read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


А вместо всего того, что ее ждало, она встретила этого парня, этого
недотепу, который, верно, еще даже и не брился ни разу, этого избалован-
ного мальчишку, который считает себя одним из чудес света и думает, что
вокруг все чокнутые, который шага не может ступить, чтобы не попасть вам
под ноги и не разорвать вам чулки, мой малыш, мой дорогой, мой любимый,
мой Даниель.
Она вдруг осознала, что едет в автобусе в сторону площади Бастилии и
ей следует взять билет. Она купила билет до самой площади, Боже, как все
это ей надоело, дальше она пойдет пешком, куда глаза глядят, с кара-
мелькой во рту и вкусом поцелуя на губах, вот тогда она даст волю сле-
зам, никто не увидит, как я плачу, он разорвал мне три пары чулок, и я
хочу умереть, клянусь жизнью, я хочу умереть, раз я больше его никогда
не увижу.
На площади Бастилии, когда она уже вышла из автобуса и шла, размахи-
вая руками, потому что забыла сумочку в четыре часа в конторе, она впер-
вые подумала: "Я уже была здесь, но тогда он был рядом со мной, это было
и ужасно, и чудесно, если бы мама об этом узнала, она бы упала в обмо-
рок, но мне наплевать на все, наплевать, тем хуже для меня, я плачу".
Она плакала, проходя через площадь, плакала, как последняя дура, нас-
тоящая тетеря, мне наплевать, а те, кому это не нравится, могут на меня
не смотреть, мне наплевать, какая огромная площадь, черная и блестящая,
окруженная со всех сторон далекими огнями фонарей. Дала ли я ему денег,
чтобы он смог хотя бы поесть в поезде?
Здесь она уже была вместе с ним. В каком бы месте этого сырого про-
мозглого города она теперь ни оказалась, она будет вспоминать, что уже
побывала здесь с ним в эти два дня. Когда же это было? В субботу. В так-
си.
"Не стану прямо сейчас возвращаться домой, - решила она. - Пойду пеш-
ком до Пале-Руаяль, найду какое-нибудь не очень ярко освещенное кафе,
закажу глазунью из двух яиц, буду есть и читать газету, а потом отправ-
люсь пешком на улицу Бак. Поднимусь к себе, приведу в порядок комнату,
словно ничего и не случилось. Или же зайду в какой-нибудь бар и буду ва-
лять дурака. Буду болтать с парнями, танцевать, выпью что-нибудь покреп-
че, чтобы закружилась голова и я смогла бы обо всем позабыть, но что мо-
жет заставить меня позабыть Даниеля?"
Три дня назад, в пятницу вечером, она расцеловалась с матерью и млад-
шим братишкой на вокзале в Авиньоне. Села в поезд, у нее были крепкие
зубы маленькой хищницы и счастливая улыбка, при виде которой мама сказа-
ла:
- Тебе совсем не жаль, что ты расстаешься с нами?
А она ответила:
- Мы скоро увидимся! На Рождество! Всего через три месяца, это же
пустяки. А что значат три дня?
Он стоял, вытянувшись, как солдат на посту, в тамбуре возле туалета,
у самой "гармошки", ведущей в соседний вагон, готовый перейти туда, как
только появятся контролеры, светловолосый, с перекинутым через руку пла-
щом, в мятом твидовом костюме, у него были глаза побитого пса и на ред-
кость дурацкий вид.
Поезд уже отправляли. Он наклонился, чтобы помочь ей поднять в вагон
чемодан, потерял равновесие и вот тогда-то и порвал ей первую пару чу-
лок.
Она сказала ему со злостью: "Пустите, я уж как-нибудь справлюсь са-
ма". У нее еще болела лодыжка, по которой он ее стукнул. Петли на чулке
поползли, и закрепить их было уже невозможно. Не стоило даже доставать
лак для ногтей, чтобы склеить края дырки.
Он не извинился, он не умел извиняться. Он стоял рядом, дурак дура-
ком, и сказал:
- А он тяжелый. - И, глядя своими печальными глазами, как она припод-
нимает подол, чтобы взглянуть на порванный чулок, добавил (этого ей
только не хватало): - Теперь только на выброс. У меня на подошвах желез-
ные штуковины, мне их мама поставила, я всем рву чулки.
Поезд уже шел полным ходом, и она, придерживая платье и прижав смо-
ченный слюной палец к порванному чулку, подняла на него глаза и по-нас-
тоящему разглядела его. Красивое лицо, лет пятнадцать или шестнадцать,
вид как у побитого пса, и тогда она сказала, что все это не имеет значе-
ния, все это ерунда. И сама донесла чемодан до купе.
В середине коридора у открытого окна стояла женщина, Жоржетта Тома, и
длинноносый мужчина, Кабур. Женщина, чтобы пропустить ее, слегка втянула
зад, взглянула на нее, и глаза ее. Бог знает почему, она никогда не за-
будет (может быть, потому, что та умерла); она смотрела как человек, ко-
торый ее, Бэмби, знает, глаза эти словно говорили: "А вот и она".
В купе была особая атмосфера, было душно и жарко. Нижнюю полку справа
занимала женщина, нижнюю слева - мужчина.
