read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



С дальних рядов послышались одинокие хлопки. Рукоплескало заинтересованное лицо. Роберт Клинроуз.
- Спасибо. Мы хотим, чтобы сегодня вы посмотрели и сняли, конечно, как бережно и нежно обращаемся мы с имуществом честных налогоплательщиков. А заодно продемонстрировать последние научные разработки в этой области. Дежурный экземпляр пингвина-спасателя, выполняющего самую черную, самую э-э...
- "Неблагодарную..," - подсказал мысленно медвежатник
- Неблагодарную работу. Хочу также отметить тот факт, что согласно пописанным заявлениям о неразглашении вы не имеете права упоминать или показывать возможные неточности в работе опытного образца. И никаких конкретных имен и фамилий. Кроме майора Сергеева, лейтенанта Роберта Клинроуза и, безусловно, наставника пингвина-спасателя Директора.
- "А груду железа и капитана, который дрыхнет во время работы? - мысленно напомнил Пискун-медвежатник.
- "Много чести. Газеты не резиновые" - подумал я.
- "И то верно" - согласился вор и преступник .
Я поймал растерянный взгляд Директора. По его мнению, я совершал самую непростительную глупость за все время работы в подразделении 000. Заваливал не только себя и свою команду, но и самое святое, начальство в лице Директора.
Взглянув на настенные часы, я быстренько подсчитал, что до начала сериала осталось полторы минуты.
- Эти супер прочные шлюзовые двери, - я красивым жестом руки указал на бронированного монстра, - Эту неприступную крепость пингвин-спасатель вскроет без всяческих разрушений и без посторонней помощи ровно за одну минуту!
- "Двадцать секунд, шеф!" - поправил меня последний преступник страны.
- Двадцать секунд!? - вырвалось у меня в открытый эфир. Народ даже привстал от удивления. Я быстро пришел в себя, и привел в чувство остальных, - Поправка! Вскрытие неприступной крепости произойдет за двадцать секунд!
Шквал аплодисментов заглушил звук падающего в обморок Директора.
- Пингвин-спасатель! - я незаметно пнул ногой по ласту и добавил мысленно: - "Двадцать секунд или остаток жизни в южно-песчаной колонии".
- "Гад!" - без всякой злобы подумал Пискун-медвежатник, - "Убивать таких гадов надо, а не командирами назначать".
На площадке стихли овации, тихо заскрежетали камерами киношники и несколько десятков глаз в ожидании скрестились на пингвине.
- "Уроды!" - подумал про всех Пискун. Поплевал, как мог, на кончики коротких крыльев и отвернулся к шлюзу. Присутствующим осталось только разглядывать кончик опаленного Милашкой хвоста.
Настенные часы неторопливо, словно подчиняясь воле коварного и безжалостного преступника, неторопливо отсчитывали секунды. Восемь, семь, ...
Директор пришел в себя, посмотрел на стрелки с снова ушел.
- Боб, Разведчик все еще в коридоре? - чуть слышно просил я в связь-намокшую-потом-бейсболку, - Если что, взрывай все к чертовой матери.
...пять, четыре....
- Палец на крючке, командир!
...два....
- "... и в колонии строгой прокурор навещал..." - мысленно подбодрил я медвежатника.
...один....
- "Фиг тебе!"
Внутри шлюзовой двери щелкнуло и она, скрипнув давно несмазанными подшипниками, въехала в стену.
Мимо меня, оттолкнув в сторону радостно улыбающегося Пискуна-медвежатника, в квартиру пронеслась пострадавшая. У нее еще есть время, чтобы включить домашний кинотеатр, налить чашечку кофе, разложить компактный диван и, развалясь на нем, приготовиться к долгожданной встрече с любимыми теле героями.
Следом за Объектом, на ходу сверкая вспышками, ломанулись в кинозал журналисты, киношники, осветители, продюсеры, режиссеры, стажеры и ассистенты. Если старушка не дура, то сможет сделать на сегодняшнем просмотре неплохие брюлики.
- Повезло! - второй номер завистливо посмотрел вслед последнему, скрывшемуся в квартире объекта, звукорежиссеру, - А нам что делать?
- Готовить дырки для новых звездочек, - улыбнулся я, - Подними пока Директора, а я займусь нашим спасителем.
Пискун-медвежатник топтался у шлюзовых дверей и терпеливо ждал своей порции благодарности.
