read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Я серьезно. Вы просто очень боитесь не успеть защитить кого-то, когда вдруг возникнет необходимость.
- Это нормально, - пожимаю плечами.
- По Фрейду, все наши комплексы можно разложить на две составляющие: стремление к жизни - половое влечение, стремление к смерти - тяга к убийству или самоубийству.
- Мудрено. Переведите.
- У вас сформированный "отцовский комплекс". Для вас любить девушку означает еще и восхищаться, оберегать, помогать, защищать, заботиться... Да, и - наказывать. Имеется в виду сексуальная имитация наказания.
- Понятно. Великий и мудрый, - произношу я и неожиданно добавляю, - как Гудвин.
- Тоже любимая сказка?
- Ага. Изумрудный город. Место, где много "зелени".
- Мнимой зелени... Если помните, в городе просто запрещалось ходить без зеленых очков.
- Всякая зелень мнима. Но по осени превращается в золото. В Эльдорадо... Потом - снег. Смерть. Ничто.
- Снег - не смерть. Просто сон.
- Кстати, что там Зигмунд извлек по психологии сновидений? - Наливаю полный бокал бренди. Выпиваю. Мужчина усмехнулся:
- Ну да, вы агрессивны. Это мы тоже учли. Ну а все вместе складывается так, чтобы защитить, спасти кого-то, вы готовы пойти на очень серьезный риск, и вас не остановит даже инстинкт самосохранения. А это и есть скрытая форма стремления к самоубийству.
Психиатры, мать их!.. А чего я, собственно, завелся? Ладно, подставили мне девочку в казино, она приласкала меня на пляже, потом "отобрали" и тем спровоцировали агрессивность по отношению к амбалу, устроившему мне с утреца проверку на вшивость? Вот уж дудки! При таком поведении морду я бы ему набил безо всякого секса накануне.
И не я его застрелил, беспомощного, пулей в затылок.
Так что, Скворцов-Степанов, мои комплексы рядом с вашими...
Один японец несколько веков назад наблюдал, как сломалась ветка яблони под шапкой снега. А ивовые ветви, упруго прогнувшись, сбросили снег и остались невредимы.
Этот мастер создал джиу-джитсу, позднее ставшую дзюдо. И сформулировал принцип: "Поддайся, чтобы победить!"
Стремление к самоубийству? Теоретически, может, и любопытно, но... "Победи и останься живым!"
- Итак, теперь можно вернуться к вопросу, почему вы до сих пор живы и сидите здесь. - Мужчина неспешно потягивает коньяк из пузатого бокала.
- А вы? Почему вас до сих пор машина не переехала - в столице машин уйма! Или почему инфаркт не хватил - работа ведь напряженная... Значит, такова ваша фортуна. Пока.
- Фортуна здесь ни при чем. А что до моей работы - она успешна и результативна. В ней нет проколов. В отличие от вас я профессионал. И ничего не упускаю.
- Ну, если так... - Наливаю бокал до краев, взвешиваю в руке пустую бутылку и... кидаю мужчине. Тот ловит ее правой рукой. Ловко.
Может, в иерархии ты и крутой мэн, а по жизни - скверный мужичонка. Это без балды.
- Доход от сдачи посуды присваиваете или в кассу организации?
Глава 25
Если он и растерялся, то только на миг. Снова пригубил коньяк, растянул губы в улыбке.
- Ну что ж... Вы очень наблюдательны.
- А у вас, господин хороший, тоже комплексы... Не знаю, как по Фрейду, а по мне - живодерские. Посмотреть жертве в глаза, прежде чем уничтожить... Наша встреча в скверике могла и не закончиться так гладко...
- Нет. Это тоже профессионализм. Предпочитаю сам видеть объект...
- Не доверяете, выходит, психоаналитикам?..
- Личное впечатление дороже. Человек может обмануть во всем, кроме привычного: жесты, походка, поворот головы... Кстати, на чем я прокололся? Надо мной прекрасные гримеры поработали: парик, усы, цвет глаз, одежда... Под щеками - специальные прокладки, меняющие и овал лица, и дикцию...
- Человек может обмануть во всем, кроме привычного: жесты, походка, поворот головы, - повторяю я за Смирновым, только менторским тоном. Звучит издевательски. Чего и добиваюсь: если ему и не нравится что-то, эмоции муж-чинка контролирует. Или мнит себя аристократом духа, или имеет лишнего туза в рукаве. А может, и то, и другое.
- А все-таки?
- Руки.
- Руки? По-моему, они были достаточно грязными.
- Не то. Руки пьяницы-попрошайки другие. Аллергенные пятна от употребления дешевых вин и суррогатов, кожа, вены... Порезы от бутылочных пробок...
