - его голос хрипел, как испорченный электрофон.
- Элий...
Он протянул руки, хотел обнять. Она отпрянула.
- Что ты здесь делаешь? - В ее голосе не было радости - одно раздражение и испуг. Он не ожидал этого и растерялся.
- Ищу тебя... - он бессильно уронил руки. - Не знал, где ты... нашел... прости.. случайно... - он окончательно сбился и умолк.
- Жаль, что мы встретились, - сказала она сухо. - Я хотела тебе написать.
После того как стану недостижима.
Он не понимал, о чем она говорит. Он и своих-то. слов не понимал. Кровь пульсировала в висках. Рот пересох, губы запеклись. Она подтолкнула в его сторону кубок. Он послушно выпил остатки сока, но не почувствовал вкуса.
- Поехали на побережье... там можно спрятаться...- предложил он, сам толком не зная, от кого собирается прятаться - от гениев или от людей.- Тебе надо отдохнуть... бедная...
От этого слова она передернулась, будто от удара. Она терпеть не могла, когда ее жалели. Он забыл об этом. Теперь запоздало вспомнил. Принялся извиняться, но она резко оборвала его:
- Элий, я уезжаю из Рима. Сейчас. Навсегда. Я не могу больше здесь оставаться.
- Не оставляй меня...- Он вновь потянулся обнять ее, собираясь защитить от всех бед на свете, но она выставила вперед руки, отстраняясь. И он замер, будто натолкнулся на непреодолимую преграду. Ему казалось, что его мучают не собственные раны, а боль Марции. Вся ее боль перешла к нему. Она не страдала - он это видел ясно.
- Можешь поехать со мной? - спросила она. Он поразился - как спокойно звучит ее голос. - В Новую Атлантиду. Навсегда.
Наконец до него дошло, что она требует.
- Уехать из Рима? Марция, ты с ума сошла... Это же Рим...
- Ну и что? Я уезжаю. Я так решила. И ты решай. Или ты едешь сейчас со мной, или мы расстаемся навсегда.
В его воспаленном мозгу вновь всплыла мысль о сне, кошмаре. Элий наконец осмелился дотронуться до ее плеча. Ощутил прохладу кожи сквозь ткань - его собственная ладонь горела. Нет, это не сон. Он попытался заглянуть ей в глаза. Она отвернулась.
- Надо выбрать между тобой и Римом?
- Я не могу здесь оставаться. - Она поднялась.
Таксомотор уже подплывал к дверям таверны. Смуглый шофер за рулем. Служанка на заднем сиденье. Дорога волновалась как море. Плыла, убегала. Жар накатывал волнами, сменяясь ознобом.
- А я не могу уехать... - произнес он тихо, как приговор.
Она будто только и дожидалась этого ответа.
- Ты сам выбрал, - сказала она почти радостно.
- Какая странная встреча... Я ехал неведомо куда, и вдруг ты рядом... чудо...
Он не верил, что чудо может завершиться нелепой разлукой.
- Никакого чуда нет. Всего лишь мое желание. Помнишь? "Не расстаться не простившись". Вот мы и простились. Тебе надо отдохнуть. Ты ужасно выглядишь... - она коснулась его волос на прощанье. Он подался вперед. Она отпрянула.
В следующее мгновение она уже сбегала по ступеням террасы. Он видел, как отъезжает машина. Служанка обернулась и посмотрела на него. Марция так и не оглянулась.
В одном из лучших ресторанов Карфагена, в погруженном в таинственный полумрак зале, возлежал за столом человек в ослепительно белой тоге и медленно жевал, смакуя салат из креветок. Перед ним стоял золотой бокал с фалернским вином. Человек был необычайно красив - его густые черные волосы лежали локон к локону, как будто с утра над ними трудился расторопный цирюльник. Несмотря на кажущуюся беспечность, человек нервничал, то и дело поглядывая на огромную стеклянную дверь. Как будто ожидал кого-то. И дождался.
Хотя дверь не отворялась, но в зале, в этот полуденный час почти пустом, появился второй посетитель, точно в такой же ослепительной тоге, и занял ложе напротив обедающего. Красавчик сделался белее мраморной столешницы, с его вилки соскользнул ком салата и шлепнулся на пол.