- Молоток! - не удержался я, - Сто не сто, а лет двести с судимости скинем. Слово майора Сергеева. Отлично работаешь. Не будь ты злодеем и вором, непременно бы взял тебя в свою команду. Милашка! Срочно требую почетное сопровождение для нашего заключенного героя. Разбуди Герасима, пусть готовит охранников в обратную дорогу.
- Командор! - запищал в ухе взволнованный голос спецмашины подразделения 000 за номером тринадцать, - Проблема у нас.
- У нас сегодня праздник, Мыша, - перебил я спецмашину, - Все проблемы переносятся на завтра. Готовь банкетный зал. Мы сейчас с Директором припремся очередные звания обмывать. Только в чувство его приведем.
- Не надо приводить Директора в чувство, - тихо попросила Милашка.
- Да в чем дело?
- "Завидует!" - медвежатник почесал крылом, на котором синела татуировка, белый живот
- Дело такое.... Вы не того пингвина с собой на работу взяли.


Эпизод 17.


- Але! Але! Привет! Какие новости! Давно я не был в Америке. Уже пятнадцать сезонов я в России, ну как идут у вас дела? Все хорошо? И хороши у вас дела? Ни одного печального сюрприза? Пустяк один? А что это за пустяк?
Я перестал любоваться заснеженным городом и прислушался к переговорам второго номера с сородичами из бывшей родины.
- Что? Упала и разбилась моя любимая керосиновая лампа времен короля Джима? И подпалила ковер, который мне подарила бабушка на день рождения? Сгорела комната? И огонь перекинулся на ферму? И штат весь выгорел дотла? Командир! Представляешь, в Америке очередная революция!
- Какая по счету? - никак успокоиться не могут. Не золотуха, так другие неизлечимые болезни.
- Последняя, - обиделся почему-то Боб и выключил сеанс дальней связи.
Раз в году нам разрешают подключиться к почтовым службам и поздравить родственников с Новогодними праздниками. Я лично считаю, что это настоящее баловство. Вот американец, например, сейчас расстроится. А какой из расстроившегося спасателя спасатель? А может, я просто завидую американцу, которому есть, кого поздравлять?
Я вздохнул и снова уткнулся в стекло.
За окном кабины шел последний предновогодний снег. Команда спецмашины подразделения 000 за номером тринадцать занималась расчисткой улиц от этой холодной заразы. Главный метеоролог столицы перед самыми праздниками ушел в беспробудный загул и забыл перекрыть клапан двухчасового снегопада. Пока начальство спохватилось, пока разобралось, что к чему, столицу засыпало по самые пончики.
- На ферму бы съездить, - Боб отложил в личный сейф недоеденный пакетик с сухими пельменями, - Говорят, без меня там плохо. Слышишь, командир!? Плохо там.
- Что с тобой, что без тебя, разницы никакой, - пробурчал я, наблюдая за работой Герасима.
Третий номер, вооружившись деревянной лопатой, двигался параллельно Милашке и очищал соседнюю полосу. Производительность у третьего номера и у спецмашины, вооруженной грейдером, была практически одинакова. Милашка разве что на полкорпуса отставала.
- Командир, а правда что в Управление пришла телефонограмма из Америки с просьбой прислать им команду спасателей для обмена опытом?
- Не телефонограмма, а голубиная почта, - поправил я американца, - Правда. Хочешь, чтобы я поговорил с Директором? Ладно. Только учти, лично мне эта идея не нравится. Зачахнем мы в твоей Америке.
Боб изобразил на лице мольбу, пустил пару слезинок и полез в карман за групповой фотографией всех своих родственников.
- Не сейчас, второй номер, у нас диспетчерская на проводе. Не дай бог вызов. До Нового года два часа осталось. Тринадцатая машина слушает. Пока что майор Сергеев на связи.
Красный фонарь вызова сменился зеленым, и в динамиках связь-ушанки захрипел незнакомый голос:
- Майор Сергеев?
Мы с Бобом недоуменно переглянулись. Доступ к секретной линии имели кроме диспетчера только Директор и товарищ, которого мы сняли с Восточной башни. Но товарищ с Восточной башни уже поздравил команду, а Директор ждал нас за накрытым столом в Управление.
- Да. Сергеев. Майор.
Неприятно засосало сначала под левой, а потом под правой лопаткой. Верный признак неприятностей.
- Майор Сергеев. Мужайтесь!
Точно неприятности.
- Вы готовы мужаться?
