read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Вяжи, Илья!
Илья в один прием повязал пленника, приторочил к толстой трубе,
идущей от пола до потолка. Гусар первым спрыгнул в дыру, Николай
Степанович за ним, с мощным фонарем в руке.
Потом обвалился Илья. Он тяжело дышал, и несло от него страхом,
что Гусар немедленно учуял и толкнул цыгана под коленки: пошел!
Здесь было сухо и пахло пылью. Коридор не походил ни на что
коммунальное: здесь не тянулись трубы, не висели кабели. Стены были
сложены из темного камня, поперечные балки потолка обросли густым
белым налетом.
- Куда он пошел?
И Гусар устремился направо.
Коридор шел коленчато, все время делая необоснованные повороты.
Потом его пересек другой, еще более темный. И Гусар вдруг остановился,
как будто налетел на невидимую стену.
- Что стряслось?
- Постой, командир, - глухо сказал Илья. - Кажется, вижу:
- Что ты видишь?
- Ух! Так и не сказать даже: Не вижу, а все равно вижу: этот,
пятнатый, тут сразу в три стороны пошел.
Гусар проворчал одобрительную фразу.
Николай Степанович постоял немного, смиряясь с неизбежным.
- Ясно, ребята. Все, не догнать нам его. Знаю я этот трюк. Простой
и безотказный, как два пальца в глаза. Если, конечно, напрактиковался.
Св- волочь: Пошли назад.
И они пошли назад, причем обратный путь показался им намного
длиннее. Белый налет на балках начал словно бы таять, падая вниз
тягучими омерзительными каплями, от которых пес умело уворачивался.
Сначала в дыру подсадили Гусара, потом по его поводку забрались
сами.
В подвале воняло порохом и гнилью. Странно, что под ногами не
хлюпало. На стенах висели пожелтевшие постеры неведомых западных
певцов и певиц.
Среди постеров почему-то затесался портрет Эрнста-Теодора-Амадея
Гофмана; в портрете торчало несколько оперенных стрелок.
- Илья, - сказал Николай Степанович, - покарауль у выхода, только
наружу не высовывайся. Вдруг какая добрая душа нашлась, в участок
позвонила:
- Они тут к разборкам привыкши, не залупаются, - сказал Илья, но к
выходу послушно пошел. Автомат он держал стволом кверху, как учат
западные боевики, и Николай Степанович вспомнил, что на войне за
цыганенком такой привычки не водилось.
- И этого: стража: приволоки, если не убежал.
- Не убежал, - издали отозвался Илья. - И не убежит уже:
Николай Степанович присел над связанным пленником. Стащил с головы
гнусную вязаную шапочку. Рассыпались волосы, мятые, сто лет не мытые:
- Девица, - вздохнул он.
Потянул изо рта всунутую Ильей варежку.
Голова свободно, как будто так и надо, отделилась от тела и глухо
стукнулась об пол. Крови не было. Вместо крови посыпалась черная,
похожая на старый порох, труха.
Это вдруг оказалось так страшно и так ярко, что Николай Степанович
вскрикнул, как от удара током.
Золотая Дверь. (Царское Село, 1896, июль)
В мундире сидел дядюшка тогда за столом или нет? Конечно же, нет,
нелепо в парадном адмиральском мундире сидеть летним вечером на
веранде, но вот ясно же помню, что - в мундире. Просто самое лицо у
дядюшки было такое, что вне мундира не мыслилось, и любому сухопутному
штафирке при первом же взгляде становилось ясно, что перед ним адмирал
российского флота Львов, а не коллежский регистратор.
Уже подали чай с варениями, Марфуша несла пирог, когда появился
новый гость, о. Никодим, окормлявший наш приход. Заходил он иногда и
по делам, а чаще просто так, поиграть в шахматы или картишки с отцом,
поговорить о политике и мироустройстве, попить чайку:
После небходимых приветствий священника усадили за стол, подали
поместительную гарднеровскую чашку, единственную уцелевшую от
огромного некогда сервиза, маменька собственноручно налила ему
душистого чаю из особой жестянки с китайцами и фарфоровым павильоном.
Разговор шел обо всем. Папенька и дядюшка в очередной раз попеняли
о.
Никодиму, что не пошел он в судовые священники - хоть бы мир
поглядел, а о.
Никодим отговаривался тем, что телом и в Москве не бывал, да и не
надо, духом же Вселенную объемлет. Впрочем, на будущий год отправится
он в паломничество в Святую Землю, там все разом и посмотрит, ибо где
и быть средоточию мира, как не в Иерусалиме? Потом вдруг неожиданно
спохватились, что вот батюшка за столом есть, а лафитничка нету, и
вынесли лафитничек, и налили. Настойка привела на ум и покойного
государя - ему тоже попеняли, что себя не берег, рано помер, вот уж
при нем даже императоры заграничные не могли считать себя государями.
Заодно выпили и здоровье ныне здравствующего, и чтобы царствование его
продолжилось счастливее, чем началось. После перешли к графу Толстому.
- Артиллеристы все вольнодумцы, - сказал дядюшка. - Был бы штурман
или капитан - был бы человек. Взять, к примеру, Станюковича. И писал
не хуже.
Боцман Безмайленко, когда "Максимку" в кубрике вслух читали,
слезами обливался. А все почему? Потому что флот. Под Богом ходим.
- То-то в вашем "Морском сборнике" одни социалисты печатаются,-
ввернул о.
Никодим.
- Что касается графа,- заметил папенька,- то помнится мне одна
хорошая эпиграмма, перу покойного Некрасова, кажется, принадлежащая.
По поводу романа "Анна Каренина":- он покосился на меня, но
прочел-таки своим красивым медленным голосом: > Толстой, ты доказал с
уменьем и талантом, > Что женщине не надобно "гулять" > Ни с
камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, > Когда она жена и мать.
О. Никодим простер перст:
- Вот! А per contra, не станет Толстого - и переведутся сочинители
на Руси:
Придется читать всяких Лейкиных да Чехонте.
И выпили здоровье графа Толстого.
А потом вдруг незаметно перешли к разговору о грибах, о способах
их выслеживания и собирания, и о том, что завтра с утра можно было бы
и съездить поискать, да вот не соберется ли дождь?
- Не будет дождя,- подал я голос впервые за вечер.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.