- М-да... Но согласитесь, было бы чересчур: ради мимолетной встречи пить "Шипр" и закусывать колбасной шкуркой.
- Не в этом дело. Руки скверного мужичка работают по-другому: не так берут бутылку, не так - сигарету...
- А все-таки вы меня на месте не раскололи. Главное - результат.
- Голова была другим занята...
- Нашими заботами...
Так, достаточно. Цену я себе набил, пора и по существу почирикать.
- Хорошо. Убедили. Итак, вы хотите предложить мне сотрудничество... В качестве мормышки? Живца?
- Вы обижены?
- Еще бы. С моими-то комплексами. К тому же любопытно знать, на кого я буду работать.
- Во-первых, это вопрос непрофессионала.
- А я он и есть.
- Во-вторых, я говорил не о работе, а о сотрудничестве. О работе можно поговорить позднее.
- Хорошо. Зачем я вам нужен?
- Когда-то вам были переданы сведения, в которых мы очень заинтересованы.
- Чего-чего, а информации у меня - полная бестолковка. Помню, что коня Александра Македонского звали Буцефал, а лидера американской компартии - Гэс Холл. Что именно вас интересует?
- Три года назад вы встретились с девушкой. Ее имя - Лена.
- Красивое имя. А главное, редкое. Немудрено и запомнить. Если я начну вспоминать всех Лен, встреченных мною, на это уйдет остаток жизни.
- Прекратите паясничать. Вполне возможно, этой жизни вам осталось не так много.
- На все - воля Божья.
- В данном случае - моя. Эту девушку вы не забыли, а я вам напомню: вы провели с ней три дня в особнячке на Территории. Вас запомнили.
- Это не значит, что запомнил я. Персона-то вам досталась легкомысленная, или аналитики не доложили? С чего вы решили, что именно та встреча возымела для меня какое-то значение?..
- А это даже не важно, что решил я. Важно, что вспомните вы. Или - мы потеряем к вашей персоне, как вы выразились, всякий интерес. Для вас это - конец. Крышка.
- Положим, я ее помню. Что именно вас интересует? Цвет глаз? Цвет волос? Цвет трусов?
- Мы предполагаем, что девушка передала вам информацию. Очень важную информацию.
- Пусть мне и каюк, но могу поклясться: никакой информации Лека мне не передавала. На чем вам присягнуть - Библия, Коран, Талмуд? Могу на Уголовном кодексе и на собрании сочинений вождя. Того, что вам ближе.
- До нашего разговора я тоже в этом сомневался. Но сейчас - уверен: информация у вас. Я допускаю, что девушка сделала это в такой форме, что вы не поняли, что вам передано. И тем не менее часть ее вы уже вспомнили, осознанно или нет.
- Извините, вопрос не праздный, может, это поможет мне вспомнить...
- Да?
- Не понимаю... Если она и сделала это, то зачем? Ведь я для нее был человек достаточно случайный...
- Возможно, девушка решила, что вам можно доверять. Что вы надежны. Что вы для нее - не случайны и сможете помочь в трудной ситуации... Кстати, она и не ошиблась: интуитивно пришла к тому же, чему и наши аналитики после кропотливого изучения вашей личности.
- Но все это имеет смысл только в том случае, если бы я знал, о чем речь.
- Ничего, вы догадливы. У вас развитая интуиция. Возможно, девушка рассчитывала позднее связаться с вами, сказать ключевое слово или дать дополнительную информацию, и вы бы все поняли. И начали действовать.
- Может, теперь подскажете?
- Подскажу. Но запомните одно: никакой обратной или запасной дороги у вас нет. Или вы скажете нам все, что помните, или умрете.
- Все мы смертны. Но один нюанс: где гарантии, что после того, как я изложу вам интимные подробности наших встреч и вы удовлетворитесь, - я хмыкнул, - вы не шлепнете меня за ненадобностью?
- В этом не будет необходимости. Посмотрите вот это!.. - Он бросает мне на колени конверт. Раскрываю.
Фотографии. Я с амбалом на пляже. В состоянии, так сказать, ссоры. Крупно: голова амбала, пробитая пулей. Я вылезаю через балкон на Конева. Стою с оружием в комнате. И - фотографии трупов, крупно. И, наконец, одни трупы: особнячок. Прямо не фотоколлеция, а мясокомбинат какой-то.
- Ну что? - Пожимаю плечами. - У вас свои вкусы, у меня свои. Я предпочел бы "Плейбой".
- Нам нет необходимости убивать вас. Гораздо выгоднее держать вас на крючке.
- Сорваться могу...
