read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



принялись пустошить Новгородчину. Семен, набрав полону, воротился во
Владимир, а Святослав Тверской с татарскою помочью разорил Волок, Бежичи и
Вологду. Дмитрий с новгородскою ратью пошел на Тверь, а к дяде послал
грамоту о мире. Василий отпустил послов с честью, но мира не взял.
Новгородцы с Дмитрием меж тем дошли до Торжка и тут задумались.
Вместо того чтобы из Торжка идти к Твери, стали пересылаться, спорить,
собралось вече. В Новгороде вздорожал хлеб, и, видя против себя почти всю
низовскую землю да татар в придачу, самые осторожные начали говорить о
мире.
Дмитрий, видя замятню и нестроение в полках, сам, добровольно,
отрекся от новгородского стола и был отпущен в Переяславль <с любовью>.
Приверженцы Дмитрия провожали его со стыдом, просили не гневаться, но
говорили: <Не твое время, князь!>
Дмитрию снова приходилось ждать. Впрочем, старший брат
Александровичей, Василий, умер в один год с Ярославом Тверским, и хотя бы
эта постоянная семейная язва, рождавшая между братьями ссоры, недомолвки и
тяжелое молчание, минула. Александра тихо убивалась на похоронах, виня
себя в смерти старшего сына. Однако и она почувствовала облегчение, что
так это кончилось. А скоро ратные события отодвинули воспоминания и
раскаянье посторонъ.

