read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Часы, сынок, не потеряй.
-- Да знаю я!
Зачем птичек-мурашек пересчитывать, кому они нужны? Для смеху если, так
Колька же и полезность верит. Глаза ведь у него огнем горят, душа
навострилась, верит он во все ваши штучки, и, если вы нас опять, как тех
мурашей, то обождите лучше маленько. Надо мной -- это пожалуйста, это сколько
угодно, а над мальцом...
-- Кольке тетрадку дали для дела или так, для забавы?
-- Почему для забавы?
-- Посмеетесь, поди, у костра-то? Юрий Петрович ответил не сразу.
Подумал, на Егора поглядел. И враз перестал улыбаться:
-- Мне не птички нужны, Егор Савельич, не перепись зверья. Мне сам
Колька нужен, понимаете? Чтоб в лес он входил не как гость, а как хозяин:
знал бы, где что лежит, где кто живет да как называется. А у костра... Что
ж, у костра, Егор Савельич, вместе посидим, вместе и посмеемся. Только не
над работой: работа, какая б ни была она, есть труд человеческий. А над
трудом не смеются.
Нельзя сказать, чтоб эти слова сразу Егора на другие мысли перевели:
мысли -- не паровоз. Но в отношении Кольки как-то успокоили, и Егор маленько
приободрился. Над сыном никто вроде смеяться пока не собирался, а насчет
себя самого он мало беспокоился.
Но смеяться вечером им не пришлось, потому что пропала Нонна Юрьевна.
Пропала, как стояла, аккурат после ужина, оставив после себя грязную посуду,
и вместо сладкого перекура вышла потная беготня.
А вышла беготня эта потому, что Нонне Юрьевне понадобилось уединение.
Улучив момент, когда прилипала Колька куда-то отвлекся, Нонна Юрьевна
шмыгнула в кусты и со всех ног кинулась подальше от костра, от малознакомых
мужчин и -- главное!--от Кольки. Бежала, покуда слышны были голоса, а
поскольку Колька как раз в этот момент решил спеть, то бежать ей пришлось
долго. И думала она на бегу не о том, как будет возвращаться, а о том, как
бы кто ее не заметил.
Ну, а потом, когда надобность в одиночестве отпала, лес на все триста
шестьдесят градусов оказался настолько одинаковым, что Нонна Юрьевна,
повращавшись, решила опираться только на интуицию и отважно шагнула куда-то
вперед.
Хватились ее, по счастью, быстро. Колька исполнял песню специально для
нее и нуждался в оценке. Однако слушателя нигде не оказалось, и после
недолгих поисков Колька доложил об этом отцу.
-- Сейчас вернется,-- сообразил Егор и пошел вместо Нонны Юрьевны мыть
посуду.
Он старательно перемыл все ложки-плошки, а учителка все не появлялась.
Егор два раза аукнул, ответа не получил и доложил о пропаже по команде.
-- Наверно, так надо,-- сказал Юрий Петрович.
-- Всякое "надо" полчаса назад должно было кончиться,-- сказал Егор.-- А
она не откликается.
-- Нонна Юрьевна! -- бодро крикнул лесничий.-- Вы где?
Послушали. Только лес шумел. По-вечернему шумел, басовито и
таинственно.
-- Что за черт! -- нахмурился Юрий Петрович.-- Нонна!.. Э-гей! Где вы там?
-- Вот,-- сказал Егор, прислушавшись.-- Могила.
-- Чего? -- озадаченно спросил Юрий Петрович.
-- Может, она домой пошла? -- тихо предположил Колька.-- Обиделась и пошла
себе.
-- Далеко домой-то,-- усомнился Егор. Юрий Петрович побегал по
окрестностям, поорал, посвистел. Вернулся озабоченным:
-- Искать придется. Коля, от костра чтоб ни на шаг! Не боишься один-то?
-- Не-а,-- вздохнул Колька.-- Ведь надо.
-- Надо, сынок,--подтвердил Егор и трусцой побежал в лес.-- Ау, Юрьевна!
Аукали, пока хрип из глоток не пошел. Юрий Петрович сперва жалел, что
ружья не прихватил, а потом -- что девицу эту с собой пригласить надумал.
Дернула же нелегкая! Но об этом особо погоревать ему не пришлось, потому что
в непонятных лесных сумерках мелькнуло вдруг что-то совсем не лесное, что-то
нелепое, жалкое, плачущее навзрыд. Мелькнуло -- и Юрий Петрович не успел
сообразить, что это за видение, как Нонна Юрьевна повисла у него на шее.
-- Юрий Петрович! Миленький!
Ревела она еще по-детски: громко и некрасиво. Шмыгала носом,
размазывала ладонями слезы и издыхала.
-- Дура вы чертова! -- с удовольствием сказал ей Юрий Петрович.-- Это ведь
не Кировский парк культуры и отдыха.
Нонна Юрьевна покорно кивала, всхлипывая уже по инерции. Юрий Петрович
радовался, что в лесу темно и что Нонна Юрьевна не видит ни его смеющихся
глаз, ни улыбок, которые он старательно прятал.
-- Классный руководитель заблудился и трех шагах от палатки. Да если я
расскажу об этом вашим ученикам...
-- А вы не говорите.
-- Я-то уж, так и быть, пощажу вас. А Колька? Нонна Юрьевна промолчала.
