read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Что же вы увидели?
- Нечто весьма странное. Рослая длинноногая девица. Карен все время
повторяла, что хотела бы иметь такие же длинные ноги, а та девица просто
сидела и молчала. Надо полагать, она была хорошенькая, но уж больно чудная.
Как будто спала. Может, наширялась. Наконец, где-то через час, она
заговорила и начала плести всю эту белиберду.
- Какую белиберду?
- Ну, не знаю. Странные вещи. Вроде как "дожди в Испании подмыли здания".
И сочиняла стихи про то, как люди резвятся в макаронных полях. Белиберда,
понимаете? Я бы это стихами не назвала.
- Как звали эту девушку?
- Не помню. Кажется, Энджи.
- Она студентка?
- Нет. Она молодая, но нигде не учится. Работает. Кажется, Карен
говорила, что она медсестра.
- Постарайтесь вспомнить ее имя, - попросил я.
Джинни сосредоточенно уставилась в пол, потом покачала головой:
- Нет, не могу. Я не обратила на нее особого внимания.
Мне не хотелось менять тему, но надо было торопиться.
- Что еще вы могли бы рассказать мне о Карен? - спросил я. - Она
нервничала?
- Нет, была само спокойствие. Все наши с ума сходили от волнения,
особенно перед экзаменами, а ей, похоже, было на все наплевать.
- Она была энергичной девушкой? Подвижной? Словоохотливой?
- Карен? Не смешите меня. Сонная она была и полумертвая, только в дни
свиданий и оживала. А так все время сетовала на усталость и переутомление.
- Она много спала?
- Да, продрыхла почти все занятия.
- Какой у нее был аппетит?
- Да обыкновенный. Завтрак и обед она обычно тоже просыпала.
- В таком случае Карен, наверное, теряла в весе?
- Как раз наоборот, - ответила Джинни. - Прибавила. Не так чтобы много,
но прилично. За каких-нибудь полтора месяца. Не могла влезть ни в одно
платье, и ей пришлось покупать новые.
- Вы заметили какие-нибудь другие изменения?
- Вообще-то да, но я не знаю, важно ли это. То есть для Карен это было
важно, но все остальные ничего не замечали.
- Чего не замечали?
- Видите ли, Карен вбила себе в голову, будто бы ее тело обрастает
волосами. Руки, ноги, понимаете? И над губой тоже. Она жаловалась, что
замучилась брить ноги.
Взглянув на часы, я увидел, что уже почти полдень.
- Что ж, не хочу отрывать вас от занятий...
- Ерунда, - перебила меня Джинни. - С вами интереснее.
- Неужели?
- Ну, смотреть, как вы работаете, и все такое.
- Но ведь я - обычный врач, и вы уже наверняка беседовали с людьми моей
профессии.
Джинни вздохнула.
- Должно быть, вы принимаете меня за дурочку, - с легкой обидой сказала
она. - Я же не вчера родилась.
- Напротив, - заспорил я. - По-моему, вы очень умны.
- Вы вызовете меня в суд?
- В суд?
- Ну, чтобы дать показания.
Я посмотрел на нее, и мне опять подумалось, что она репетирует перед
зеркалом. На лице Джинни появилась загадочно-глубокомысленная мина, столь
присущая героиням многих фильмов.
- Не уверен, что понимаю вас.
- Ладно уж, признайтесь, что вы законник, я никому не скажу.
- О!
- Я поняла это спустя десять минут после вашего прихода. Знаете, как я
догадалась?
- Как же?
- Когда вы осматривали пилюли, то держали пузырек очень осторожно, совсем
не как врач. Честно говоря, я думаю, что врач из вас вышел бы никудышный.
Сущий коновал.
- Возможно, вы правы, - согласился я.
- Желаю удачи, - сказала Джинни на прощание.
- Спасибо.
Она лукаво подмигнула мне, и я зашагал прочь.
2
Рентгеновский кабинет на втором этаже Мемориалки незнамо почему называли
кабинетом радиологической диагностики. Впрочем, как бы его ни величали, это
был самый обыкновенный рентгеновский кабинет, такой же, как в любой другой
больнице: стены из матового стекла, зажимы для снимков. Помещение довольно
просторное, тут могли одновременно работать пятеро рентгенологов.
Я попал к Хьюзу, моему старому знакомому. Иногда чета Хьюзов играла с
нами в бридж, причем весьма искусно. Они бились до последнего и жаждали
крови. Но я и сам иногда этим грешу.
