read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


"Погоди ж ты, старый лицемер!" - подумал Второв и упрямо сжал губы.
- Не знаю, как вид, а вот сейчас наш институтский врач предлагал
бюллетень.
- В чем дело, батенька? - всполошился директор.
- Да вы же знаете, кровь у меня неважная. Лейкоцитов не хватает.
- Ну, - улыбнулся Алексей Кузьмич, - только не слушайте никаких врачей.
Они помешаны на профзаболеваниях. Чуть у кого на пару лейкоцитов меньше
нормы - лейкоцитоз, выше - лейкемия. Не слушайте, не поддавайтесь их
внушениям. Залечат, запилят, а то еще облучать начнут. Не поддавайтесь им.
- Я и не поддаюсь, но все же, Алексей Кузьмич, я пришел к вам с твердым
решением.
Зазвонил телефон. В дверь заглянула очаровательная Нина Петровна:
- Алексей Кузьмич, возьмите трубку, вам загородный.
- Простите. - Директор снял белую трубку. Его лицо расплылось в
торжественной и хитрой улыбке: - Здравствуйте, Филипп Васильевич! Очень
рад... Я надеюсь... Да, надеюсь. Вы меня не расслышали? Ага! Да. Он как
раз здесь, передаю ему трубку.
Голос Филиппа был далекий и жалкий. Он слагался из бульканья, хрипов,
вздохов и малопонятных слов.
"Черт побери, когда же подмосковные линии будут работать хорошо! Легче
переговорить с Каиром, чем Малаховкой".
"Если можешь, приезжай сегодня, - просил Филипп. - Ради бога, приезжай,
у нас тут несчастье". - "Какое несчастье?" - "Погибла Рита". - "Рита
Самойловна?" - "Ну да, она самая, ты же ее знаешь, вернее, ты ее знал.
Приезжай, здесь нужен крепкий человек". ("Это я крепкий человек!") - "А от
чего она погибла, почему?" - "Приезжай, все узнаешь, я тебя жду, мне
одному не справиться... С оформлением? Ах, с твоим! Ну, это пустяки,
приедешь, все сделаем".
Второв положил трубку и оглянулся. Директора в кабинете уже не было.
Его кресло торжественно пустовало. Второв вышел в приемную и спросил
секретаря:
- Нина Петровна, куда девался Алексей Кузьмин?
- Он пошел в обход института, по лабораториям, а потом в президиум.
Сегодня его больше не будет.
Второв махнул рукой и пошел прочь из слишком гостеприимного кабинета
директора.