- Приветствую тебя, гений Объединения кухонного персонала города Рима, - сказал новый посетитель, такой же темнокудрый и молодой, как и возлежащий напротив него.
- Пр-риветствую... тебя, гений Империи...- пробормотал тот, пытаясь подцепить новую порцию салата.
- Я бы на твоем месте заказал паштет, - улыбнулся покровитель Империи. - В этом заведении знают толк в паштетах. Поверь, за долгие столетия можно узнать,
на что способны люди. Во всяком случае, иногда у них получается отменный паштет.
- Да, я уже... заказал...
- Тогда у нас есть время, чтобы обсудить один небольшой, но весьма щекотливый вопрос. И мне кажется, что ты можешь мне помочь, - с наигранным безразличием говорил гений Империи.
- Я к твоим услугам... богоравный... Гений империи вновь улыбнулся - несмотря на преклонный возраст, он был не чужд лести.
- Ты прекрасно знаешь о заговоре гениев. Повсюду я натыкаюсь на его многочисленные нити. Но во всей этой искусной сети не могу отыскать одного-единственного связующего звена.
- Да, звена недостает... - промямлил гений кухонных работников.
- Гении хотели, чтобы пророчество Летиции Кар, обращенное в прошлое, сбылось. Они пытались убить ее, и не один раз. Пусть так. Я понимаю, что жизнь какой-то девчонки в битве за целый мир не имеет значения. Но дело в другом. Когда этот мир рухнет, вместе с ним исчезнут все боги и все гении. Зачем и кому понадобилось это групповое самоуничтожение? Почему гении хотят уничтожить себя? Ну?
- Я лично не хочу умирать и был против... - пролепетал гений кухни, ножей и вилок. - Я даже хотел предупредить тебя, клянусь водами Стикса!
- Клянись, клянись, скоро мы все будем в них купаться. Потому что вряд ли нас с тобою Харон повезет на другую сторону, даже если мы подарим ему по золотому.
- Неужели мы можем умереть? - изумился гений кухонных работников.
- Именно. Ты погаснешь, как огонь в печи этого ресторана.
Кухонный гений издал утробный звук.
- Но ты можешь спастись, если поможешь мне.
- Я... я согласен.
- Кто стоит во главе заговора?
- Гений Вера и Гений Элия. Гюн и Гэл, как называют их люди. Гении гладиаторов. В подвале Макрина желание для них заклеймил один покойный гладиатор по имени Хлор. Может, ты помнишь такого? "Этот мир должен превратиться в мир гениев", - вот что они заказали.
- Так и будет когда-нибудь, - кивнул гений Империи. - И не стоит ради этого все отправлять в Тартар. А как на счет самоуничтожения? Гении не умеют создавать новые миры.
- Они разрушат старый и создадут на его месте новый... В основе любого мира лежит душа. Душа человека, бога, гения, не важно... Души гениев не подходят - они слишком стары. Так же, как и боги. Души людей гениям кажутся примитивными. Поэтому... Они решили взять душу полугения-получеловека. Новую, молодую душу.
- Душу Летиции? Выходит, ты знаешь?..
- Что она - твоя дочь? Ну вроде как знаю.
- Откуда?! - Гений Империи застонал, утратив на мгновение самообладание.
- Важные секреты всегда узнают на кухне.
- Значит, ее пророчество разрушит наш мир, а ее душа создаст новый?
Ржавчина с копья Ахилла? <Ржавчина с копья Ахилла лечила раны, которые наносило копье. 389 - Весь список! Помилуй, доминус. И десять человек не смогут съесть!>
- Когда она умрет, все и начнется. Нечто вроде жертвоприношения...
Гений кухонных работников прикусил губу, испугавшись того, что только что сказал. Он выдал Гюна и Гэла. Гений Объединения кухонного персонала всегда недолюбливал этих двоих. Но, к несчастью, гений Империи вряд ли успеет им помешать. Колесо Фортуны вращалось с невероятной скоростью. Все менялось каждую секунду. Остановить безумное вращение было уже никому не под силу...
