read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



следов пребывания там еще одного человека -- неуловимого Мартинеса.
Правда, они и не думали его там искать, вполне возможно, что в тот
момент он просто отсутствовал, а хозяйка не сообщила о нем по той
простой причине, что об этом ее никто не спрашивал. И все же... все же
профессиональное чутье и интуиция сыщика должны были подсказать им
правильное направление поисков. Ведь наверняка в квартире Бобровых были
какие-то, на первый взгляд незаметные, детали, указывающие на
присутствие постороннего человека. Но теперь поздно об этом вспоминать.
Теперь надо действовать.
Щеглов срочно вызвал опергруппу и выехал во главе ее на задержание
преступника. На этот раз судьба благоприятствовала ему: он прибыл
вовремя. Шум борьбы и звон бьющейся посуды, доносившиеся из квартиры
Бобровых, вынудили оперативников незамедлительно выломать дверь. На
полу, усыпанном осколками, рыча и изрыгая проклятия, катались два
совершенно одинаковых тела, и только наметанный глаз следователя
Щеглова помог ему распознать в одном из них пропавшего Максима
Чудакова. Значит, вторым был Алфред Мартинес...


Глава одиннадцатая
-- Жив, герой?
Чудаков с трудом открыл глаза и ничего не увидел. Все было
белым-бело, только справа немного ярче, а слева темнее. Да, конечно, он
в больнице. Чудаков это сразу понял. Ведь не на том же он свете!..
Постепенно взгляд его сфокусировался, и он увидел белый потолок, белый
пододеяльник, женщину во всем белом, мелькнувшую мимо, белые шторы, не
дающие ярко-белому солнцу ворваться в белую палату, белый халат на
плечах следователя Щеглова... Щеглов!
Чудаков окончательно пришел в себя. Он с удивлением и тревогой
взирал на улыбающегося следователя и ничего не понимал.
-- Жив, говорю, герой? -- снова услышал он голос Щеглова.
-- А где Мартинес? -- прохрипел Максим и сам не узнал своего
голоса.
-- Ну, раз готов сразу в бой идти -- значит, жив, --
удовлетворенно отметил Щеглов. -- Не волнуйся, парень, твой Мартинес в
надежном месте.
Да, он в больнице. Голова его забинтована -- краем глаза он увидел
повязку, но ни боли, ни желания оставаться здесь он не испытывал. Вот
только предательская слабость... Максим попытался подняться, но руки
задрожали, подогнулись, и он со стоном упал на подушку.
-- Лежи, лежи, герой, -- с неожиданной теплотой произнес Щеглов.
-- Ты потерял много крови, и теперь тебе надо отлежаться.
Щеглов в небрежно накинутом на плечи халате сидел на краю его
кровати и заботливо смотрел на осунувшееся лицо Чудакова.
-- Здравствуйте, гражданин следователь, -- произнес Максим.
-- Почему гражданин? Заладил: гражданин, гражданин... -- нарочито
сердясь, ответил Щеглов. -- Насмотрелся, поди, фильмов. У меня ведь
имя-отчество есть, к твоему сведению... Ну, давай, что ли, знакомиться.
Семен Кондратьевич. -- И следователь Щеглов протянул руку.
-- Максим. Максим Чудаков, -- ответил на рукопожатие больной. --
Очень рад познакомиться. Давно я здесь?
-- Вторые сутки. Он ведь тебя головой об угол серванта шарахнул,
артерию перебил. А так ты в целости и сохранности, скоро на ноги
встанешь.
Только сейчас Максим заметил, что грозный следователь обращается к
нему на "ты", и ему стало как-то теплее на душе. Он улыбнулся.
-- Спасибо, что пришли, гражданин... Семен Кондратьевич.
Расскажите, пожалуйста, чем закончилось дело -- если, конечно, можно.
-- В глазах Чудакова вспыхнул жгучий интерес.
-- Я бы рад, но... -- шепотом произнес Щеглов и многозначительно
покосился на дверь. Оттуда уже слышался шум приближающихся шагов. Вот
дверь отворилась, и в палату вошел врач -- строгая женщина средних лет
в белоснежно-белом халате.
-- Я вижу, больной полным ходом идет на поправку, -- произнесла
она мягким голосом. -- К сожалению, -- обратилась она к Щеглову, -- на
этом посещение придется прервать. Больной еще очень слаб.
-- Да, да, конечно, -- засуетился Щеглов и встал. -- Я зайду
завтра, -- кивнул он Чудакову. -- Тогда и расскажу обо всем.
Поправляйся, герой. Всего хорошего, доктор.
Следователь ушел, оставив врача наедине с пациентом. И потянулись
долгие часы томительного ожидания.
Щеглов пришел только через два дня. К этому времени Максим уже
свободно передвигался по палате и чувствовал себя намного лучше.
-- А вот и я! -- поприветствовал его с порога следователь. --
Извини, что не пришел вчера, -- дела. Зато теперь есть что рассказать.
