read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Тогда бывший наследник Верхнего и Нижнего Египта подхватил свою супругу на руки и понес ее дворцовыми коридорами.
Следом двинулся и Даниил.
Анх очнулась, когда принц уже взобрался на колесницу, устроив ее на подушках.
И тут же горько разрыдалась. Из ее сбивчивых слов, перебиваемых слезами, Даня понял, что она просит у мужа прощения за принесенные ему беды.
- Из-за меня ты не станешь фараоном... Не наденешь двойной венец... Не обретешь божественность... - всхлипывала она. - И тебя не погребут в великой пирамиде...
- Ничего страшного, милая, - ободряюще произнес принц. - Зато ты теперь будешь служительницей самого Владыки Восхода и Заката. Твоей божественности нам на двоих как-нибудь хватит.
"И кто бы меня, бедного, так полюбил?" - с оттенком печали подумал про себя Даня.
А потом решительно подошел к молодой чете.
- Слушай, дружище Джедефхор, - обратился он к принцу, - что я тебе скажу. Не знаю, какую должность даст тебе твой... хм, божественный отец, жизнь, здоровье, сила...
"И дрыном его через копыто!" - добавил он про себя.
- Не знаю, как будет складываться жреческая карьера твоей жены. Но знаю, что вы с ней проживете долго и счастливо. Ты станешь мудрецом, слава о котором выйдет далеко за пределы Земли Возлюбленной и дойдет до очень-очень далеких потомков. Анх родит тебе много сыновей и по крайней мере одну дочь, которая тоже станет жрицей и которую будут звать Реджедет. А твой внук, ее сын, займет трон обоих царств и станет основателем новой династии.
- Что ты говоришь?! - испуганно вопросил Джедефхор. - Но я лишен права... и мои дети тоже...
- Ну, это будет еще не скоро, - поспешил успокоить его Даня. - Умрет один твой брат, другой, затем его сын, и сын сына... И только после этого трон Та-Мери займет твой потомок. И именно ему отдадут тайные свитки из храма Тота.
- Тебе снова было видение! - благоговейно уставился на него экс-наследник престола.
Данька с улыбкой кивнул и тепло попрощался с друзьями. Вряд ли когда-нибудь им доведется свидеться еще раз.
- А может, и ты с нами, а, Джеди? - робко предложила Анх, вытирая покрасневшие глаза.
- И правда! - с энтузиазмом подхватил принц. - Поехали! Ведь ты так и не был у нас на свадьбе!
Археолог печально покачал головой:
- Нет, родные, не могу. Вас проводит Наакон. А мне тоже пора.
- Куда ты теперь? В Джед-Снефру или дальше, в Заячий ном?
Данька пожал плечами и не ответил.

Так вот он какой, легендарный камень Бен-Бен, или, как его именует Древний, ЭРЛАП.
Невысокий, пирамидкой, каких-то три или три с половиной метра. Четыре гладкие, словно отполированные грани. Под слоем "полировки" проглядывали неведомые значки, похожие на иероглифы. Было непонятно, каким образом нанесены эти рисунки на поверхность и почему их видно. Словно кто-то покрыл камень слоем толстого, но прозрачного стекла. Однако ж не стекло это было.
- Нравится? - самодовольно спросил Упуат, как будто Бен-Бен был творением его собственных лап.
Данька кивнул.
- Последние Врата! - торжественно произнес Стоящий У Тропы.
- А Джедефхор говорил, - припомнил Данька, - что последние врата, врата Канзира, находились в Уре и были уничтожены нетеру.
- Он ошибся, - заверил Проводник. - Людям вообще свойственно ошибаться. Последние Врата перед тобой.
- И нам доверено сделать так, чтобы они действительно стали последними, - подхватил акху. - Как только ты уйдешь в свое время, мы закроем эти Врата навечно. Чтобы никто больше не смог пронзить Время. Пространство - это, пожалуйста. Но Время - нет.
- Кстати, - решил уточнить Данька у напарника. - Ты, по-моему, говорил, что для успешного проведения такого сложного перехода нужны двое?
- Совершенно справедливо, - подтвердил Открыватель Путей.