- Вряд ли. Лески у нас прочные, ловцы опытные.
Наливаю хрустальный стакан коньяку. Выпиваю залпом. Следом - еще один.
Мужчина смотрит на меня, чуть склонив голову. С презрением. По его версии - я сломался и вот-вот решусь. На откровенность. А потом - он прикажет меня пришить. С чувством хорошо выполненной работы. И глубокого удовлетворения.
- Прекратите наливаться... Лучше вспоминайте. Вслух.
- Ребята. - Голос у меня чуть хриплый, язык ворочается медленнее - то, что нужно. - Если я такой важный, что ж вы меня в такую бодягу подставили... Ведь живой остался, ей-богу, чудом... - Похоже, мне даже удалось хлюпнуть носом и влажно заблестеть глазами от жалости к себе...
- Вышла недоработка. Мы передали ваши данные в центр, они что-то не очень оперативно сработали... Мы получили ответ, когда вас уже ввели в здешнюю операцию. Накладки случаются везде. - Ну да, и на солнце пятна...
Наливаю еще стакан. Из другой бутылки.
- Прекратите!
- Я чуточку... Половиночку...
Итак, дружок, ты должен поверить, что сломал меня. Должен. Я чувствую, как лицо покраснело от спиртного, кровь пульсирует в висках... Нужен еще один ход. Верный. Беспроигрышный. Что для него?
Поднимаю голову. Тяжело.
- Сколько вы мне заплатите? Если я вспомню?
- Вы блефуете, Дрон. Вы ведь достаточно равнодушны к деньгам.
- К деньгам - да. Но не к тому, что на них можно купить.
Мужчина задумался.
- Сколько вы хотите?
- Сто тысяч. Долларов.
- Это большая сумма.
- Для меня - да. Для вас - нет.
- Вы получите эти деньги.
- Когда? Как?
- Вспоминайте информацию. Я жду.
Смотрю на него просительно:
- Я чуть-чуть. - Для убедительности показываю пальцами: - Сто граммчиков...
Лицо у мужчины как каменное. Интересно, он именно так представляет себе лик презрения? Наверное, я хорошо вписываюсь сейчас в его жизненную установку: я - тля, он - повелитель. Или - вершитель.
Доливаю спиртное до полного стакана. Жадно пью. В два глотка. Опускаю голову.
Итак, какой основной грех людской? Гордыня. Отец всех остальных и всяческих: зависти, алчности, властолюбия. Человек считает, что Господь ему недодал... Значит, нужно взять самому. Силой. У других. Гордыня...
Этот скверный мужичонка не выносит оскорблений. А я как раз собираюсь это сделать. Положить и на него, и на его гребаную организацию... Пусть развяжется, а там видно будет. Для него я - пустяк человеческий, пыль, ничто. Но... Тщеславие... Тем более, я - временное явление... Ничего он не теряет... А я выигрываю... Время. Ничего другого у меня уже не осталось.
Пора.
Поднимаю лицо. Искаженное пьяным презрением и жаждой справедливости:
- Ты... Позорный сучара... Ты кого купить хочешь?.. Дрона?.. Редкую птицу - в клетку?.. Да срать я хотел на тебя и на твою говенную организацию... Ты посмотри на себя в зеркало... Ты кто?.. Опер?.. Контролер?.. Ты - шлюха в штанах, сутенер, паскудный сводник, вот ты кто! И вся твоя служба - публичный дом, только здоровый... Сучары... Позорные...
Тяжело опускаю голову.
Пьянство дает одно преимущество: говорить то, что хочешь. В моей ситуации это преимущество абсолютно: не придется отвечать за свои слова. Ибо скоро спросить будет не с кого.
Он должен мне поверить!
Снова поднимаю лицо.
Мужчина улыбается. Он совершенно спокоен.
- Благодарю вас, Дрон. Вы действительно . Я в вас не ошибся...
Что-то мне очень не нравится такое начало...
- Хотите знать, что мы за организация? Ну что ж... Вы же понимаете, есть власть явная, ничего не значащая. И есть власть тайная. Реальная. Эту власть я и представляю.
- Масоны, что ли?
- Не говорите ерунды, вы же не обыватель, обчитавшийся идиотской прессы. Миф о масонах просто сохраняет в обществе определенное напряжение... Это как для ребенка - Баба Яга в темной комнате. Мы - власть реальная, власть профессионалов, заботящихся о будущем человечества... Мы - элита...
- А по мне вы - говно...
- Прекратите, Олег, вам это не идет.
- Почему? Я-от души. Всякая сволочь называла себя спасителями человечества от чего-то... А иначе - неинтересно.
