read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



горячими колбасками; и никак не должно у приблудной псины красоваться на
морде полное пренебрежение к застывшему корчмарю.
Не успел Рыжий Базлай прийти в себя и потянуться за ухватистым
шкворнем, как наглый пес величаво прошествовал к столу и запрыгнул на
скамью рядом с усачом.
- Шесть, шесть и...
Собачья лапа с удивительной ловкостью мазнула по столешнице, зацепив
когтем ближайший кубик.
- ...и шесть! - торжествующе закончил усач, покосившись на пса.
В ту же секунду Ицко Габершляг потрясенно увидел, как пес поднял
торчком единственное ухо и весело подмигнул усачу: дескать, мы-то с тобой
знаем, что показывали кости до того!
"Хрен тебе, а не восемнадцать!" - было написано на лохматой морде.
И Габершляг понял, что если он сейчас попытается выгнать собаку из
корчмы, то ему придется иметь дело с усачом.
Игра продолжилась. Монеты мало-помалу перекочевывали обратно за
пазуху к своему прежнему хозяину, усач после каждого удачного броска
целовал одноухого пса в мокрый нос и обещал тому золотую цепь и яхонтовую
конуру, а Рыжий Базлай махнул на пса рукой и вернулся к своим
обязанностям.
Поэтому Ицко не видел, как пес спрыгнул со скамьи, на миг ткнувшись
мордой в сапог усача - и когда одноухий вразвалочку направился к теплой
печке, где совсем неподалеку валялся связанный человек в камзоле, то в
зубах собаки находился короткий нож, еще мгновенье тому назад торчавший за
голенищем сапога усатого.
И нес-то пес украденный ножик хитро: поворотив голову набок, чтобы
лезвие не отблескивало, зарывшись в густую шерсть...
Потершись о нагретый печной бок, одноухий вернулся к игрокам, но уже
без ножа.
Правда, по дороге он озабоченно оглядывался и нюхал воздух, а потом
зачем-то задержался возле одного из спящих, подергал зубами топорщившийся
край кобеняка и выразительно покосился на связанного человека.
Тот, похоже, спал, совершенно не интересуясь собачьими взглядами.
Игра за столом к этому времени прекратилась, проигравшиеся в пух и
прах приятели усатого уронили головы на руки и присоединили свой храп к
общему; один усач, возбужденный звонким приварком, допивал пиво и клялся
всеми святыми, что не даст такой замечательной собаке сдохнуть у забора.
Взгляд его скользнул по спящему пленнику и стал несколько
осмысленнее.
- Досмотреть, что ли? - пробормотал усатый сам себе и с некоторым
трудом встал.
Покачиваясь, он добрел до угла, склонился над человеком в камзоле,
явно собираясь проверить путы, уже потянулся, коснулся плеча...
Внезапно выпрямившись, усач принялся ожесточенно тереть глаза, словно
ему под веко попала соринка. Потом он недоуменно посмотрел на так и не
шелохнувшегося пленника, будто пытаясь понять - зачем вставал из-за стола,
зачем тащился сюда?! - и шлепнулся на пол в двух шагах, привалившись
спиной к теплой печке.
Еще через мгновение усач дремал, положив ладонь на рукоять
заряженного пистоля.

...сны бывают разные, но в основном они делятся на приятные и
неприятные.
Усатому снился неприятный. У него пытались украсть выигранные деньги
и что-то еще, о чем усач точно знал, что это украсть никак невозможно.
Заворочавшись, он причмокнул толстыми губами, пытаясь выругаться, после
махнул плохо слушающейся рукой, махнул еще раз...
Ничего не помогало.
В рот ткнули твердым и холодным, усач машинально попытался
отхлебнуть, и с ужасом понял, что это никак не край кружки, а граненый
ствол его же собственного пистоля. Пистолю полагалось торчать за кушаком,
а человеку, который его держал, полагалось тихо и беспомощно валяться в
углу - но сон есть сон, и он разительно отличается от действительности
хотя бы тем, что не знает слова "полагается".
- Спи дальше, - тихо прошептал человек и в довесок к словам снова
ткнул дулом в рот усача.
Усач хотел сказать, что не хочет спать дальше, что ему совершенно не
нравится этот сон, но неожиданно для самого себя кивнул. Ему даже стало
интересно: что может присниться после такого своеобразного начала?
Приснилась уже знакомая замечательная собака, стащившая кобеняк с
одного из спящих, приснился бывший пленник, забравший свой палаш, который
лежал рядом с храпящим детиной - хозяином кобеняка... приснился скрип
двери и вскоре - удаляющийся топот копыт.
- Караул, - негромко сказал усач.
Он был прав.