- Но как же? Ведь Джеди, настоящий Джеди, затерялся в Дуате. Не так ли?
- В том-то и дело, что нет. Он жив и здоров. Оказывается, Гор знал об этом с самого начала и просто скрыл от меня истину.
- А ты откуда узнал? Ужели Старший сменил гнев на милость и разоткровенничался?
- Ага, как же, дождешься от него, - сыронизировал волчок. - Он на меня уже столько телег успел накатать, что мне дома не меньше чем тройное пожизненное заключение светит.
- Это я ему сказал, - вмешался акху. - Мы, конечно, сразу же засекли ваш взаимный переход и при случае проследили путь второго человека. Древний помог. Для него перемещения во времени - это не проблема. Но тебе пора, прощайтесь.
Даня обнял волчка за шею и зарылся носом в его черную шерсть.
- Ты-то что теперь делать станешь?
- Не знаю. Одно скажу тебе точно. После того как меня уволили без выходного пособия, домой я не вернусь. Сесть в тюрьму? Спасибочки, братцы!
- И куда подашься?
- Да мало ли приличных мест во Вселенной. Думаю, без работы не останусь. Проводник по Дуату - профессия востребованная.
- Я открываю Проход! - предупредил Стоящий У Тропы.
- Прощай, Путеводитель!
- Сенеб, Путник! Рыже-золотое сияние. Темнота...

эпилог
Капитан Владилен Кириешко в последний раз посмотрел на экран ноутбука, где высвечивалась итоговая схема операции.
Сегодня, уже через несколько часов, должно было все решиться. Судьба операции "Странник". Его Владилена Авессаломовича Кириешко, дальнейшая личная судьба. Участь его начальства. А возможно, дню этому суждено было стать и днем изменения в судьбе цивилизации.
Получив генеральское распоряжение во всем разобраться, капитан проклял тот день и час, когда вообще ему взбрело в голову подать этот треклятый доклад (о котором он к тому моменту уже и думать забыл).
Но против руководства не попрешь, и капитан принялся тщательно, как он это привык делать, выполнять задание.
Для начала по его приказу агент в окружении Семецкого похитил из памяти главного больничного компьютера результаты ментоскопирования странного пациента.
Результаты эти заставили Кириешко глубоко задуматься. Он уже решил, что следует поработать непосредственно со странным психом, но оказалось, что это уже невозможно - этого студентика зачем-то забрал к себе в клинику сам Виттман.
Легально проникнуть в знаменитое лечебное учреждение возможностей не имелось, поэтому проникновение было нелегальным. Правда, не во плоти, а в виртуальной реальности.
Это для Владилена Авессаломовича сделал хакер, известный в своих кругах как Полосатый Призрак. Его Кириешко в свое время прищучил на рассылке в уважаемые фирмы писем-спама от имени высшего компьютерного разума (злостное сетевое хулиганство, до года исправительных работ с годичным запрещением подключения к Интернету или без такового).
История кончилась для Полосатого Призрака печально: на выходе из системы Урюпинской клиники его засекла охранная система "Троглодит", рассчитанная как раз на продвинутых пользователей, не ходящих в киберпространство без сенсорного спецкостюма. Проще говоря, в виртуальном мире хакера встретил здоровенный дикарь с дубиной и отметелил так, что потом костюм пришлось выбросить - эффекторы и синтемышцы от интенсивной перегрузки полетели ко всем чертям.
Призрак же надолго загремел в больницу.
Но тем не менее в руках Кириешко оказались необходимые ему результаты исследования. И, внимательно изучив их, капитан пришел к выводу - перед ним действительно пришелец из прошлого. Этого вполне мог не понять профессор Семецкий и его коллеги, и даже сам великий Виттман, потому как они больше привыкли иметь дело с разными психами - от марсиан до лже-Чубайсов. На своем веку эскулапы слышали самый разнообразный бред, временами отличающийся редкой достоверностью. Одной странной манией больше - только и всего.
Но Кириешко просмотрел этот материал глазами оперативника и сыскаря, тем более работника столь специфического отдела весьма хитрой конторы. И в какой-то момент капитан понял обостренным чутьем, не подводившим его ни разу, - это действительно тот случай, в надежде на который и создавался их отдел. Пожалуй, первый за всю его, капитана Владилена Кириешко, беспорочную службу, а возможно, и за все время функционирования 13-го отдела.