- Все они были болтуны. Мы - профессионалы.
- Ага. Девкам юбки задирать...
Хлопок! Вздрагиваю. Блин - шампанское. Смирнов-Ласточкин наполняет бокал и выпивает с удовольствием. Тоска! Что же я упустил?.. Наливаю ледяного "Нарзана" и медленно пью.
- Мы организовались больше десяти лет назад.
- Еще при...
- Да. Прекрасно было видно, к чему все идет. И - стали кропотливо и неспешно подбирать кадры. Информацию. Ведь на самом деле в этом мире только две вещи обладают истинной ценностью: произведения искусства и информация. Хотите послушать притчу?
Мне сейчас если чего и не хватает, так это проповеди. Ну да время работает на меня. На меня? Что-то я уже не уверен в этом.
- Почему нет?
- Слушайте. Внимательно. Однажды трое юношей, охранявших царя Дария, сказали друг другу: пусть каждый скажет слово о том, что всего сильнее. И чье слово окажется разумнее, тому царь даст великие дары и великую награду.
И тотчас, написав каждый свое слово, запечатали и положили под изголовье царя Дария.
Один написал: сильнее всего вино.
Другой написал: сильнее царь.
Третий написал: сильнее женщина.
Утром прочитал написанное царь и призвал к себе сановников, и призвал юношей, и велел им объяснить на писанное.
И начал первый, и сказал: "О мужи! Как сильно вино! Оно делает ум царя и сироты, раба и свободного, бедного и богатого одним умом. И всякий ум превращает в радость и веселье, так что человек не помнит никакой печали и никакого долга, и делает все сердца богатыми, и никто не думает ни о царе, ни о сатрапе, и всякого заставляет говорить о своих талантах. И когда опьянеют, не помнят о друзьях и братьях, и скоро обнажают мечи, а когда истрезвятся, не помнят, что делали. О мужи! Не сильнее ли всего вино, когда заставляет так поступать?"
И начал говорить второй, сказавший о силе царя. И сказал: "О мужи! Не сильны ли люди, владеющие замлею и морем и всем содержащимся в них? Но царь превозмогает и господствует над ними, и повелевает ими, и во всем, что бы ни сказал им, повинуются. Если скажет воевать, - воюют, и убивают, и бывают убиваемы, но не преступают слова царского; если же победят, отдают царю всю добычу. А те, что не сражаются, возделывают землю и приносят царю дань.
И он один, если скажет убить, - убивают; если скажет отпустить, - отпускают; сказал бить - бьют; сказал опустошить - опустошают; сказал строить - строят; сказал срубить - срубают; сказал насадить - насаждают; и весь народ его и войско его повинуются ему. И не могут ослушаться его. О мужи! Не сильнее ли всех царь, когда так повинуются ему?"
Третий же сказал: "О мужи! Не велик ли царь и многие из людей, и не сильно ли вино? Но кто господствует над ними и владеет ими? Не женщины ли? Жены родили царя и весь народ, который владеет небом и землею...
Люди собирают золото и серебро, а потом увидят красивую женщину и устремляются к ней, оставив все. Человек оставляет воспитавшего его отца и страну свою и прилепляется к жене своей, и с женою оставляет душу и не помнит ни отца, ни матери, ни страны своей. Человек берет меч и выходит на дороги грабить и красть, но лишь только украдет, похитит или ограбит, относит то к возлюбленной. Многие сошли с ума из-за женщин и сделались рабами из-за них. Многие сбились с пути, погибли и согрешили через женщин.
Не велик ли царь властью своей? Не боятся ли все страны прикоснуться к нему?
Но вот сидит царская наложница по правую руку царя, и снимает венец с его головы, и возлагает на себя, а левою ударяет царя по щеке. И при всем том царь смотрит на нее раскрыв рот: если она улыбнется ему, улыбается и он, если же она рассердится, он ласкает ее и осыпает дарами, лишь бы помирилась с ним.
О мужи! Не сильны ли женщины, когда так поступают они?.."
Смирнов наливает бокал шампанского и медленно пьет. На лбу - бисеринки пота.
- И что? - довольно глупо спрашиваю я.
- Властью обладает не тот, кто обладает должностью, а тот, кто имеет влияние.
- Накачивать вельможу спиртным и девок подставлять?
- Нет. Наша цель - вовсе не эксплуатация человеческих слабостей и пороков. Хотя это и допустимо при достижении определенных тактических задач. Помните, в чем главная ошибка социалистов?
- Смотря в чьей интерпретации. Одни говорят: много перестреляли. Другие, мало перестреляли.
- "Преступление и наказание" Достоевского давно перечитывали?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.