Они продирались по темному лесу: Юрий Петрович шел впереди, обламывая сучья,
чтобы Нонна не напоролась. Сухие ветки трещали на всю округу.
-- Мы идем сквозь револьверный лай, -- сказал Юрий Петрович и смутился,
подумав, что щеголяет начитанностью не к месту и не ко времени.
-- Я идиотка? --доверительно спросила Нонна Юрьевна.
-- Есть немного.
Нонна хотела объяснить, как все получилось, по тут раздался грохот, и
прямо на них вывалился Егор Полушкин.
-- Нашлась! Слава те... Тут, это, медведей нет, но заблудить недолго.
Жалко, Колька компас свой потерял, а то бы вам его.
Вопреки тайному опасению Нонны Юрьевны Колька встретил ее очень
радостно и никаких вопросов не задавал. Проворчал только:
-- Без меня чтоб ни шагу теперь.
-- Достукались? -- улыбнулся Юрий Петрович.-- Ну, спать. Дамы и пажи -- в
палатку, рыцари -- под косматую ель.
Колька и головы до подушки не донес: как свалился, так и засопел. А вот
Нонне Юрьевне не спалось долго, хоть и расстарался Егор, наломав ей под
бочок самого нежного лапника.
Кажется, она все-таки поцеловала Юрия Петровича. В страхе и слезах она
не давала отчета в своих поступках и, не колеблясь, повисла бы на шее у Фили
или у Черепка, если бы им случилось найти ее. Но случилось это Юрию
Петровичу, и Нонна Юрьевна до сей поры чувствовала на губах жесткую,
выдубленную солнцем и ветром щетину, тихонько трогала пальцами эти грешные
губы и улыбалась.
Мужчины уснули сразу. Егор храпел, завалив голову, а Юрий Петрович
вздыхал во сне и хмурился. То ли видел что-то сердитое, то ли недоволен был
звонким Егоровым соседством.
Проснулся он рано: Егор, выбираясь из-под плащ-палатки, которой они оба
укрывались, потянул не за тот край.
-- Куда? Рано еще.
-- Так...-- Егор почему-то засмущался.-- Погляжу пойду. Вы спите.
Юрий Петрович глянул на часы -- было около пяти, -- повернулся на другой
бок, смутно подумал, как там спится Нонне Юрьевне, и уснул, будто
провалился. А Егор взял чайник и пошел к реке.
Легкий туман еще держался кое-где над водой, еще цеплялся за мокрые
кусты лозняка, и в тихой воде четко отражалось все, что гляделось в нее в
это утро. Егор зачерпнул чайник, по воде разбежались круги, отражение
закачалось, померкло на мгновение и снова возникло: такое же неправдоподобно
четкое и глубокое, как прежде. Егор всмотрелся в него, осторожно, словно
боясь спугнуть, вытащил полный чайник, тихо поставил его на землю и присел
рядом.
Странное чувство полного, почти торжественного спокойствия вдруг
охватило его. Он вдруг услышал эту тишину и понял, что вот это и есть
тишина, что она совсем не означает отсутствия звуков, а означает лишь отдых
природы, ее сон, ее предрассветные вздохи. Он всем телом ощутил свежесть
тумана, уловил его запах, настоянный на горьковатом мокром лозняке. Он
увидел в глубине воды белые стволы берез и черную крону ольхи: они
переплетались с всплывающими навстречу солнцу кувшинками, почти неуловимо
размываясь у самого дна. И ему стало вдруг грустно от сознания, что пройдет
миг и все это исчезнет, исчезнет навсегда, а когда вернется, то будет уже
иным, не таким, каким увидел и ощутил его он, Егор Полушкин, разнорабочий
коммунального хозяйства при поселковом Совете. И он вдруг догадался, чего
ему хочется: зачерпнуть ладонями эту нетронутую красоту и бережно, не
замутив и не расплескав, принести ее людям. Но зачерпнуть ее было
невозможно, а рисовать Егор не умел и ни разу в жизни не видел ни одной
настоящей картины. И потому он просто сидел над водой, боясь шелохнуться,
забыв о чайнике и о куреве, о Кольке, и о Юрии Петровиче, и обо всех
горестях своей нелепой жизни.
Совсем рядом раздался шорох. Егор поднял голову; что-то белое
колыхнулось за кустом, кто-то вздохнул, осторожно, вполвздоха. Он вытянул
шею и сквозь листву увидел Нонну Юрьевну: она только что сняла халатик и
белой ногой осторожно, как цапля, пробовала воду. Егор подумал, что надо бы
взять чайник и уйти, но не ушел, потому что и этот полувздох и эти плавные
женские движения тоже были отсюда, из той картины, над которой он вдруг
замер, забыв обо всем на свете.
А Нонна Юрьевна сняла все, что еще оставалось на ней, и пошла в воду.
Она шла медленно, ощупывая дно, гибкая и неуклюжая одновременно. И с тем же
чувством спокойствия, с каким он глядел на реку, Егор смотрел сейчас на
молодую женщину, на длинные бедра и покатые худенькие плечи, на маленькие,
девчоночьи груди и на тяжелые, важные очки, которые она так и не решилась
оставить на берегу. И, глядя, как она тихо плещется на мелководье, он
понимал, что не подглядывает, что в этом нет ничего зазорного, а есть то же,
что у этой реки, у берез, у тумана: красота.
Наплескавшись, Нонна Юрьевна пошла к берегу, и по мере того как



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.