По дороге шли недолго. Седой коротко мотнул головой, и они снова
углубились в лес. Тропа под ногами извивалась придавленным ужом, и Марта
уже устала удивляться - как это Седой исхитряется безошибочно находить
путь в кружеве обманчивых проблесков. И добро б находил - так сын мельника
его даже и не искал; просто шел себе, не глядя под ноги, как по хорошо
знакомой улице средь бела дня.
Над головой опять усилилось мельтешение и хлопанье крыльями, только
на этот раз вовкулак удостоил назойливых тварей (ветки? блики?..) зеленой
вспышки хмурого взгляда.
- Что это? - не выдержала Марта. - Ну, над нами... летает?
- Бухруны, - нехотя проворчал Седой.
"Объяснил", - подумала Марта.
- А кто они, эти бухруны? Они живые?
- Нет.
- Призраки?
- Нет.
Марту начала раздражать эта содержательная беседа.
- Так кто же тогда?! - повысила она голос. - Они опасные?
- Для кого как. Для меня - нет. И для тебя покамест тоже - пока я
рядом, не сунутся. А вот навести могут, - сын мельника окончательно
помрачнел и умолк, после чего Марта решила не допытываться, что способны
сделать в отсутствие Седого загадочные бухруны, а также кого и зачем они
могут навести.
В прошлом Марте не раз случалось бывать в ночной чаще близ родных
Шафляр, с отцом или кем-то из знакомых пастухов, и это всегда было немного
жутковато, но сейчас... Словно попала в какую-то нездешнюю страну, которой
и нет-то вовсе, и в то же время она есть: шуршит вокруг, поскрипывает,
переливается лунными миражами, хохочет совиным уханьем, издевается
непонятно откуда идущим скрипом, шелестит сотнями маленьких лапок, ног,
крыльев... Вот, к примеру: что это там, в просвете между двумя корявыми
громадами вековых дубов? Столбы желтой светящейся пыльцы - или
действительно призраки, лесные духи? На мгновение Марте померещилось, что
она различает танцующие в мерцающем сиянии бесплотные гибкие фигуры с
распущенными волосами... и вот опять - холодные лучи месяца,
покачивающиеся ветки, серебрящаяся трава, причудливая мешанина кустов, и
больше ничего.
Шорох в траве, совсем рядом. Марта не удержалась, нагнулась...
Маленький мохнатый человечек уставился на нее из травы, вцепившись
тоненькими пальчиками в метелку дикого овса. А Марта, чуть ли не раскрыв
рот, смотрела на него. Но тут человечек вдруг обиделся, плюнул, погрозил
Марте кулаком и нырнул в траву - только его и видели.
- Ты что, потеряться хочешь? - громыхнул над ухом злой голос Седого.
- Я... там... он мне кулаком... - только и сумела выдавить Марта.
- Ну и что? - не понял вовкулак. - Ты что, пендзименджиков никогда не
видела? Или он тебе глаза отвести пытался?
- Не видела, - призналась Марта.
- Ты еще много чего не видела, - "успокоил" ее сын мельника. - И дай
Бог, чтоб не увидела. Пошли!
"Скажи я Джошу о своем воровском таланте, - подумалось женщине, - не
после чумы и сторожки, а до - может, и я сама стала бы для Молчальника
чем-то вроде обидчивого пендзименджика, а то и бухруна..."
За всеми этими наваждениями Марта успела забыть о больной ноге, но,
споткнувшись о торчавший из земли корень, невольно вскрикнула от боли и
остановилась.
- Стеречься надо, ежели по лесу ходить не умеешь, - проворчал Седой,
поджидая Марту, но в голосе его явно слышалась тревога. - Скоро уже. Ты
потерпи чуток... Эх, зачем я тебя только веду, на погибель-то!
- Рано ты меня хоронишь, Седой, - Марта отнюдь не чувствовала в себе
уверенности, с которой произнесла эти слова. Но на Седого они, а скорее
тот тон, которым они были сказаны, неожиданно произвел впечатление.
- Думаешь, и в этот раз справишься? - с почти детской надеждой в
голосе спросил он. - Один-то раз смогла, авось, и в другой выйдет?
- Не знаю, - честно ответила Марта, пытаясь не отстать от ускорившего
шаг вовкулака. - А вот вдвоем с Яносиком...
Седой ничего не ответил - напоминание об аббате явно пришлось ему не
по вкусу.
Впереди наметился неясный просвет, и вскоре Марта вслед за Седым
вышла на опушку таинственного леса, сразу сникшего и растерявшего изрядную
часть своей загадочности.
Они стояли на краю обширной луговины. Издалека глухо доносился шум
реки, скрытой от глаз - и лишь черневшая впереди мельница (Марта
догадалась, что это именно мельница, прежде чем сумела что-либо толком



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.