Уверенность пришла не сразу.
Он побывал в том самом отделении милиции, откуда начались скитания предмета его интереса по психушкам, и даже тщательно изучил протокол "О покушении на нанесение телесных повреждений постовому милиционеру сержанту Исхакову Т.Т.". Под видом представителя социальной службы переговорил с девушкой этого непонятного Джеди-Горового. Премилая оказалась особа. Эх, если бы не строжайший запрет на любые отношения работников спецслужб с подозреваемыми и свидетелями, он бы...
Затем по его заданию два экстрасенса отдела - одни из немногих представителей этой категории людей, что действительно были экстрасенсами, а не шарлатанами, изучили те заросли на берегу Москвы-реки, из которых, по словам девицы, и появился пришелец.
И действительно обнаружили там, в тривиальных московских кустах, то, что на научной тарабарщине туманно именовалось "аномальной зоной неизвестных ранее характеристик" (как предположил один из экстрасенсов, "входом в трансхрональный канал"). Проще говоря, дыркой в прошлое, правда, сейчас закрытой. Что важно отметить, приборы научников "чертедюжинного" отдела подтвердили это. Что-то там определенно было неладно.
Сопоставив имеющиеся факты, перебрав версии, рассматривая их так и этак, капитан понял - иного объяснения не существует. И путешествия во времени возможны, что бы там ни говорили физики.
Кириешко был сугубым материалистом и если бы, к примеру, встретил розового слона с крыльями, как у пчелы, то не стал бы бить себя по лбу или вызывать самому себе срочную психиатрическую помощь, а предположил, что перед ним действительно крылатый слон розового цвета. И если бы какой-то зоолог сообщил ему, что таких слонов не бывает, то он все равно продолжал бы верить своим глазам, а не авторитету науки.
Оставалось последнее - передать в распоряжение родного отдела еще и главное доказательство: самого путешественника во времени. И вот тут дело обстояло куда как непросто. Очень непросто.
По закону Лукьяна Сергиенко от две тысячи семнадцатого года извлечь пациента из любой психиатрической больницы, даже из захудалой "районки", было невозможно без ордера, подписанного не ниже чем губернским судьей.
А чтобы вытащить человека из клиники Виттмана - тут разве что распоряжение президента помогло бы... И то еще было бы проблематично его получить, ведь досадную привычку болеть имеют не только простые смертные, но и сильные мира сего и их родные. Поссоришься с медицинским светилом, а оно потом тебя лечить откажется...
Значит, оставалась только силовая акция.
Кириешко понимал, что рискует очень многим. Штурм клиники профессора Виттмана - это вам не погром очередной уфологической тусовки, просветляющей разум при помощи таблеток и уколов, и не арест мошенников, пытавшихся продать крашеную гориллу под видом снежного человека.
Более того, будь генерал Мариелена Протопопова на своем месте, она бы наверняка не допустила ничего подобного. Но она укатила в двухмесячный отпуск (по слухам, со старым приятелем). Замещавший же ее подполковник Шумерский не стал чинить препятствий капитану. Тем более что у того было недвусмысленное распоряжение генерала во всем тщательно разобраться. Как же можно идти против руководящих указаний начальства?
(Возможно, Шумерский сделал это с тонким расчетом, что на таком деле его начальница сломает себе шею и освободит вожделенное кресло.)
Как ни странно, самый простой способ получить доступ к загадочному больному, а именно: откровенно побеседовать с академиком Виттманом и объяснить ему ситуацию - Кириешко в голову не пришел.
Он еще раз пробежал глазами услужливо высветившийся на экране план операции с сетевым графиком и временной разбивкой.
По сигналу первая группа должна была вышибить зарядом "Мегамакса 2100" двери запасного выхода, подняв тревогу.
Сразу после этого штатный хакер отдела Коля Ибрагимбекзаде, привлеченный к делу вместо залечивающего совсем не виртуальные ушибы Полосатого Призрака, должен будет отключить сигнализацию, одновременно объявив по всему зданию пожарную тревогу.