- Знаешь, я уже совсем было хотел отказаться от лаборатории Кузовкина,
но ты своим сообщением выбил меня из колеи. В чем дело? Как погибла эта
женщина?
Второв сидел в кабинете Филиппа. Тот крикнул секретарше:
- Никого не пускать! Телефон только с Москвой и с областным прокурором!
Так им удалось отгородиться от внешнего мира, но ограда оказалась
ненадежной. Она, как тонкая пленка, пульсировала и прогибалась под
тревожными толчками, исходившими извне. Филипп был бледен и деловит.
- Ты не представляешь, что творится. Охрана вызвала меня около половины
двенадцатого. Я спал в кабинете на диване. Здесь уже орудовали медики и
эксперты из милиции. Звонил ночью тебе, но ты не отвечал: то ли дома не
было, то ли крепко спал.
Второв покраснел. Он думал, что звонит Вероника, и притворился спящим,
сунув голову под стопку подушек.
- Так что же это было? - спросил он.
- Эксперты полагают несчастный случай... или самоубийство. Я не знаю,
что и думать. Рита оказалась на высоковольтных контактах, по которым
поступает питание на нашу кварк-нейтринную пушку.
- Там что, нет ограждения?
- Да боже мой, конечно, есть! Вертикальные сетки. Впечатление такое,
будто она подпрыгнула и упала туда. Причем упала спиной. Эксперт говорит,
что ее что-то отбросило и она перелетела через ограду.
Второв помолчал и спросил:
- У нее нет мужа?
- Нет... Она была очень способная. Я прямо теряюсь, с кем ты там теперь
будешь работать.
- А Недельский?
- Э, классификатор! Да и характерец не дай бог.
- Она что, работала одна?
- Вот в том-то и беда, что одна. За это с меня сейчас шкуру снимают. У
нас нельзя, чтобы вечером меньше двух человек оставалось. Но Рита работник
опытный и проверенный. Сама инструкции по технике безопасности составляла.
И вот надо же... - Филипп сокрушенно покачал головой.
Он прошелся по кабинету, выглянул в окно, словно там, в темном
ароматном лесу, прятался ответ на мучившую его тревогу. Но лес только
сочувственно прошумел, покивал ветвями и верхушками сосен и затих. Филипп
отвернулся от окна, вздохнул.
- Ты понимаешь, Саша, не нравится мне это дело. И неважно, самоубийство
здесь или действительно несчастный случай. Дело в другом, в обстановке.
Сама атмосфера эта... - Он покрутил пальцами в воздухе, показывая,
насколько ему не нравится атмосфера института.
Второв внимательно слушал. Филипп вызывал в нем сочувствие.
- Ты понимаешь, Саша, я плохо знаю наш институт. Я постоянно в
командировках, на заводах, на селе. Мое дело - внедрение. Я и Кузовкина
плохо знал, то есть, в общем-то, знал, но так же, как твоего Кузьмича.
Когда Кузовкин погиб...
- Я знаю...
- Хорошо, но учти: он погиб в той же комнате, что и Рита. Причем она же
тогда экспериментировала с ним. Чудом осталась жива. Взрыв был такой, что
всю комнату разнесло, пожар - и от Кузовкина почти ничего не осталось,
одна пыль. Это, между прочим, тоже очень подозрительно: от него - пыль, а
она целехонька.
- Ночью тоже был взрыв?
- Нет, сейчас взрыва не было. Просто Рита попала под высокий вольтаж...
обуглилась... страшная картина.
Второв с интересом взглянул на Филиппа.
"Детектив какой-то получается, - подумал он. - И зачем только я сюда
ввязался!"
- Они ставили какие-то эксперименты?
- Да, конечно, - ответил Филипп.
- Наверное, опасные?
- А вот на это могут ответить только они сами.
- Но Рита после смерти Кузовкина давала показания? Или этим никто не
интересовался?
- Конечно, давала! И неоднократно. Объяснение простое - взорвалась
нейтринная пушка. Вернее, даже не вся пушка, а узел фокусировки. Ты
знаешь, там развиваются высокие температуры, и его приходится охлаждать...
Одним словом, установить точную причину не удалось. Риту оставили в покое.
С тех пор ее считали слегка не в себе. То ли на почве контузии от взрыва,
то ли она так была потрясена гибелью Кузовкина, что это вызвало, так
сказать, тихое помешательство...
Филипп возбужденно прошелся по комнате.
- Ты пойми меня правильно, Саша. Я просто не могу заниматься всеми
этими вопросами. Я чувствую - здесь какая-то тайна, может быть даже драма,
но не могу же я заниматься всем на свете! Я определенно чувствую, я даже
уверен, что Кузовкин ставил совместно с Ритой какие-то очень опасные
опыты, за что и поплатился жизнью. Риту, очевидно, это страшно
травмировало. Но что, как, почему - я не могу разобраться...
- Прости, я перебиваю. Что представлял собой Кузовкин как ученый?
Филипп задумался.
- Как тебе сказать... Бесспорно, человек талантливый. Академик
как-никак! С оригинальным мышлением... Его научное кредо сводилось к
прославлению эклектического метода в науке. Он считал, что время чистых
наук кончилось, и даже... время наук, возникающих на стыке, всех этих
биофизик, химических физик, биохимий и так далее, тоже кончилось. Он
говорил, что природа эклектична по своей сути и подход к ее изучению
должен быть эклектичным. Отсюда появление таких его работ, как
"Симфонический принцип митоза" [митоз - клеточное деление], "Психология
макромолекул живой ткани", "Революционное и эволюционное учение о
генах"... Ну, да ты знаешь. Эти работы здорово нашумели. Сначала как
анекдот, потом их стали цитировать.
- Особой популярностью они, кажется, не пользовались, - вставил Второв.
- Над ними посмеивались...
- По-разному бывало, - уклончиво сказал Филипп. - У Кузовкина было
немало сторонников и даже последователей. Но... самое главное, что
покойный академик не оставил цельного учения. Его блистательные идеи
изложены в статьях, выступлениях, докладах. Но ни одного фундаментального
труда. Поэтому учение Кузовкина часто воспринимается в юмористической
форме. Особенно, говорят, академик чудил последнее время. Сам я в
институте бывал редко, я уже говорил тебе, но мне рассказывали про старика
потрясающие вещи. Однажды на защите какой-то диссертации он занялся
проверкой цифрового материала, прологарифмировал около сотни пятизначных
цифр и нашел ошибку. Причем логарифмы он брал по памяти и ни разу не
ошибся. Представляешь?
- Чудовищно! Просто не верится. Феномен. - Второв опять вспомнил вдруг
"Арлтон" и свое знакомство с Артуром. Тот тоже обладал великолепной, до
патологии, памятью! Чертовщина какая-то! Получалось, что все в мире не
просто взаимосвязано и взаимообусловлено.
Получалось, что мир похож на паутину, в которой бьется он, Второв. Вот
как получалось. Потому и тут не стал он додумывать до конца, доискиваться
до причинно-следственных звеньев, которые, возможно, тянутся туда, назад,
в трюмы белого парохода. Просто выкинул все из головы. Когда приходит



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.