Гений Империи сидел несколько секунд неподвижно, потом подцепил на вилку шмоток салата, медленно прожевал, восхищенно приподнял брови и одобрительно похлопал гения кухни по плечу.
- Благодарю тебя, гений кухни, ты всегда был очаровательным существом. Знал свое дело - что само по себе замечательно. И ведал не так уж мало. Недаром твои собратья решили тебя прикончить.
И гений Империи исчез, оставив в воздухе слепящий платиновый след, который спустя мгновение растаял.
- Официант! - срывающимся голосом выкрикнул гений кухонных работников.
Юноша в белой тунике и в венке из свежих роз тут же возник возле его стола.
- Немедленно весь список блюд. Сейчас же! - потребовал красавец гений, стуча серебряной вилкой по золотому кубку.
Официант едва не уронил бутылку с вином.
- Все блюда, какие только есть на кухне, - не терпящим возражений тоном приказал гений кухонных работников. - Мне кажется, что сегодня я ем в последний раз.
Элий вернулся на виллу к Кассию после полудня. Он не помнил, как приехал. Может, кто-то довез его? Ему казалось, что да... механик с колонки вызвался отвезти его обратно. Часть дороги Элий спал или бредил и очнулся, сидя на ступенях террасы. Кажется, он видел Марцию. Он даже говорил с нею... И - о, боги! - он отказался от нее.
Да, точно. Она заставила его выбирать. Чтобы всякий раз, вспоминая, он упрекал себя - не ее. Он не знал, за что она ему мстила. За то, что всегда он хотел невозможного? Или за то, что он был таков, каким был?..
Появился Кассий, дал ему выпить горсть таблеток, как будто таблетки могли помочь. Элий заснул, сидя на ступенях террасы. Во сне он вновь разговаривал с Марцией - она задавала ему какие-то дурацкие загадки, и он не мог ни одной решить. Тогда она превращалась в сфинкса и говорила: "Я тебя съем!" И хохотала, открывая огромный зубастый рот, но даже в столь безобразном виде она была прекрасна.
Во второй раз он проснулся у себя в комнате. Элий долго смотрел, как солнце, пробиваясь сквозь густую зелень, скользит по стене. Он помнил, что в его комнату солнце заглядывает к вечеру; Значит, уже вечер. Летиция дремала в кресле. И солнечный луч медленно подбирался к ее склоненному лицу.
- Сколько часов я спал?
Летиция вскочила и затрясла головой, смеясь. Счастливая, она умела смеяться.
- Тебе лучше, да? Сердце не болит?
Элий ощупал грудь. Сердце почему-то не болело. Его просто не было.
Летиция убежала.
Опять так же легко, невесомо, будто ветерок ее нес, а не резвые ноги. Хорошо быть легкой, как воздух. Элий взял со стола кубок с водой. Вода горчила. Вода из чистейших родников горчила. Это не к добру. Все не к добру. И боги не всемогущи. И Космический разум, управляющий Вселенной, вел мир не к добру и не добр был к каждому отдельному человеку. Космический разум уступает злу, болезни и пороку.
Он уступает каждого из нас по очереди, как фигуры в неведомой игре. А мы сражаемся за него. Преторианцы загадочного императора, которого никогда не увидим на поле боя. Почему он не придет? Может быть, потому, что рядом с ним мы утратим свою значимость? Пли человеческий глаз не способен его узреть, как человеческий разум не в силах понять? И только боги порой разговаривают с ним.
Сейчас Элий мог думать либо о бесконечности, либо о мелочах. Думать о Марции он не мог. Если бы Элий по-прежнему был гладиатором, он бы вышел на арену и бился, чтобы подарить ей кусочек счастья. Но сейчас он сражается на другой арене. Но он все равно будет драться. До конца.
На террасе послышалось шлепанье ног - тяжелое - Кассия и легкое почти неслышное - Летти. Хорошо, что она здесь. Когда она рядом, легче.
Кассий завладел его рукой и пощупал пульс, потом долго водил стетоскопом по груди и наконец облегченно выдохнул:
- Все как будто в норме. - И тут же стал упрекать: - Ты выходил из "тени"!
Но я же запретил! Ты не понимаешь, что это значит! Куда тебя понесло, скажи на милость?!
