read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



еще три недели каникул".


Часть вторая. КРУШЕНИЕ
Сентябрьские дни
Первая неделя сентября выдалась дождливая и ветреная. Словно
осень хотела напомнить школьникам: побегали, побездельничали - и
хватит. Но скоро природа смилостивилась и вернула лето. Теперь оно
называлось "бабье лето". Пришли ясные тихие дни - с неподвижными
листьями, присыпанными золотистой пылью, со стеклянными паутинками в
прозрачном воздухе.
Вера Вячеславовна раздумала заклеивать на зиму окна и каждый
день распахивала настежь створки. В теплом воздухе был запах увядаю-
щих деревьев, натертого шинами асфальта, политых из шланга цветоч-
ных гряд. Ласковое это тепло было непрочным, но все-таки еще летним.
По-летнему галдели воробьи, по-летнему шумела малышня на площадке
недалекого детского сада, и Журавленок прибегал - тоже летний, весе-
лый, загорелый, такой же, как в первый день, когда появился у Бран-
дуковых. Все в той же рубашке с черной ленточкой над карманом.
Надевать эту рубашку просил Игорь Дмитриевич. Он писал с Журки
и с Иринки портрет. Вернее, картину. Называлась она "Качели". Но это
пока. Может быть, потом у нее будет название "Друзья" или просто
"Лето". Не в этом дело. Дело в том, что картина получалась. Вера Вя-
чеславовна видела, что, когда Игорь берется за эту работу, он забы-
вает обо всем, кроме радости. Забывает о ссоре с начальством в отде-
лении Союза художников, о персональной выставке, которую то назна-
чают, то опять откладывают, о шумном приятеле Иннокентии Заволжском,
который мнит себя знаменитостью, а думает больше о веселых компа-
ниях и ресторане.
Впрочем, Иннокентию что? Он давно уже член Союза художников, у
него своя мастерская, три полотна в местной галерее, выставки чуть
не каждый год... А Игорю - работать и работать.
И он работал. С такой ясностью в душе, с такой хорошей улыбкой,
с какой до этого писал, пожалуй, только "Путь в неведомое". Еще в
начале августа он сделал первые этюды: пошел как-то с Иринкой и Жур-
кой прогуляться в соседний сквер, увидел, как они забрались на каче-
ли, и вдруг воскликнул: "Братцы, не уходите отсюда! Я сейчас!" И
помчался за этюдником...
В августе он работал прямо в сквере, уговаривал Иринку и Журку
позировать ему хотя бы полчасика в день. И они соглашались. Правда,
потом Иринка призналась, что Журка очень стеснялся любопытных зрите-
лей, да и она тоже.
А сейчас Игорь писал в своей комнате - в те дневные часы, ког-
да сентябрьское солнце врывалось в распахнутое окно. В комнате соо-
рудили перекладину, подвесили самодельные качели - доску на толстых
веревках. Иринка садилась на нее, Журка вскакивал, Игорь торопливо,
брался за кисть. И было хорошо - никаких зрителей, кроме Веры Вячес-
лавовны. Но Вера Вячеславовна видела, что ее не стесняются нисколеч-
ко...
Холст был высотой больше метра, шириной сантиметров семьдесят.
На нем среди солнечной зелени, за которой виднелись крыши и антенны,
спокойно висели качели. Иринка в белом платьице с синими горошинами
сидела, свесив с доски ноги, улыбалась и смотрела вверх - на Журку.
Журка стоял, ухватившись за веревку, тянулся вверх и показывал ку-
да-то в небо: то ли на веселых птиц, то ли на самолет. Но смотрел не
в высоту, а на Иринку, словно спрашивал: "Видишь? Здорово, да?" В
золотистом свете, тоненький, легкий, на прямых напружиненных ногах,
он сам был, как лучик, отраженный осколком зеркала с земли в небо.
И в Иринке и в Журке была беззаботность и в то же время ка-
кая-то беззащитность. И, глядя на картину. Вера Вячеславовна каждый
раз со щемя щей нежностью и тревогой вспоминала голубую жилку, кото-
рую, кажется, кожно перебить даже травинкой...
На первый взгляд картина была готова. Но Игорь продолжал рабо-
тать, трогая бликами листья, солнечными точками - ребячьи волосы,
зеленым сумраком - тени в кустах. Тонко выписал сухой стебелек, зас-
трявший под погончиком Журкиной рубашки, и крылатое семечко клена,
упавшее Иринке на платье.
Один раз Вера Вячеславовна робко намекнула, что, может быть,
стоит уже оставить картину. А то можно "зализать" и "пересушить".
Однако Игорь нетерпеливо мотнул головой и с осторожной ласковостью
спросил у Журки:
- Завтра заглянешь, Журавлик? А то скоро солнце будет уже не
то...
Вера Вячеславовна думала, что Игорю просто жаль расставаться с
