read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Забава вдруг фыркнула и выскочила на кухню.
- Поживем - увидим! - сказал Свет, проводив служанку взглядом.
Однако гостью такой ответ не удовлетворил.
- А вот мне интересно, - сказала она, - зачем вы освободили меня из
тюрьмы?
- Вы были вовсе не в тюрьме, - сказал Свет. - Вас просто держали в
изоляторе.
- И из одного изолятора я попала в другой!
- У меня вы в гостях...
- Но с чего бы это вы пригласили меня в гости? Я вам что,
понравилась?
- С какой вдруг стати вы мне должны понравиться! - возмутился Свет. И
осекся. - Меня просто заинтересовало ваше заболевание. В моей практике
такого еще не встречалось, но я очень надеюсь с ним совладать.
- Значит, я вам не понравилась? - гнула свое Вера.
Пора покончить с такими вопросами раз и навсегда, подумал Свет. И
сказал:
- Милая девица! Вы не могли мне понравиться или не понравиться.
Чародеи женщинами не интересуются!
- Странно! - сказала она. - А мне показалось, тот мужчина, что меня
осматривал первым, очень даже заинтересовался.
Свет раздраженно фыркнул:
- Ну с ним-то такое вполне возможно! Он не волшебник и уж тем паче не
чародей...
- А чем отличается чародей от волшебника?
- Силой Таланта. Чародей это волшебник более высокой квалификации.
И мне странно, подумал он, что вы не разобрались в ауре Бондаря. Если
вы - волшебница, должны были... Или все это говорится только для того,
чтобы запутать меня?..
В трапезной вновь появилась Забава, и Свет бросил на нее мимолетный
взгляд. Забава явно сгорала от ревности: ее недалекому бабскому умишку не
хватало понимания, что любая ревность в отношении волшебника попросту
смехотворна.
- Это правда или вы шутите? - сказала Вера. - Неужели возможно такое,
чтобы мужчина, если он здоров и достаточно молод, не интересовался
женщиной?
- Волшебники - не мужчины, - сказал Свет. - Как и колдуньи - не
женщины. Они вынуждены жить с теми телами, какими их оделила Мокошь, но
они не простые люди. И как не простых людей, их не интересуют людские
страсти.
Если они не связываются с додолками, добавил он мысленно.
Вера почувствовала его раздражение. Или заметила ненависть в глазах
Забавы. А может быть, узнала все, что хотелось... Во всяком случае,
завершился ужин в привычной Свету тишине. Вот только сегодня эта тишина
была ему совсем не с руки.