- Я виделся с Марцией.
- Что? - Кассий решил, что Элий бредит. - Где виделся? Когда?
- Утром. На дороге. Она уехала из Рима. Навсегда. Я ее бросил.
- Что за чушь. Ты бросил ее?
- Да. Она сказала - выбирай. Я уезжаю. Уезжай со мной. Или оставайся. Но без меня. Я остался. Она хотела, чтобы я остался. И чтобы я выбрал. Не она. Так больнее. Это ее немного утешит. Я рад.
Кассий ничего не понимал в этом полубреду. Его поражало, как легко Элий говорит о своей потере. Но то была обманчивая легкость. Боль и легкость - эти два чувства Элий испытывал одновременно. Состояние ни с чем не сравнимое. Души нет. Прошлого нет. Марция потеряна - он помнил об этом каждую секунду. Почему бы после этого не шагать над пропастью, оттолкнув от себя землю? У него кружилась голова. Но он не должен упасть. Надо перейти на другую сторону и начать жить новой жизнью, не похожей на прежнюю.
- Немедленно уезжаем, - сказал медик. - Хотя скорее всего уже поздно и гении устроили нам ловушку. У тебя есть полчаса на сборы. - Кассий пытался скрыть свою досаду, но у него плохо получалось, и он не удержался от упрека: - Мать Летти поручила охранять мне девочку. Я дал слово, что буду заботиться только о ней. И тут же его нарушил. И решил помочь еще и тебе. И вот я наказан за свою самонадеянность.
- Не ругай его, - вмешалась Летти, со смелостью истинно ребячьей, когда любимица уверена, что старшие ни за что ее не накажут, а приятеля-проказника могут высечь за ничтожную провинность. - Он не виноват.
- Не сочти это за попытку оправдаться или за самонадеянность, но я могу спасти Легацию... - Элий протянул девочке руку. - Иди сюда...
В его жесте не было ни тепла, ни нежности - чисто механическое движение. Но Петиция не заметила этого и присела на кровать. Слишком близко. И это не укрылось от глаз Кассия Лентула. Но он уже ничего не понимал в происходящем.
- Петиция, что ты делала перед тем, как попала в аварию? Ты помнишь?
Она нахмурилась, закусила губу, потом приложила палец ко лбу. Она старалась изо всех сил, как прилежная ученица.
- Я что-то написала в книге... в книге... Какой-то учебник по истории Рима... кажется, так. Гений Империи тоже говорил о книге.
"Предсказание должно исполниться!" - всплыла в сознании Элия фраза, подслушанная в мозгу Гэла.
Значит, в книге написано предсказание. Но где она, это проклятая книга, ради которой гении готовы убивать? У матери Легации? В библиотеке? Думай, Элий, ты и так потерял слишком много времени! Не вздумай вновь ошибиться! И вдруг его осенило.
- А где ты попала в аварию?
- Мама говорила, что меня сбила машина недалеко от виллы Фабии, моей бабушки. Я там отдыхала этим летом.
Элию не верилось, что решение наконец нашлось.
- Тогда и книга там. Мы должны туда ехать! Легация в ужасе отпрянула:
- Но там меня обязательно найдут и казнят.
- Тебя никто не казнит, если ты уничтожишь надпись!
Она верила и не верила ему. Неужели так просто спастись? Стереть надпись - и преступления не будет? И приговора тоже? Ее лицо исказилось, она смеялась и плакала одновременно: надежда вернулась так неожиданно. А она уже почти смирилась и приготовилась к смерти и... Спасение! Да, да, она поедет, она сделает все, как велит Элий! Элий спасет ее! Она знала это с самого начала. Летти чмокнула его в щеку, потом в губы и опять в щеку. Она будет жить! Он подарит ей жизнь! Она едва не прыгала от счастья. Элий взял ее за руку.
- Хорошо, что ты со мной, Летти.
- Марция оставила тебя из-за... меня? - Летти льстила себе надеждой, что могла оказаться разлучницей.
Элий отрицательно покачал головой. Марция ничего не делала из-за других.
