read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



человек, как и все в этом мире, и, кроме того, умный, расчетливый и очень
опасный. Блокированная память ему не мешает; наоборот, я думаю, она только
облегчила ему путь к власти.
Мартин сразу сник, да и мне стало кисло. Ведь на орбиту Бойла меня
выводило не только Сопротивление: где-то на этой орбите мы могли найти
ответ на все наши вопросы.
- На ближайшей неделе, - продолжал Зернов, - в его летней резиденции
состоится встреча... ну, скажем, королей и ферзей. Томпсон не приглашен.
Но приглашена Мария. Официально - смешивать коктейли в домашнем баре,
неофициально - каприз хозяина. Ну а мы противопоставим ему каприз гостьи:
приглашение должен получить и Толли Толь.
- У меня есть человеческое имя, Борис Аркадьевич, - обиделся Толька.
- На Земле вернемся к человеческим, - отмахнулся Зернов. - А ваша
задача, Мартин, убедить Марию.
- Только без покушений, - предупредил Дьячук, - иначе - отказываюсь.
Что-то в голосе его насторожило меня: как и в Антарктиде, он готов был
запсиховать не подумав. Но Зернов погасил вспышку.
- Надо соображать, Дьячук. Ничего подобного мы не планируем. Все, что
вы должны делать в резиденции Бойла, - это петь, слушать и запоминать.
Я невольно зевнул: усталость брала свое, а на ипподром путь лежал
вместе с рассветом.
- А теперь спать, - сказал Зернов. - Анохин уже зевает. Кстати, учти:
тебе еще вес сгонять. А это не очень приятная процедура.