Одной рукой я уже наклеивал на лоб валидольный пластырь, а второй нажимал на кнопку экстренного сбора.
- Вам надлежит срочно прибыть в Управление, майор Сергеев. Вам, и вашей команде. С Директором Службы большие неприятности.
- Прощай Америка, - заскулил Боб, пристегиваясь к креслу ремнями безопасности.
- Что случилось? - я не узнал собственного голоса, - Что с Директором?
- Подробности на месте. Поспешите, майор Сергеев. Если конечно хотите увидеть Директора живым.
Третий номер, получив сигнал экстренного сбора, уже бежал к спецмашине. Следовавшая за Герасимом колонна машин, уткнулась мордами в вертикальную стену сугробов и уныло провожала спасателя протяжными сигналами клаксонов.
- Милашка! Командир на связи! Поднять парадный эскалатор. Задраить люк. Курс на Управление. Самый полный!
Спецмашина подразделения 000 захлопнула за третьим номером дверь и, взревев топками, рванула вперед, пробивая в толще снега тоннель.
Управление Службы располагалось в редко заселенном микрорайоне, на проспекте с романтическим названием "Сто восьмая садовая". Ничем не примечательный проспект. Район старых высоток. Несколько универсальных магазинов, две школы, один детский сад и восемьсот банков.
- Мм? - запыхавшийся Герасим, цепляясь за поручни, добрался до своего места.
- Черт с ней с лопатой, - с лопатой, конечно, не черт. Водители народ ушлый, приберет к рукам моментально. Надо бы вернуться и забрать инвентарь. Но уже поздно. Разворачиваться негде, - С Директором проблемы.
Герасим ахнул и прикрыл рот рукой. Зубы, что ли, болят?
- Подробностей нет. Но приказали срочно прибыть в Управление. Сказали, что можем и не застать Директора в живых.
Подпрыгивая на ледяных ухабах, вглядываясь в снежную пелену, стремительно летящую и разбивающуюся о лобовое стекло, я думал о нашем Директоре.
Жизнь странная штука. Вот вроде живет начальник, ругает по каждому поводу. А ты его ненавидишь, презираешь. А умрет начальник, и жалко. Жалко, что не успел сказать ему всего, что накипело в душе. Наш Директор не такой. По пустякам не приставал, зря разносов не устраивал. Бывало, вызовет к себе в кабинет, посмотрит жалостливо так, и махнет рукой. Иди, мол, ущербный. Что тебя обижать, ты жизнью обиженный. Такой вот был человек наш Директор. Хотя, почему был?
На проходной Службы нас даже не остановили. У шлагбаума с автоматической наводкой и слежением за целью, рядом со штатными охранниками роботами, стоял вохровец, который властно указал на центральный вход.
- Этим то, что здесь надо? - Боб в окошко показал вохровцу одноухого зайца, созданного пальцами руки. По мнению янкеля на языке глухонемых это означало, что мы друг друга поняли.
- Мм, - ответил за меня третий номер. И я был полностью с ним согласен. Действительно, вохровцы похожи на мух, только с черными глазами. Только вот про Службу зачем так?
Присутствие ВОХР в здании Службы навевало тревожные мысли. Эти ребята так просто на людях не показываются. Значит, случилась не неприятность, а самая настоящая катастрофа.
- Милашка! Помнишь, мы два месяца назад на африканской пирамиде флаг водрузили? Повтори маневр.
Спецмашина подразделения 000, рыкнув для разгона, снесла центральные шлюзы Управления и, вгрызаясь гусеницами в мрамор лестничных маршей, стала карабкаться на пятьдесят второй этвж. Повороты ей давались с трудом, но по моему личному приказу Милашка не слишком церемонилась с перегородками.
Сотрудники подразделения, большинство из которых я знал с первых дней работы в Службе 000, приветливо махали руками и прижимались к уцелевшим стенам. Некоторые, из ветеранов, даже успевали запрыгнуть на подножку и переброситься парой фраз о житье-бытье.
Но у кого бы я ни спрашивал, что с Директором, все только недоуменно пожимали плечами. То же самое касалось и присутствия в здании ребят в черных контактных линзах. В Управлении царила полная неосведомленность.
Милашка остановилась лишь у кабинета Директора. Да и то, только потому, что обычные, без всякой электронной начинки двери преграждало оцепление из ВОХР. Суровые женщины в красных бронежилетках, на которых белой краской было выведено "ВОХР", вцепившись друг в друга, образовывали непроходимую и не проезжаемую линию обороны.