Мало этого, в помещении охраны прозвучит еще и уже невесть как давно забытый сигнал "террористическая опасность". При этом на пульт должно будет поступить сообщение об атаке комплекса со стороны подземных коммуникаций. Естественно, ни о чем больше не думая, охрана ринется в подвальные помещения.
В этом хаосе третья группа, укомплектованная одними женщинами, одетыми в униформу клиники, должна будет изъять из палаты интересующего 13-й отдел пациента и переместить в заранее оставленный на стоянке гравилет.
Порция вирусов, засаженных в компьютер клиники и дезорганизующих всю ее работу, довершит дело, и пока они там сообразят, что к чему, "объект" будет уже далеко, в надежном месте, на одной из секретных баз МГОП.
Конечно, скандала не избежать в любом случае. Но тут уж закон не на стороне господина Виттмана. Он, конечно, ударит во все колокола, нажмет на все рычаги... Но презумпцию невиновности еще никто не отменял, и на все требования последует один ответ: а докажите, что мы к этому вообще имеем отношение! Тем более, президент сейчас с долгосрочным визитом в Бразилии, премьер-министр так вообще инспектирует российские поселения в Антарктиде, половина чиновников нашего дорогого правительства в отпусках....
А пока вся эта машина наберет обороты, Кириешко рассчитывал получить неопровержимые результаты и преподнести их начальству. И не бригадному генералу Протопоповой, а кое-кому повыше. Победителей же, как известно, не судят.
Что он, собственно, будет делать с пришельцем из прошлого и как его можно будет использовать, капитан не задумывался. Его дело зафиксировать необъяснимые явления, по возможности донести до сведения специалистов, которые и займутся подобными вопросами. Как-никак в его отделе имелась специальная программа утилизации и практического применения необъяснимых явлений.
Все наличные спецназовцы его отдела были задействованы в предстоящей акции.
Была предусмотрена любая мелочь, даже такая, как то, что в момент операции пациент может находиться вне своей палаты VIP-отделения, скажем, на процедурах. Компьютер капитана подключили к сети клиники через канал, созданный трудами все того же незадачливого Полосатого Призрака. Благодаря чему он мог точно установить, на месте ли в данный момент их цель или нет.
Впрочем, рано или поздно, но пациент будет возвращен в палату. К тому же до предполагаемого начала операции оставалось еще целых три с половиной часа.
На эту акцию Кириешко поставил буквально все. В случае неудачи даже страшно подумать, что сделает с ним разгневанное начальство и разъяренный Виттман. Но в случае успеха его имя имеет все шансы быть вписанным в историю родного министерства.
Сергий Логгинович Виттман, автор множества научных трудов, академик всевозможных академий, кавалер двух дюжин орденов, включая и такой экзотический, как "Золотой каменный топор 1-й степени" (полученный за исцеление премьер-министра Федерации Папуа), пребывал в глубокой задумчивости.
И причиной ее был странный пациент из палаты № 6 (славной тем, что именно в ней сидел Иероним Козлодоев), студент-археолог Даниил Горовой.
Месяц назад, забирая его из клиники Семецкого под свою опеку, Сергий Логгинович отводил на излечение этого занятного психа от силы месяца два, не больше. Собственно, он не считал этот случай особенно сложным. Его скорее привлек необычный характер бреда. Сумасшедших, воображавших себя фараонами или древними египтянами, в его практике еще не попадалось. И скептические слова Юрия Семецкого были восприняты Виттманом лишь как проявление профессиональной ревности, если вообще не зависти к более удачливому коллеге.
Теперь он все чаще нет-нет да и вспоминал их.
На странном больном было испробовано почти все.
Терапевтический гипноз, музыкальная и ароматическая терапия, старое доброе нейролингвистическое программирование, цветотерапия и даже лечение при помощи генетически модифицированных кошек (их биополе буквально творило чудеса)...
Напрасные усилия.
Дошло до того, что те варварские методы древних психиатров, какие собирался применить к больному его коллега Семецкий, уже не вызывали у академика такого сильного отвращения, как вначале.