16. СКАЧКИ
Процедура оказалась действительно неприятной. Горячий пар ел глаза и
щекотал горло. Дышалось трудно и непривычно. Паровая баня была похожа на
нашу разве только тем, что в клубах жаркого и плотного тумана я почти
ничего не мог рассмотреть. Не было ни мочалки, ни мыла, ни березовых
веников. Зато надо мной, вдавленным в губчатый резиновый мат, яростно
орудовал массажист, растирал и разминал меня до боли во всем теле. Я
только пыхтел и глотал соленый пот, стекавший мне в рот. В конце концов
массажист или умаялся, или решил, что с меня достаточно, и разрешил мне
сесть.
Напротив на другой койке тотчас же поднялся мой визави, которого мяли и
терли одновременно и в том же темпе. Он вздохнул, выдохнул и спросил
что-то по-французски, но с незнакомым, неамериканским акцентом.
Или горячий туман рассеялся, или сидели мы слишком близко друг к другу,
но я вдруг хорошо разглядел его. Белотелый, как женщина, с медно-красным
от загара лицом и руками, он выглядел чуть постарше и пошире меня, а в
черноватых подстриженных усиках на верхней губе мелькнуло что-то неуловимо
знакомое. Я мысленно продлил их и закрутил кверху, как у "гусар-усачей" из
дореволюционной солдатской песни, и тут же узнал его. То был скакавший
рядом со мной в моделированных кинопроектах режиссера Каррези швейцарский
рейтар, капитан в рыжих ботфортах. Это он перебросил мне свою шпагу перед
дуэльным шантажом Монжюссо - Бонвиля. Именно. Так же покровительственно
улыбаясь, он повторил свой вопрос:
- Оглох, что ли, от пара? Сколько сбрасываешь?
- Два кило, - сказал я.
- Счастливчик. А мне - троицу. Ты уйдешь, а мне еще час париться.
Градусов семьдесят по Цельсию.
- Что значит "по Цельсию"? - лукаво спросил я.
- То и значит. Говорим так. Только дураки спрашивают почему. Случайно
не уронили в родильном?
Я вспомнил нашу лихую скачку по горной дороге и вздохнул с опаской: "Ну
и ну, послал Бог соперничка!"
- Ты не обижайся: я так. Каким номером записан? - спросил он.
- Седьмым.
- Вместо Реньяра. Вчера его кто-то так напоил - сегодня подняться не
мог.
Значит, Реньяра убрали, чтобы просунуть меня. Оперативно действует
Сопротивление, ничего не скажешь.
- Из какого патруля? - опять спросил он.
- Что - из какого патруля? - не понял я.
- Ты из какого патруля? - рявкнул он. - Мозги выпарило?
Мозги мне не выпарило, но я сознательно тянул, не зная, какой мне
придерживаться тактики. Притвориться, что я полицейский? Могут
разоблачить. Открыть карты сопернику? А что последует?
- Я не из полиции, - наконец рискнул я.
- Шпак, - сказал он, сплевывая соленый пот.
Он сказал, в общем, что-то другое, но иначе по-русски я перевести не
мог. Шпак, штафирка. Он выражал этим полное пренебрежение галунщика к
простому смертному, не обшитому золотой тесемкой.
- Значит, пять "быков" и три шпака, - посчитал он на пальцах, - шесть
первоклассных скакунов и два одра.
Я не понял его арифметики.
- "Быков" пять, а скакунов шесть?
- Из вас троих опасен только Фиц-Морис, сын банкира. У красавчика Кюрье
лошадка старовата - не вытянет. Ну а тебе, наверно, одра дадут.
- Почему? - Я решил сопротивляться даже здесь, в бане.
- Кто тебя опекает, Шорти или Хони?
Хони - это Бирнс, вспомнил я. Но решил сыграть.
- Не знаю.
- Шорти, наверно. Ему всегда новичков подбрасывают. Подберет тебе
вислозадую или коротконожку с большими бабками. Шея колесом, а дышит
надсадно. Наглотаешься грязи, когда обгонять будут. Я лично полный шлепок
обещаю, если вырвешься.
Я опять не понял.
- Какой шлепок?
- Полный, слыхал уже. Моя кобылка задние ноги выбрасывает - дай Бог.
Умоешься на обгоне.
Я догадался наконец, что он говорит о лошади, которая, обгоняя,
забрызгает меня грязью. Что ж, переживем. Еще неизвестно, кто будет грязь
жрать.
- Камзол лиловый, бриджи белые? - снова спросил он.
- Не знаю.
- Наверняка. Реньяра цвета. Если б тебе вместе с камзолом его коня
дали, ты бы не три, а десять кило с радости сбросил. Только он коня даже
отцу родному не даст. Не конь - птица. Ну а теперь моя кобылка вперед
выходит. Поглядишь на нее - скакать не захочешь, какого бы одра ни дали.
Я молчал. Голый галунщик был не менее противен, чем одетый.
- Ну, скачи, скачи, только носа не задирай, - покровительственно
прибавил он, - а то после скачек напомню. Шнелль дерзких не любит.
Мой массажист в это время уже набросил мне простыню на плечи. Нужно
было идти на весы. Там уже дожидался Хони Бирнс в нейлоновой маечке,
сухонький, крепенький, не человек - гномик.
- Два с половиной, - сказал он, взглянув на весовую шкалу. - Сбросили.
Вина не пил?
Я удивился:
- Почему?
- Некоторые в бане не могут без шампанского со льдом. Быстрее потеешь,
больше сгоняешь. А лошадь заметит обязательно. Запах почувствует и
рассердится. Лошадь как циркачка - нервы на пределе. И никаких новых
запахов, хмельное учует - сбросит. Ну-ну, - он легонько подтолкнул меня в
спину, - можешь одеваться, жокей.
Это означало, что лишний вес сброшен и я могу влезть в реньяровский
лиловый камзол и белые бриджи. Хони Бирнс был доволен: он смотрел на меня
снизу вверх, едва доставая мне до плеча, и дружески улыбался. И мне
вспомнилась наша встреча рано утром, когда я, которого он знал как
фотокорреспондента "Экспресса", снимавшего его для журнальной обложки,
вдруг выпалил пароль Фляша. Он долго и угрюмо молчал, оглядывая меня со
всех сторон, потом сказал, сплевывая табачную жвачку:
- Другой дылды они не могли выбрать?
Впервые за всю мою жизнь мне было стыдно своих ста семидесяти восьми
сантиметров. Я виновато пожал плечами: приседай не приседай - не поможет.
Хони еще раз оглядел меня, пощупал мускулы ног, послал меня на внутреннюю
скаковую дорожку, параллельную главной, и скрылся в конюшнях. Через
пять-шесть минут он медленно вышел, держа на поводу гнедого высокого
жеребца с длинными ногами, даже клячеватого чуть-чуть, хоть ребра считай.
Конь ничем не выражал своего волнения, только ноздри вздрагивали. Увидев
мое вытянувшееся лицо, Хони тихонько усмехнулся:
- Не нравится?
- Не очень.
- Красоты нет? - Насмешка в голосе Хони звучала сильнее. Сейчас она
перейдет в презрение.
Но кое-что в лошадях я смыслил: как-никак два года не вылезал из
манежа. Приглядевшись к предъявленной лошади, я подметил и прямую шею, и
выпуклые, длинные мускулы ног.
- Виноват, - сказал я, - ошибся.
- То-то, - усмехнулся Хони. - Попробуй. Ну, Макдуфф, - прибавил он,
обращаясь к лошади, как к человеку, - покажи этому дылде, на что мы
способны.
Я прошел галопом дорожку и вернулся. Макдуфф - кто-то из его хозяев,
должно быть, помнил историю о Макбете и о его грозном сопернике - не шел,
а летел, как летит ястреб над полем, догоняя зайчишку.
- Чудо! - выдохнул я, спешиваясь.
- Я еще не пробовал Макдуффа на приз, - сказал Хони, - рискую. И день



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.