Щеглов был в приподнятом настроении и весь так и сгорал от желания
поделиться с кем-нибудь своими новостями -- наверняка, хорошими.
-- Врачиха разрешила, -- продолжал он, сжимая своей жилистой
пятерней худую ладонь Чудакова, -- говорит, теперь можно, даже нужно. А
то, говорит, тоскует наш больной, все в окно смотрит, ждет чего-то. Ну,
я-то знаю, чего больной ждет. -- Щеглов хитро подмигнул. -- Только
прежде я хотел бы услышать твой рассказ. Все-таки мое положение
обязывает знать все первым. Идет?
-- Идет, -- согласился Максим и поведал следователю свою историю,
начав ее со случайно подслушанного телефонного разговора в кабинете
Щеглова и кончая авантюрой с Мартинесом.
Щеглов слушал молча, то и дело качая головой и разводя руками, а
порой даже закатывал глаза, не имея возможности передать свои чувства
словами.
-- Нет, это просто уму непостижимо! -- воскликнул он, когда
рассказ был окончен. -- Да не подоспей мы вовремя, тебя б, дурака,
давно в живых не было! На что ты рассчитывал, горе-герой?
Чудаков смущенно пожал плечами.
-- На то, наверное, -- ответил он тихо, -- что мы с Мартинесом
одной весовой категории. По крайней мере, я на это надеялся.
-- Ну и как, твои надежды оправдались? -- усмехнулся Щеглов
сердито.
-- Не совсем, -- потупив взор, ответил Чудаков.
-- Не совсем! -- воскликнул следователь, быстро зашагав по палате.
-- Да это "не совсем" чуть не стоило тебе жизни! Ты хоть это понимаешь?
Чудаков кивнул.
-- Ничего ты не понимаешь!.. Да уж ладно, -- Щеглов безнадежно
махнул рукой, -- не буду тебе мораль читать, а то, чего доброго,
обидишься. Горбатого, как говорится, могила исправит. Лучше выслушай
мой рассказ.
Первая часть рассказа уже известна читателю, поэтому нет смысла
повторять ее здесь; начинался и заканчивался он точно так же, как и
рассказ Чудакова: с телефонного звонка и схваткой с Мартинесом. Но вот
вторая половина наверняка вызовет интерес не только у главного героя
этой повести.
-- С Мартинесом мы церемониться не стали, -- говорил Щеглов, -- и
сразу выложили ему все, что знали и о чем догадывались. Приперли, так
сказать, к стене. Допросили его прямо у Боброва, воспользовавшись его
психическим состоянием. Конечно, ни в какое сравнение с Бобровым этот
тип не шел. Глуп, самонадеян, хвастлив... Да потом еще мы поднажали --
и он все рассказал. Причем все было именно так, как мы и предполагали.
Профессора Красницкого он, действительно, убил из ружья, которое ему
принес Бобров. И план убийства с начала до конца принадлежал тому же
Боброву, как, впрочем, и сама мысль убить Красницкого. Так что в этом
смысле Алфред Мартинес следствию ничего нового не сообщил, если не
считать, правда, одной незначительной детали, которая уже давно не
давала мне покоя. Мартинес подтвердил, что стрелял в тот момент, когда
прогремел гром. Метеосводка подтверждает, что двадцать седьмого июня,
действительно, была гроза. Но мне было непонятно следующее: как мог
Мартинес подойти к столу профессора и вырвать из его тетради два листа,
не оставив явных следов на полу? Ведь была гроза -- то есть грязь,
слякоть... А мы обнаружили только следы Храпова и твои.
Так вот, выяснилось, что гроза действительно была, вернее, только
начиналась, но дождя еще не было. Так иногда бывает -- гром гремит, а
дождя нет. Именно в этот момент и стрелял Мартинес, убив одновременно
двух зайцев (извини за каламбур): скрыл выстрел раскатом грома и не
оставил следов. В то время как Храпову не повезло: он стрелял в
абсолютной тишине и в очень грязной обуви. Ведь Храпов появился там уже
после грозы. Я думаю, это просто случайность, но она дала возможность
Боброву и Мартинесу свалить на Храпова ответственность за оба выстрела.
Посуди сам: в теле покойного найдены две пули, и обе выпущены из ружья
Храпова; на полу обнаружены следы -- и опять его (твои мы исключили),
причем Храпов сразу сознался, что стрелял именно он.
Расчет Боброва был прост. Если Храпов сознается в убийстве, то
наверняка следствие не будет докапываться до того, сколько раз он
стрелял -- один или два. Но в его расчет не входил ты, Максим. А ты
слышал только один выстрел... Впрочем, все это мелочи, которые
недостойны сейчас нашего внимания. Тебя наверняка волнует другое: кто
такие Бобров и Мартинес и что их связывало с несчастным профессором.
Следует отдать тебе должное, Максим: твоя версия с валютой оказалась
верной.
-- Да не было у меня никакой версии, -- ответил Чудаков, -- просто
это первое, что пришло мне в голову. Ведь Алфред Мартинес уже был,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.