- Командор. Мы на месте. Парадный эскалатор спущен. Вас ждут представители ВОХР, - запыхавшиеся от быстрого подъема динамики слегка глотали окончания слов. Надо потом техникам сказать, чтобы поставили спецмашине дополнительные, воздушные фильтры.
- Спасибо, Милашка. Сообщи им, что я иду.
Вохровцы не любят ждать. И не ждут. Сами приходят. Но сегодня не их день. Потерпят. Пойду не спеша. Не нервничая. И не показывая вида, что волнуюсь.
Вохровцы не часто просят помощи у подразделения 000. Если уж быть совсем точным, то совсем не просят. У них у самих силенок хватает, чтобы справиться с любыми проблемами. Но уж если такое случилось, то и географические карты нам, спасателям, в планшеты.
На последних ступеньках эскалатора я не выдержал и быстренько пробежал оставшееся расстояние. Гордость гордостью, но пулю за неуважение из положения "из-под мышки" получить не хочется. Вохровцы, они ж не люди, а правительственные служащие.
- Майор Сергеев, - лениво козырнул я, вскинув ладонь к связь-тюрбану.
- Все еще майор? - не улыбнулся вохровец. Может быть даже тот самый, что работал с нами у Восточной башни. А может, и нет. Иногда мне кажется, что все вохровцы на одно лицо. А глаза закрыты непроницаемыми черными контактными линзами.
- А не ваше дело, - нагрубил я, - Это вы разговаривали со мной относительно Директора? Где он, и что с ним?
Вохровец даже глазом не моргнул. Такая у них поганая профессия, глазами не моргать. Развернулся и показал на двери, ведущие в кабинет Директора:
- Долго он не протянет.
Подскочившие женщины в красных бронежилетках грудью оттерли меня от дверей.
- Да отпустите же! - когда сверху наваливаются две дюжины накаченных женщин, приятного мало, - Я уже успокоился.
Вохровец не поверил и лично прилепил мне на лоб три дополнительных валидольных пластыря. Дикий интерес немедленно взглянуть на загибающегося Директора понемногу стих и на его место пришла обычная рабочая любознательность.
- Застрелился, или супруга подарок себе сделала?
Мне показалось, что человек в черных контактных линзах усмехнулся. Но только показалось. Всем известно, что вохровцы не умеют ни смеяться, ни улыбаться. Уставом не предусмотрено.
- Его похитили.
Я оттопырил нижнюю губу и вопросительно посмотрел на вохровца с немой просьбой повторить только что сказанное.
- Его похитили, майор Сергеев. Вы не ослышались.
- Одну минуту..., Милашка, ты все записываешь?
- Как положено, командор. Записываю и снимаю. В трех экземплярах.
- Продолжайте, - обратился я к вохровцу, - Надеюсь, вы оторвали меня от расчистки улиц не для того, чтобы по-приятельски поболтать о семейных проблемах Деда Мороза? Я работаю в подразделение 000 достаточно долго, чтобы понять, здесь случилось нечто, с чем вы, ВОХР, самостоятельно не справитесь. Я прав?
Человек с черными контактными линзами кивнул.
- Думаю, что вы, майор Сергеев, достаточно успокоились, чтобы взглянуть на тело Директора. Пройдемте. И там, у тела, я расскажу все, что нам известно на эту минуту.
Вохровец поколдовал с дверной ручкой и с трудом открыл двери в приемную, где под дулами автоматов сидели все пятнадцать секретарш Директора. Все они, часто заглядывая в орфографические словари и поправляя прически, набирали в личных ноутбуках текст объяснительных.
- Здравствуйте, - сказал я.
- Здравствуйте, пока что майор Сергеев, - заулыбались секретарши, зная мой крутой нрав. Кто не улыбнется, враг навеки.
А вохровец уже тянул меня в самое святое место в Управлении, кабинет Директора, на ходу давая короткие, и, честно сказать, совершенно непонятные объяснения.
- Мы обнаружили тело два с половиной часа назад. Пытались вытащить самостоятельно, но пятеро наших агентов вышли из строя. Не выдержали нервы. Отправлены в лечебницу, и, возможно, никогда уже оттуда не вернуться. Было принято решение использовать ваше подразделение.
- Использовать? Вот даже как? - я выложил личные вещи на столик, подписал опись имущества и получил именную карточку допуска, - Сами, значит, как пингвины летающие.