Я не стал звонить Льюису Карру, поскольку он все равно не помог бы мне. А
Хьюз стоял на нижней ступени священной врачебной иерархии, и ему было
безразлично, чьи снимки я хочу посмотреть - Карен Рэнделл или Ага-Хана,
которому тут несколько лет назад делали операцию на почке. Поэтому Хьюз
сразу же отвел меня в хранилище снимков.
По пути я спросил его:
- Ну, как твоя интимная жизнь?
Это была избитая шутка. Известно, что рентгенологи занимаются сексом
гораздо меньше, чем врачи любой другой специальности. Почему это так, никто
не знает, но, скорее всего, на них действует рентгеновское излучение. Во
всяком случае, среди медиков бытует такое убеждение. В прошлом во время
просвечивания рентгенолог стоял в кабинке вместе с пациентом и за несколько
лет буквально пропитывался гамма-частицами. Да и пленка тогда была гораздо
менее чувствительной, так что врач успевал схватить чудовищную дозу, пока
делал снимок.
Но даже теперь, при новых технологиях и обширных познаниях, эта мерзкая
шуточка по-прежнему в ходу, и рентгенологи вынуждены стоически терпеть
подначки всякого, кто пожелает высмеять их освинцованные суспензории и
усохшие половые железы. Приколы - такой же фактор профессионального риска,
как рентгеновское излучение, и Хьюз не обижался на них.
- Моя половая жизнь, - ответил он, - куда интереснее какого-то там
бриджа.
Когда мы вошли в кабинет, там работали трое или четверо рентгенологов.
Перед каждым лежал толстый конверт, набитый снимками, и стоял магнитофон.
Врач брал снимок, произносил вслух фамилию пациента и номер отделения,
сообщал, с какого ракурса сделан снимок, и, приложив его к матовому стеклу,
ставил диагноз.
Одна из стен была отведена под рентгенограммы пациентов отделения
интенсивной терапии. Это были тяжело больные люди, и их снимки хранились не
в конвертах, как все остальные, а на вращающихся штативах. Нажав кнопку,
можно было привести штатив в движение и, не сходя с места, посмотреть нужный
снимок. Это позволяло быстро определить, чем страдает тот или иной больной,
пребывающий в критическом состоянии.
Хранилище снимков примыкало к рабочему залу. Хьюз юркнул туда и через
минуту появился снова. Мы уселись перед стеклянной панелью, и Хьюз вставил в
зажим первую рентгенограмму Карен Рэнделл.
- Черепная коробка в боковой проекции, - сказал он, вглядевшись в снимок.
- Ты знаешь, почему Карен направили на рентген?
- Нет, - ответил я и тоже посмотрел на снимок, но почти ничего не
разобрал. Прочитать рентгенограмму головы очень трудно. В черепе много
костей, и снимки представляют собой мешанину светлых и темных пятен. Хьюз
довольно долго изучал этот причудливый узор, время от времени проводя по
какой-нибудь линии колпачком своей авторучки. Наконец он сказал:
- Похоже, все нормально. Никаких трещин или наростов, ни гематом, ни
воздушных пузырей не видно. Конечно, неплохо бы иметь артериограмму или
эхоэнцефалограмму... Давай посмотрим остальные.
Хьюз снял первый снимок и повесил на его место вид черепа анфас.
- Тоже все нормально, - сообщил он мне. - Не понимаю, зачем ей вообще
просвечивали голову. Она что, попала в автомобильную аварию?
- Да вроде нет.
Хьюз покопался в стопке снимков.
- Нет, - пробормотал он. - Ни одного снимка лица, только черепная
коробка.
Он снова принялся разглядывать снимок черепа во фронтальной проекции,
затем снял его и повесил на панель предыдущий. Но и теперь не нашел никаких
отклонений от нормы.
- Будь я проклят, если что-нибудь понимаю, - сказал Хьюз, барабаня
пальцами по стеклу. - Ничего. Ни малейшей патологии. Готов поставить все
свои денежки.
- Ну что ж, - молвил я, вставая. - Спасибо за помощь.
Я не знал, что и думать. Похоже, эти снимки еще больше все запутали. И
уж, во всяком случае, не внесли никакой ясности.
3
Я вошел в телефонную будку возле дверей больницы, вытащил записную книжку
и отыскал в ней номера аптеки и рецепта. Достав пилюлю, прихваченную из
комнаты Карен, я отломил кусочек и растер его на ладони. Он сразу
превратился в мелкую пудру. Я знал, что это такое, но для пущей уверенности
все же лизнул порошок кончиком языка.
Омерзительный вкус аспирина ни с чем не спутаешь.
Я набрал номер аптеки и сказал:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.