read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Козлова из "Авроры". Козлов печатает нас... Или
хвалит на бюро обкома... Или не ругает... Мы даем
заработать Трофимкину ("Искорка"). Трофимкин, в
свою очередь... И так далее...
Вызывает меня Сахарнов:
-- Вы эту рукопись читали?
-- Читал.
-- Ну и как?
-- По-моему, дрянь.
-- Знаете, кто автор?
-- Не помню. Какой-то Володичев. Или Владимиров.
-- Фамилия автора -- Рамзес.
-- Что значит -- Рамзес?! Не пугайте меня!
-- Есть в правлении такой Рамзес. Володя Рамзес.
Владимиров -- его псевдоним... И этот Рамзес, между
прочим, ведает заграничными командировками. Так
что будем печатать.
-- Но это совершенно безграмотная рукопись!
-- Перепишите. Мы вам аккордно заплатим. У нас
есть специальный фонд -- "Литобработка мемуаров
деятелей революции".
-- Так он еще и старый большевик?
-- Володе Рамзесу лет сорок, но он, повторяю,
ведает заграничными командировками...
В результате я стал на авторов как-то иначе
поглядывать. Приезжал к нам один из Мурманска --
Яковлев. Привез рассказ. Так себе, ничего особенного.
На тему -- "собака -- Друг человека". Я молчал, молчал,
а потом говорю:
-- Интересно, в Мурманске есть копченая рыба?
Автор засуетился, портфель расстегнул. Достает
копченого леща... Напечатали... Собака -- Друг
человека... Какие тут могут быть возражения?..
Опубликовал Нину Катерли. Принесла мне
батарейки для транзистора. Иван Сабило устроил мою
дочку в плавательный бассейн... В общем, дело пошло.
Неизвестно, чем бы все это кончилось. Так, не дай
Господь, и в люди пробиться можно...
Тут, к счастью, Галина позвонила, истекал ее
декретный отпуск.
Прощай, "Костер"! Прощай, гибнущий журнал с
инквизиторским названием! Потомок Джордано Бруно
легко расстается с тобой...
Круг замкнулся.
И выбрался я на свет Божий. И пришел к тому, с
чего начал. Долги, перо, бумага, свет в неведомом
окошке...
Круг замкнулся.
23 апреля 76-го года, Раннее утро. Спят волнистые
попугайчики Федя и Клава. С вечера их клетку накрыли
тяжелым платком. Вот они и думают, что продолжается
ночь. Хорошо им живется в неволе...
Вот и закончена книга, плохая, хорошая... Дерево
не может быть плохим или хорошим. Расти, моя
корявая сосенка! Да не бывать тебе корабельною
мачтой! Словом, а не делом отвечаю я тем, кто замучил
меня. Словом, а не делом!
Я даже хочу принести благодарность этим
таинственным силам. Ведь мне оказана большая честь --
пострадать за свою единственную любовь!
А кончу я последней записью из "Соло на ундервуде": " "
Самое большое несчастье моей жизни
гибель Анны Карениной!
Ленинград, 1976Сергей Довлатов
РЕМЕСЛО
Часть вторая
Невидимая газета.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Пятый год я разгуливаю вверх ногами. С того дня,
как мы перелетели через океан. (Если верить, что
земля действительно круглая. )
Мы -- это наше безумное семейство, где каждый
вечно прав. В конце 79-го года мы дружно
эмигрировали. Хотя атмосфера взаимной правоты
не очень-то располагает к совместным действиям.
У нас были разнообразные претензии к советской
власти. Мать страдала от бедности и хамства. Жена --
единственная христианка в басурманской семье --
ненавидела антисемитизм. Крамольные взгляды дочери
были незначительной частью ее полного отрицания
мира. Я жаловался, что меня не печатают.
Последний год в Союзе был довольно оживленным.
Я не работал. Жена уволилась еще раньше,
нагрубив чиновнику-антисемиту с подозрительной
фамилией -- Миркин.
Возле нашего подъезда бродили загадочные
личности. Дочка бросила школу. Мы боялись выпускать
ее из дома.
Потом меня неожиданно забрали и отвезли в
Каляевский спецприемник. Я обвинялся в тунеядстве,
притонодержательстве и распространении нелегальной
литературы. В качестве нелегальной литературы
фигурировали мои собственные произведения
Как говорил Зощенко, тюрьма не место для
интеллигентного человека. Худшее, что я испытал
там, -- необходимость оправляться публично. (Хотя
некоторые проделывали это с шумным, торжествующим
воодушевлением... )
Мне вспоминается такая сцена. Заболел мой
сокамерник, обвинявшийся в краже цистерны бензина
Вызвали фельдшера, который спросил:
-- Что у тебя болит?
-- Живот и голова.
Фельдшер вынул таблетку, разломил ее на две
части и строго произнес:
-- Это -- от головы, А это -- от живота. Да
смотри, не перепутай...
Выпустили меня на девятые сутки. Я так и не
понял, что случилось. Забрали без повода и
выпустили без объяснений.
Может, подействовали сообщения в западных
газетах. Да и по радио упоминали мою фамилию. Не
знаю...
Говорят, литовские математики неофициально
проделали опыт. Собрали около тысячи фактов
загадочного поведения властей. Заложили данные в
кибернетическую машину. Попросили ее дать оценку
случившемуся. Машина вывела заключение: намеренный
алогизм... А затем, по слухам, добавила короткое
всеобъемлющее ругательство...
Все это кажется мне сейчас таким далеким. Время,
умноженное на пространство, творит чудеса.
Пятый год я разгуливаю вверх ногами. И все не
могу к этому привыкнуть.
Ведь мы поменяли не общественный строй. Не
географию и климат. Не экономику, культуру или
язык. И тем более -- не собственную природу. Люди
меняют одни печали на другие, только и всего.
Я выбрал здешние печали и, кажется, не ошибся.
Теперь у меня есть все, что надо. У меня есть даже
американское прошлое.
Я так давно живу в Америке, что могу уже
рассказывать о своих здешних печалях. Например, о
том, как мы делали газету. Недаром говорят, что
Америка -- страна зубных врачей и журналистов.
Оказалось, быть русским журналистом в Америке --
нелегкое дело. Зубным врачам из Гомеля
приходится легче.
Однако мы забежали вперед.
ДОМ



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.