Что же это за странная мания? Что произошло с мозгами бедного парня, если даже пресловутое ментоскопирование, вокруг которого в медицинских кругах было столько шума, не улавливает абсолютно ничего из реальной жизни пациента, услужливо демонстрируя бредовые видения редкой достоверности. (Пожалуй, ни у одного из своих многочисленных пациентов Сергий Логгинович такого качественного бреда не наблюдал).
С грустью академик признавался самому себе, что не знал даже, как к этому подступиться.
Неужели все же ему придется признать свое поражение? Ему, великому Виттману? Может быть, это и не повредит его репутации, но самому-то себе каково в этом признаваться?
Как это ни покажется странным, но даже тень предположения, что его пациент и в самом деле пришелец из прошлого, не посещала Сергия Логгиновича.
Ибо психиатр, хоть на мгновение допустивший, что изрекаемое его больным - это не бред, сам автоматически переходит в категорию пациентов.
...Ровно в десять сорок пять странное мигание монитора, контролирующего пожарную лестницу, отвлекло на миг внимание дежурного.
Поэтому он не заметил, как на другом мониторе, на который передавалось то, что происходило в одной из палат для VIP-пациентов, на короткое мгновение исчезло изображение. Исчезло и появилось вновь.
Спустя какое-то время неусыпный страж скользнул взглядом по экрану, убедился, что все в порядке и больной на месте, и успокоился.
...Даниил огляделся.
Бен-Бен, или как его на самом деле - ЭРЛАП-мерлап, сработал великолепно. Ничего похожего на знакомые Даниилу пути Дуата - просто шаг, и ты уже у себя дома.
Он находился в просторном светлом помещении, расписанном приятными глазу зелеными, розовыми и нежно-васильковыми красками. Цвета складывались в узоры, покрывающие мягкий ковер на полу, и мягкую (как он догадался, во избежание битья головой), губчатую обивку стен. Большие окна с поляризующим бронестеклом.
Никакой мебели, кроме надувного матраса с льняным покрывалом; обычная дверь, видать, в места общего пользования, и другая дверь, уже явно входная. Возле нее вделанная в стену сетка микрофона, над дверью - телекамера в прочном корпусе.
Даня не без интереса оглядывал свое временное узилище: бывать в психушках, а в элитных и подавно, ему еще не приходилось (и, хочется надеяться, больше не доведется).
На стенах красным и зеленым фломастером были начертаны цепочки иероглифов. Даниил потратил некоторое время на их расшифровку. В текстах встречалось множество орфографических и грамматических ошибок. А что взять с недоучившегося младшего помощника писца?
То были или молитвенные гимны нетеру, либо магические формулы вроде "отражения зла" и "отражения крокодила". Диссонансом выглядела надпись в левом углу, представлявшая собой перечисление всего, что потребно войску численностью в тридцать тысяч (сумасшедшая цифра по тем временам) для дальнего похода. Парень улыбнулся. В войну, что ли, его двойник тут играл?
Итак, его отправили по назначению. Обмен состоялся, причем так, что и в самом деле комар носа не подточит. Вот даже на руке у Даниила каким-то образом оказался медицинский контрольный браслет: черное упругое кольцо с мерцающим зеленым огоньком.
Он еще раз осмотрелся. Что ему теперь делать?
Попробуем обычный порядок действий.
Решительным шагом парень подошел к микрофону.
- Эй, кто-нибудь! - заорал он, при этом глядя в телекамеру и изображая на лице гримасу крайнего недоумения. - Эй, кто-нибудь, скажите, куда я попал?!
... - Значит, вы утверждаете, что являетесь Даниилом Сергеевичем Горовым, студентом пятого курса Института Космической Археологии, москвичом, год рождения... и все такое? - еще раз переспросил его главный врач (это был сам знаменитый Виттман, как уже успел узнать Даня).
- Ну, конечно, а кем же мне еще быть?
- И вы не помните, что с вами происходило все это время?
- Не помню, - сокрушенно подтвердил Даниил, изо всех сил сдерживая смех. - Вы уж извините, профессор, начисто всю память отшибло. Вот только как будто час назад был на берегу с Нюшкой, а вот теперь... тут.
- И вы настаиваете на немедленном своем освобождении... м-м... выписке?
- Естественно, доктор, что за вопросы? Мне домой надо...