Ему не было больше места в Риме. Ему вообще нигде не было места. Он обречен и приговорен. Он мог служить императору, а закончит свою жизнь на плахе. Не важно теперь, что его награждали венками и удостаивали почестей. И что он участвовал в триумфе Руфина после победы в Третьей Северной войне. Его семья будет опозорена. Цензоры навсегда внесут его имя в черный список. Никто из рода Икелов не сможет исполнять желания. Даже если ребенок в их роду заболеет и будет находиться при смерти, гладиаторы изыщут благовидный предлог, чтобы отказать в выдаче клейма. Гений смерти отныне станет опекуном рода Икелов. Префект претория пал жертвой чудовищного заговора. Он хотел уничтожить Элия, но в этот момент кто-то убил Цезаря, и всю вину свалили на него. То есть сначала хотели обвинить Элия, но из этого ничего не вышло. И тогда так кстати подвернулось покушение на сенатора, гвардейцы предали Икела и сознались в измене подлинной и в измене мнимой. А колченогий сенатор ускользнул. Этот Вулкан Великого Рима, пародия на истинного бойца, столь любимый чернью, опять обхитрил, ни секунды не хитря, и опять умудрился ускользнуть, не уклоняясь от удара. Икел ненавидел его удивительную силу точно так же, как презирал слабость Цезаря. Ибо сила Элия - это вредная сила, которая не может служить Империи. В ней слишком много индивидуального, личного. Он походил на своего брата. Икел помнил этого юнца-аристократа. Они все в специальной когорте "Нереида" были чем-то похожи друг на друга. Они бредили величием Рима, но не могли ради этого величия нанести удар в спину. Совершенно одинаковые - аристократ Проб и плебейка Юния Вер. Они умерли, не понюхав даже пороху. Им не довелось мучиться от кровавого поноса, страдать от фурункулов и гноящихся ран. Они умерли, никого не убив. Грязь их не коснулась. Они умерли в один день и час. В одну минуту "Нереида" перестала существовать.
Корнелий Икел ждал ночи. Часы ожидания... На что их еще потратить, как не на перечисления пороков своих врагов. Ибо перечислять добродетели друзей бессмысленно - у беглеца и изменника не может быть друзей. С наступлением темноты Корнелий Икел перелезет через стену и удерет. И зачем только Траян Деций заложил эти чудовищные стены, которые спустя двадцать лет окружили город плотным кольцом? Разумеется, император боялся варваров, которые наседали со всех сторон.
Всю жизнь Деций с ними воевал и всю жизнь их боялся.
Великий Деций, которому пожаловали имя Траяна за заслуги перед Империей. Гладиаторы в его время сражались за великие цели. Победа Бешеного даровала Риму прекращение эпидемии чумы. Успех Германца - выздоровление Гостилиана Цезаря. Все славили императора и забывали об умирающих на арене гладиаторах. В те дни они сражались боевым оружием и погибали ради величия Рима. Человеческие жертвоприношения - не во имя богов, во имя людей. Лишь много лет спустя Рим стал так могуч, что перестал желать побед на арене и предпочитал решать исход войны на полях сражений. И перестал требовать крови, и стал восхищаться одним умением побеждать. Но кровь все равно проливалась время от времени. Икел сидел в императорской ложе, когда Хлор отрубил Элию ноги. Почему Элий не умер тогда на благо Рима? Тогда все бы разрешилось так просто!
Икел подошел к окну. Темнело.
Он находился на пятом, последнем этаже инсулы <Инсула - многоквартирный дом.>, где фрументарии снимали две квартиры для встречи с агентами. Кроме префекта претория и еще нескольких доверенных лиц, никто не знал об этих убогих квартирках в сомнительных кварталах, где ютились безработные, наркоманы, и воры, поклонявшиеся своей богине Лаверне. Ее мраморная статуя с остатками краски, растрескавшаяся и потерявшая пальцы на левой руке, стояла в маленьком храме рядом с домом. Корнелию Икелу казалось, что богиня воров должна быть отлита из чистого золота. Но воры воруют даже у своей богини.
Наконец начало смеркаться. Икел закутался в темный плащ, перекинул через плечо парусиновый мешок и открыл дверь. Узкая темная лестница уходила вниз.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.