ГЛАВА 20
О том, что будет второе <число> от татар, что снова будут
пересчитывать дворы и налагать дань (и потому, что людей стало больше,
дань, конечно, увеличат!), в Княжеве стали поговаривать еще с осени.
Неясно, кто и принес злую весть, но все как-то не верилось, пока наконец к
самой Масленице не пригнали верхами из Переяславля Гавря Сухой с Мелентием
Ослябей, крича, что едут!
Народ, оставя веселье, заволновался. Выходили, собирались кучками.
Кто-то погнал было в лес, но неожиданно скоро явились княжие холопы, делюи
и ордынцы, заворотили с руганью беглых и начали сбивать народ и вызывать
старост и понятых.
Татары в остроконечных шапках, не переяславские, а иные какие-то,
злые и подобранные, зорко озирающиеся по сторонам, ехали вереницею, один
за другим, их кони сторожко и легко бежали след в след, как волки,
вышедшие на добычу. С ними, посторонь, рядом с тропой, проваливаясь в
рыхлый снег, скакали переяславские и владимирские ратные, торопились,
сбиваясь с рыси, что-то объясняя, и один татарин, то ли не поняв, то ли не
желая слушать, вяло, не поворачивая головы, махнул плетью - и ратник,
ожегшись, шатнулся, дернулся вбок и отстал, утирая разбитое лицо.
По деревне поднялся вой. Хлопали двери изб, что-то несли, волочили,
вели скотину. Марья Микитиха волочилась по земле, вцепившись зубами в
веревочный повод своей пестро-белой коровы, а двое переяславцев толклись,
не зная, что делать. Один тянул корову, другой пытался оторвать Микитиху,
а потом, махнув рукою, достал нож и отмахнул повод ножом. Микитиха еще
лежала, а потом, вскочив, побежала вслед. Ее схватывали раза три, она
вырывалась с истошным воплем.
К ним тоже пришли, и Федор, бледный, стоял, глядя на Грикшу, который
совсем по-отцовски жевал челюстью и вытаращенными глазами глядел то на
ратных, что выносили кули с зерном, то на соблазнительно торчавший у
крыльца дровокольный топор. Грикшу так и дергало, и Федя тоже примеривался
к крайнему мужику, ожидая только первого братнего движения, когда во двор
вошел бледный дядя Прохор и, строго бросив Грикше: <Охолонь!> - сам взял у
ратного куль и понес назад. Переяславец распрямился, обвел глазами двор,
дернулся за Прохором - глаза у него были бегающие и тоже одичалые - и
вдруг, плюнув, поворотил и побежал со двора. У ворот остановились сани.
Незнакомый мужик - по платью боярин - вылез из саней. Прохор воротился,
встречая. <Здесь чисто!> - отрывисто сказал он и повел боярина в дом.
- Постелишь, мать! - велел он, заходя за боярином в избу, куда Федя
уже успел заскочить. Мать сурово поклонилась гостю.
В избу зашли потом еще четверо ратных. Их кони во дворе хрупали
зерном. Ужинали в тяжелом молчании. Мать, не садясь, подавала на стол.
Переяславцы дружно грызли вареную баранину, уминали пироги и кашу, пили,
отдуваясь, квас, изредка роняя малопонятные для Феди замечания.
Татары остановились в Княжеве, и им каждый день резали лошадей. Мать
надеялась, что ее минуют, но дошел черед и до их двора, до того, страшного
для крестьянина часа, когда рабочую лошадь, в силе, холеную, береженую,
или - как у них - будущую рабочую лошадь ведут на убой. И Белянка - видно
было по глазам - знала, куда ее ведут, и жалобно глядела и ржала, упираясь
с дрожью всей кожи, а Грикша ушел в клеть, и там Федя нашел его, плачущего
по-отцовски, молча: мелко тряслись плечи и шея. Он яростно поглядел на
Федю и с ненавистью прошипел:
- Уйди!
Белянку забили на задах, чуть ли не за домом. Забивал кухмерьской
мужик, коротенький и большеголовый, со скверною улыбкою на лице, и потом
они все зашли в избу: боярин, и другой боярин, знакомый, Гаврило Олексич,
что приехал только что из Маурина, и ратники, и коротенький кухмерьской, и
дядя Прохор, про которого Федя сперва подумал, что он пьян, - так
пристально, иногда весь вздрагивая, глядел он, так горячечно пылали щеки.
- Ето дело - рабочих коней бить?
- Конь не рабочий! Пошто врешь? Кобыла и не езжена еще! Вас тут,
таких крикунов, поучить хорошо, самому чтоб мало не было! - спесиво
отмолвил боярин.
- Ты, боярин, мне не грози! Я тоже на ратях бывал, с князь
Александрой ходил, дружинами правил! - с угрозой отозвался Прохор.
Боярин засопел и сбавил тон.
- Чтой-то ты не то баешь! - пропел, покачивая головой, кухмерьской
мужик, ладясь польстить начальству.
- А тебе сколь заплатили? - кинулся на него Прохор. - Скажи!
- У нас кобылу свели уже князь Василья ратны, дак опеть! - высоким
голосом сказал Федя.
- А оставлен вам конь! У вас тут еще есь добра! Наши вот места совсем
запустели! - возразил владимирец.
- Страшно ето, когда рабочих лошадей... И пригнали бы коней своих! -
не унимался Прохор. - У нас конины не едят! Чего народ злобите! Коней
бить, дак ето всюю жисть рушить!
Прохор порывался, вскрикивал, и Федя снова подумал, что он пьян.
(Потом узнал, что кухмерьской не смог сразу убить Белянку и валил ее дядя
Прохор.)
- А вы зачем? Татарам, ежели... Ежели татары - власть, дак и вас не
нужно!
- Ты, Прохор, осторожнее! - сердито вмешался Гаврило Олексич, - сам
живешь, я знаю, как! Вконец еще не разорили тебя!
- Разорили не разорили... Ты, Гаврило Олексич, не то рек! Ты то...
Пущай... Вот шапка одна, да знать, что с головы не сымут!
- Пото и плотим, чтобы не сняли с вас шапок, да и голов дурных в
придачу! - возразил, прикрикнув, Гаврило.
- Я вот походом ходил... - не уступал Прохор, - Новгород зорили, с
костромичами ратились... Почто?!
- Великого князя прошай!
Федя, не в силах смотреть, как убивают Белянку, вечером все-таки
вышел на зады. Внутренности кобылы лежали в кучке, и собаки уже бродили
около. Деревенские кони вереницей, осторожно ступая, подходили и нюхали
снег.
- Товарища свово чуют! - скорбно прозвучал над ухом чей-то голос. -
Теперича и не запречь будет...
Федор поворотился и, спотыкаясь, побрел домой.
Татары, переметив избы и людей по всей округе, уезжали на другой
день, опять друг за другом, тою же волчьей тропой. Оба боярина уселись в
широкие, под ковром, на кованых полозьях, сани. Запряженная трояка, с
ходу, виляя, понесла, и ратники запрыгали на седлах, вытягиваясь в ряд.
На выезде, когда сани, мало не вывернув седоков, скатились с бугра и
по наезженной санной дороге вылетели на лед озера, Гаврило Олексич
поворотился, пробормотал:
- Так-то вот! - Хотел что-то сказать, подвигал кадыком, но сказал
только: - Завтра в Вески!
- В Вески! - отозвался владимирский боярин.
Вечером того же дня в избу Михалкиных собрались бабы. Дядя Прохор
только заглянул, вызвав мать, сказал, что весной даст им жеребенка, когда
его каряя кобыла ожеребится.
- Я заплачу, - отвечала мать.
Прохор как-то резко махнул рукой и, кривясь лицом, быстро ушел.
Мать поставила на стол миску с репой и квас, резала хлеб. Бабы
черпали квас, чинно отпивали. Вздыхая, сказывали, у кого что отобрали.
- Татары тоже люди! - помолчав, молвила Олена. - Сказывали, когда
громили их, по князь Лександровой грамоте, по всем городам, и на Устюге
был тогда ясащик Буга-богатырь, и взял он прежде у одного крестьянина
дочь, девушку, понасильничал, за ясак, себе на постелю взял ей. А как
пришла грамота, что татар бити, и девка сказала ему... Уж невесть почто,
верно, слюбились там! И он пришел на вечье, и народу всему кланялся: не
убивайте, мол! И принял веру християнску, и на девке женился на той, сором
снял с ей, овенчались.
Рассказывая, Олена смотрела задумчиво прямь себя. У нее свели четырех
овец, забрали портна, овес да две кади ржи...
Потрескивала лучина, бабы вздыхали. Фрося, что сидела ближе к светцу,
вздымая жирную грудь, наклонялась, брала новую лучину и вставляла в
светец. Мать вымолвила в сердцах:
- Княжесьво большое, хорошее, ето не дело - у вдовицы последнее



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.