Психиатрическое светило вперило в молодого человека долгий испытующий взгляд. Потом последовал тяжкий вздох.
- Что ж, у меня нет никаких формальных оснований вас задерживать...
- Спасибо вам, профессор, - словно спохватившись, бросил Даниил уже на пороге шикарного кабинета, - вы меня... вылечили...
- Не за что, молодой человек... - неожиданно сухо ответил Виттман, - Вас вылечил кто угодно, но только не я...
Внизу, в приемном покое, уже предупрежденная медсестра выдала молодому человеку упакованные в опломбированный мешок веши. Верхнюю одежду ("Молодец, Анька, догадалась заранее приготовить!"), его паспорт и студенческий билет, кредитную карточку, в окошке которой высвечивалась сумма в двести тридцать три геолара (остаток денег, полученных в стрип-баре). Тут же лежал египетский гофрированный передник синего цвета, наверное, имущество настоящего Джеди.
Поверх всего этого было положено медицинское заключение о полном выздоровлении Даниила Сергеевича Горового за подписью и с голографическим факсимиле самого Виттмана. Данька не стал медлить.
К сожалению, мобильника среди вещей не было, и пришлось воспользоваться любезно предоставленным компьютером сестры-хозяйки.
Во время переодевания он исхитрился отправить три письма - родителям, декану и Анне.
Уже через пять минут из одного из боковых выходов главного корпуса легкой походкой вышел молодой человек, выглядевший так же, как и миллионы подобных ему на улицах Урюпинска, Сухуми или Москвы. Модные в этом сезоне радужно переливающиеся шорты, кроссовки неброского алого цвета и усыпанная зеркальными блестками рубаха-сетка. Прикид довершали несколько устаревшего фасона, но неплохо сидящее на голове парня сомбреро и пояс из клонированной замши.
Даниил шел неторопливо, постепенно погружаясь, нет, возвращаясь в свой родной мир.
Через пятьдесят шагов полностью одетые и обутые люди уже не вызывали подсознательного недоумения. Через сто - машины и глайдеры уже не заставляли невольно вздрагивать. Через двести - воздух большого города уже не казался слишком тяжелым...
Так или иначе, он вернулся к себе домой.
И ему предстоит здесь жить и действовать.
А сделать нужно много. И прежде всего он завтра же, нет, лучше прямо сегодня, предложит Нюшке выйти за него замуж.
Потом Данька обязательно отправится в Египет и навестит гигантский недостроенный космодром нетеру на плато Гиза, раскопает храм забытых богов и достопамятное святилище Тота. Он поедет и в Черную Африку, где почтит своим вниманием древнейшие города, о которых ныне не знает никто, кроме него, и о которых рассказывала ему Аида. (Может быть, даже встретит ее далеких потомков).
Да, планов громадье.
Остановившись у ларька, парень купил бутылочку "Бочкарева" и, откупорив, с наслаждением глотнул хмельного напитка. Пиво было правильным. Не "Золотые рога", конечно, но и не "Слезы Маат". Жаль, что он больше никогда не попробует произведений пивоваренного искусства Мастера Хнума.
Так же, как больше никогда не путешествовать ему тропами Дуата...
Внезапно Даниил почувствовал, что в его ладонь ткнулся холодный собачий нос.
Он обернулся.
Позади него уселся на старой брусчатке крупный, почти черный пес с удлиненной волчьей мордой и внимательно глядел на Даню миндалевидными глазищами редкостного золотистого цвета.
- Упуат?! - запинаясь, прошептал археолог. - Упуат, это... ты?!
Но пес молча продолжал смотреть на него, лишь в глубине янтарных глаз плескались загадочность и... нежность.
Неподалеку отсюда, чертыхаясь и матерясь, капитан Кириешко тщетно ждал сигнала о появлении пациента в палате. В Москве заливалась слезами счастья Анюта и мчались в аэропорт родители Даниила. Профессор Виттман все не мог понять, что же, черт возьми, произошло?
А здесь парень и пес смотрели друг на друга, и молчание, как это ни избито звучит, было красноречивее всяких слов...

Харьков - Каир - Москва, 2004





Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.