- Не понял? - не понял вохровец.
- Да куда уж! - грубить, так по полной программе. По всему выходит, что даже могущественная ВОХР не в состоянии справиться с ситуацией. Пятеро потерянных агентов, не автомат с газировкой на трассе потерять. За такое по головке не погладят.
Перед последней дверью вохровец на мгновение задержался:
- Я посоветовал бы вам использовать противогазные пластыри. Запах отвратительный. У Директора отсутствует реакция Бройлера
Предварительно налепив на нос противогазный пластырь, я дождался, пока вохровец приоткроет дверь, и заглянул внутрь кабинета, в котором неоднократно получал хорошие дозы благодарственных комплиментов.
За своим рабочим столом, , среди переплетений толстых стекловолокнистых кабелей, полулежал Директор. Его седые, давно, но не по миногу, выпадающие волосы раскинулись по столешнице. Руки его лежали на строенной клавиатуре "супер персонального путера". Модель Сура-4000. Память небольшая, но цепкая. Быстродействие медленное, но верное.
- Надеюсь, вы не трогали тело?
Черные контактные линзы не ответили. Вохровцы никогда не отвечают на глупые вопросы. И на риторические вопросы тоже.
- Молчаливый ты наш, - улыбнулся я суровому лицу и прикрыл дверь, отсекая неприятные запахи, - А теперь давайте все по порядку.
- Нами установлено, - глаз вохровца немного дергался, что говорило о его богатом боевом опыте, - Установлено, что Директор вошел в Болото, чтобы срочно отправить поздравительные открытки. Он сделал это никого не предупредив, и не поставив в известность охрану.
- На то он и Директор, - пробормотал я, уже догадываясь, чем закончилось желание Директора обойти почтовые Службы. Путешествия по Болотам в одиночку чревато.
- Как бы то ни было, - глаз вохровца перестал трястись, но запрыгала щека, - Похищение состоялось именно в тот момент, когда Директор уже выходил из Болота. Нападение было неожиданным, и он не успел позвать на помощь. Да его бы никто и не услышал.
Щека вохровца затихла, но правая нога человека в черных контактных линзах стала непроизвольно отстукивать по полу замысловатый степ.
- В его похищении уже признались виртуалы. Они связались с нами двадцать минут назад и выставили ряд требований в обмен на душу Директора.
Я снова приоткрыл дверь и взглянул на начальство, позабывшее, что такое осторожность.
Тело без души пустая формальность. Если Директор пробудет в Болотах более четырех часов, он уже никогда не вернется. Станет еще одним блуждающим виртуальным привидением. А это тело, с седеющими волосами, придется похоронить под грохот барабанов и плач неутешной вдовы.
- Какие требования?
- Полная и безоговорочная легализация компьютерных игр.
- Они что, совсем? - присвистнул я, - А больше они ничего не хотят?
- Мы предлагали им брюлики, но они отказались.
- Ваши действия?
- Мы потрясли кое-кого, - вохровец протянул фотографию, на которой был изображен бомж, сидящий в канализационном колодце в окружении самопальных компьютеров, - Завербованный ранее гражданин, в обмен на новый модемный усилитель, сообщил, что Директор находится в самом конце Лабиринта. Надеюсь, вы слышали, что это такое?
Угораздило же под Новый год так влипнуть. Вызволять Директора из Лабиринта, все равно, что вытаскивать американца из продуктового магазина. Никаких шансов.
- Совершенно верно, майор Сергеев. Лабиринт - игра, придуманная виртуалами для собственного развлечения. Кровожадные чудовища, страшилища, ловушки, тупики.
Вохровец забыл, а может, и не захотел, сказать, что по секретным данным Лабиринт никто и никогда не проходил до конца.
- Мы послали спецгруппу подготовленных сотрудников. Вы знаете, что с ними произошло. После этого виртуалы предупредили, если мы продолжим предпринимать меры по насильственному освобождению Директора, то ему не поздоровится.
Можно подумать, что сейчас Директору приятно и радостно.
- И вы решили вызвать нас? - угадал я следующую фразу вохровца.
- Ваша команда лучшая, - польстил вохровец, - И, в конце концов, кому, как ни вам спасать собственного Директора. Только не забудьте о времени. Если вы не вернете Директора через полтора часа, то последствия для страны и для вас лично будут просто ужасными.
Надо было начинать со второго.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.