В десять вечера Свет решил, что настала пора занять наблюдательный
пункт. Он вышел из кабинета, но по дороге завернул на первый этаж.
Дом был тих. Прислуга уже отправилась спать, и только Берендей сидел
на кухне над какими-то бумагами. Поднял глаза, вопросительно посмотрел на
хозяина. Свет помотал головой, и эконом вернулся к проблемам домашнего
хозяйства.
На втором этаже, естественно, тоже царила тишина. Но когда Свет
приблизился к гостевой, из-за двери донеслось негромкое пение. Голосок у
гостьи был неплох - тонок и нежен, - зато мелодия показалась Свету
отвратительной. И совершенно незнакомой. Во всяком случае, в Словении
таких песен не пели.
Свет осторожно подкрался к двери, проверил наложенное заклятье.
Заклятье было в порядке - никому из нормальных людей, находящихся в
гостевой, и в голову бы не пришло подойти к двери. Следов попытки снять
его изнутри вроде бы не наблюдалось.
Все так же, крадучись, Свет пробрался к входу в секретную каморку и
медленно повернул ключ в замке. Нахмурился: секретная каморка всегда
вызывала любопытство новеньких служанок, как-то сам застал Ольгу
заглядывающей в замочную скважину, пришлось даже выговор ей сделать. Среди
низшей прислуги ходили самые дикие предположения о характере таинственной
комнаты, которую дозволялось убирать только жене Берендея Станиславе.
Говорили, что хозяин хранит там свои деньги, а сейф в кабинете - лишь
дымовая завеса. Впрочем, кое-кто из девиц в своих предположениях доходил и
вовсе до полной глупости: мол, чародей - полный извращенец, держит за
закрытой дверью картинки с изображением неодетых дам и занимается, глядя
на них, сухим непотребством, потому-то на живых женщин и внимания не
обращает, как и все они, эти чародеи, им, наверное, токмо колдуньи
подходят...
Свет не обращал на подобную болтовню никакого внимания: у кого что
болит, тот о том и говорит, что возьмешь с глупых куриц, они даже слова
"онанизм" никогда не слышали... Впрочем, такие разговоры продолжались
недолго - жена Берендея быстро просвещала новеньких, и их интерес к
чародею так же быстро пропадал. Эта тактика не сработала лишь с Забавой...
Свет вошел в каморку и наложил на ее дверь легкое защитное заклятье.
Отдернул шторку, прикрывающую окошко в гостевую. Со стороны гостевой
окошко представляло собой самое обыкновенное зеркало, расположенное над
умывальником. На противоположной стене каморки шторка закрывала другое
такое же окошко - в кабинет Света.
Газовые светильни по ту сторону зеркала были потушены, но поскольку
на улице было еще достаточно светло - да и окна открывались на Волхов, на
заход солнца, - то искусственного освещения и не требовалось.
Вера в легком домашнем платье расположилась на кровати, лежала поверх
покрывала, закинув руки за голову, смотрела в потолок и мурлыкала свою
странную песню. Так продолжалось минут пять. Свет терпеливо ждал.
Наконец гостья встала, потянулась и, тряхнув пшеничной гривой,
подошла к окну. Свет насторожился. Вера легко справилась со шпингалетом и
оконной рамой, приблизила лицо к прутьям решетки. Свет качнул головой:
обычно выходцы из Западной Европы при открывании русского окна испытывали
поначалу определенные трудности - они привыкли, что половинка рамы
поднимается снизу вверх. Впрочем, настоящих лазутчиков супротивники,
разумеется, готовили достаточно квалифицированно, и русские рамы они
открывать умели.
Вера смотрела вниз, на набережную, но никаких жестов не делала, а
лица девицы Свету не было видно. По-видимому, она просто разглядывала
людей, прогуливающихся по берегу Волхова.
В комнате постепенно стало темнее. Свет ждал.
Вера снова замурлыкала песню, закрыла окно и подошла к зеркалу.
Посмотрела на свое отражение. Свет с трудом подавил в себе желание
опустить глаза. Впрочем, если она была колдуньей с развитым Талантом, она
должна была почувствовать, что на нее смотрят. Однако никаких признаков
этого не наблюдалось. Вера подмигнула себе, улыбнулась. Взяла гребень и
принялась расчесывать волосы. Пшеничные волны струились между зубьями
гребня. Потом гостья принялась расстегивать пуговицы на платье. А Свет
подумал, что сейчас в ее движениях нет ничего от великородной дамы: они
были резки и стремительны.
Через пару минут он получил возможность внимательно изучить
обнаженную женскую фигурку. Параллельно с ним ее внимательно изучала и
Вера. У нее были полные, но высоко поднятые перси с большими
околососковыми кружками. Сами соски притаились, но Вера потерла их
перстами, и они набухли, поднялись, вызывающе нацелились на Света. Потом
Вера провела руками по плоскому животу, по нешироким стегнам никогда не
рожавшей женщины. По-видимому, она себе нравилась. А Свет снова изучал
странно расположенные участки незагоревшей, молочно-белой кожи. Купальник,
в котором она жарила на солнце свои телеса, был явно необычной формы -
такие в Словении в ходу не были. Впрочем, западная мода теперь вовсю
спорит с отечественной, так что сам по себе такой рисунок загара - еще не
улика. Но на размышления наталкивает.
А вот розового свечения в ее ауре почему-то не было, хотя соски
по-прежнему торчали вызывающе.
Было и еще что-то странное, зацепившееся за край сознания, но Свет не
мог понять - что. И лишь когда гостья уже натянула на себя ночную рубашку
и расстелила постель, до него дошло.
В движениях Веры не наблюдалось никакой скованности, а лицо было
безмятежно-спокойным. Как будто девица укладывалась спать в свою
собственную постель, в своем собственном доме, в окружении своих
собственных слуг.

Покинув наблюдательный пункт, Свет отправился к себе в кабинет. Пора
было браться за рукописи.
Он достал из ящика стола наброски, открыл чернильницу, положил перед
собой чистый лист бумаги. И обнаружил, что его мысли гуляют далеко-далеко
от Кристы и ее жизненного пути. Гораздо больше его интересовала судьба
Веры.
Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Все-таки Криста была
его личным делом. Ну не поработает он сегодня над рукописью... Ничего
особенно страшного из-за одного раза не случится. А вот Вера и ее судьба -
это уже дело сугубо государственное. И даже не имеет значения, что его
просил Буня Лапоть. Любой волшебник - а тем паче чародей! - обязан в
первую очередь жить заботами страны. Для того его и учили...
Свет взял в руки перо, обмакнул его в чернильницу и принялся чертить
схемку возможных вариантов.
Во-первых, Вера и в самом деле вполне могла оказаться вражеской



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.