Бэмби легла на свою полку, думая о маме, о своих трех платьях, кото-
рые неплохо было бы достать из чемодана и повесить на плечики, о разор-
ванном чулке. Она под одеялом стянула с себя чулки, а затем, поворачива-
ясь с боку на бок, и платье. "Не могу же я спать одетой, интересно, как
поступают другие?"
Блондинка, мадам Даррес, про которую Даниель сказал ей позднее, что
она актриса, была в розовой пижаме и розовом халатике. Она читала ил-
люстрированный журнал и время от времени поглядывала на Бэмби. И, нако-
нец, сказала:
- У вас есть лампочка над головой.
Бэмби включила свет, ответила: спасибо, теперь все хорошо продумано в
поездах.
По правде говоря, она впервые ехала в подобном вагоне. Она аккуратно
уложила свое платье у самой стены, поставила сумку в ногах, спрятала
чулки под подушку и, засунув в рот вишневую карамельку, принялась читать
взятую с собой книгу. Чуть позже, широко распахнув дверь, в купе вошли
контролеры.
- Есть. Бегу! - сказал официант. - Глазунья из двух яиц и к ней круж-
ка пива.
Бэмби сидела одна за столиком в небольшом кафе на Пале-Руаяль.
Она во второй раз перечитала статью во "Франс Суар", но не нашла ни-
чего нового. Лишь более многословно было изложено то, о чем уже сообща-
лось в утренних выпусках. Говорилось, что уголовная полиция очень сдер-
жанна, что в ближайшее время преступник будет арестован. Она напрасно
искала имя инспектора Грацциано, о котором Даниель сказал ей: "Вот ему я
доверяю". У нее, верно, были красные глаза, потому что официант, подавая
глазунью, пристально посмотрел на нее, а уходя, дважды оглянулся. Ей за-
хотелось достать из сумочки пудреницу, но тут она вспомнила, что забыла
ее в конторе, на улице Реомюра. Кошелек, к счастью, был у нее в кармане
пальто вместе с мокрым от слез платком "Понедельник" и конфетами, кото-
рые Даниель отказался взять.
Мысль вышить на носовом платке "Понедельник" пришла в голову ее маме.
Так она вышила на платках все дни недели. В поезде, когда она впервые
встретилась с Даниелем, случилась целая история с платком "Пятница",
красным в мелкую зеленую клетку.
Ей пришлось приподняться и, придерживая на груди одеяло, чтобы не по-
казаться в бюстгальтере, протянуть руку к своему голубому пальто. Она
подала билет тому из контролеров, который стоял к ней ближе. Второй
контролер проверял билет крашеной блондинки. Потом они разбудили мужчи-
ну, спавшего внизу под полкой Бэмби, и он, ворча, с трудом открыл глаза.
Воспользовавшись тем, что никто на нее не смотрит, она натянула голу-
бое пальто и спустилась вниз. Сунув ноги в туфли, она вышла в коридор.
Жоржетта Тома и Кабур все еще болтали, стоя рядом у открытого окна. Мо-
лодая красивая брюнетка курила, выпуская большие клубы дыма, которые ве-
тер гнал обратно в коридор. По черному небу проплывали черные деревья.
Туалет был занят. Она перешла через "гармошку" в соседний вагон, но
там в туалете тоже кто-то был, и она вернулась. В "гармошке", где пол
ходил ходуном у нее под ногами, как в аттракционе на ярмарке, ей приш-
лось, чтобы сохранить равновесие, обеими руками держаться за стены, и
она испачкала пальцы.
Она подождала еще немного. Она слышала, как контролеры по очереди
входят в другие купе: "Простите, дамы-господа... ". В конце концов она
подергала дверь за ручку, как это делают в школе, когда ждать невмоготу,
а туалет никак не освобождают.
Внезапно дверь отворилась, и стоило ей увидеть его испуганные глаза,
его затравленный вид, как она сразу все поняла. И впрямь, как в школе,
когда она еще не сдала экзамен на бакалавра, она как бы вернулась на три
или четыре года назад: лагерь преподавателей и лагерь учеников, секреты,
фискальство, страх перед надзирателями.
- Что вам надо? Он вскинулся, как маленький задорный петушок, увидев,
что это не контролеры (надзиратели). Она ответила:
- Всего лишь сделать пи-пи! Это был тот самый мальчишка, который пор-
вал ей чулок, у него были светлые волосы и совершенно растерянный вид,
он прошептал чуть ли не плача:
- Не стойте здесь. Уходите. У меня нет билета.
- Нет билета?
- Нет.
- И поэтому вы там заперлись? Чего вы этим добьетесь?
- Не говорите так громко.
- А я и не говорю громко.
- Нет, вы говорите громко.
Тут они оба услышали шаги контролеров (голоса надзирателей), которые
вошли в последнее купе вагона, всего шагах в десяти от них. " Простите,
дамы-господа..."
И тогда он схватил ее за руку, это был его первый решительный жест.
Он сделал это так резко, что она чуть не вскрикнула. Он втянул ее в туа-
лет. И запер дверь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.