этой работой. Но, может быть, он был и прав, когда говорил, что кар-
тина не закончена. Художнику виднее. Никому из посторонних Игорь по-
лотно не показывал, даже Иннокентия решительно прогнал с порога
своей комнаты.
- Ну-ну, значит, шедевр создаешь,- обиженно басил тот.- Хочешь
поразить ценителей очередным взлетом... Верю и одобряю. А только от-
дых тоже необходим для творческой личности. Зашел бы ко мне, посмот-
рел бы мои работы, я не таюсь. Обсудили бы кое-что, посидели...
- Иди, иди, Кеша,- шепотом сказала Вера Вячеславовна, потому
что с улицы на третий этаж донеслось знакомое щелканье кроссовок по
асфальту: это опять мчался к Брандуковым Журка.
Вера Вячеславовна видела, что ни Журку, ни Иринку не утомляют
эти "сеансы живописи". Игорь не заставлял ребят замирать в нужных
позах, не ворчал, когда они баловались и раскачивали доску. Он рабо-
тал быстро, легко схватывая мгновенные движения света и красок.
У Веры Вячеславовны был отпуск. Радуясь, что он выпал на эти
славные дни, она садилась в углу мастерской, смотрела, как работает
муж, и слушала, о чем болтают ребята. А иногда сама расспрашивала о
школьных делах. Спросила однажды, нравится ли Журке школа.
- Да ничего, нравится,- отозвался Журка, покачивая доску.- Та-
кая же, как у нас в Картинске.- Он вдруг засмеялся:- Так же дежурные
голосят у дверей: "Где сменная обувь?" И так же столовой пахнет на
первом этаже. Будто и не уезжал со старого места.
- По-моему, у вас очень славная классная руководительница,- ос-
торожно заметила Вера Вячеславовна.
- Всякая,- со вздохом проговорила Иринка.
Журка сказал:
- Иногда покрикивает, а так ничего... Зато знаете, что хорошо?
Что мы в одном классе. Иринка, я да еще ребята с нашего двора: Саня
Лавенков, Митька Бурин, Горька Валохин... Тот, что заходил недавно.
Вера Вячеславовна кивнула. Она помнила мальчика, у которого бы-
ли коричневые с медным отливом волосы и непонятный взгляд из-под
этих волос: настороженный и немного виноватый. Мальчик побыл недол-
го, обедать отказался и ушел, объяснив, что дома "куча дел". На по-
роге он обернулся и спросил у Журки:
- Я вечером зайду к тебе, ладно?
- Конечно!- откликнулся Журка.
И тогда мальчик улыбнулся. Улыбка была не похожа на его взгляд
- короткая, но доверчивая.
- Вы что, по вечерам вместе уроки делаете?- чуть-чуть ревниво
спросила Иринка, когда мальчик ушел. Журка сказал беззаботно:
- Нет, я их еще днем успеваю сделать. Задают-то, сама знаешь,
всего ничего...
Задавали, и правда, пока немного. Журка делал уроки буквально
за полчаса, а вечером зарывался в дедушкины книги. Одни из них были
интересные, и Журка читал их подряд. Некоторые казались скучноваты-
ми, но Журка все равно перелистывал их: разглядывал старинные помет-
ки на полях, иллюстрации, виньетки, читал отдельные страницы. И
знал, что когда-нибудь и эти книги прочитает всерьез. А пока они ра-
довали его даже непрочитанные. Они были как загадочные гости из да-
леких времен. В каждой из них таилась неспокойная и громадная жизнь.
Даже в таких непонятных, как, например, "Сочинение об описи морских
берегов, Г. Мекензия". "Сочинение" было издано при Морском кадетском
корпусе в 1836 году. Книга эта, наверно, побывала в экспедициях на
парусных фрегатах, которые искали незнакомые берега. А может быть,
ее читали знаменитые адмиралы - Нахимов, Невельской, Беллинсгаузен,
Литке?
Журка открывал наугад страницы, и там среди сухих наставлений и
схем попадались слова, которые пахнут джунглями и соленым прибоем:
"Если и не принять в уважение недостаток самого барометра... то
при всем том способ измерения при помощи сего инструмента не может
удобно употреблен быть в таковых путешествиях, поелику в неизвест-
ных, мало населенных и большей частию еще диких странах едва только
можно найти тропинку на ровном месте, а тем паче еще обрести через
утесы и леса дорогу на вершину никогда не посещенной горы..."
Листаешь желтую шероховатую бумагу и будто сам идешь на валкой
шлюпке у полосы прибоя, и пена летит через борт, хлещет по высоким
ботфортам, и соленые капельки оседают на выпуклом стекле медной
подзорной трубы. А за бурунами - берег незнакомой страны с непрог-
лядной чащей дикого леса. Что там, в этой чаще? Развалины древних
городов? Неизвестные звери и птицы? Отравленные стрелы осторожного
африканского племени?..



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.