read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



уверяли, что в такие минуты на него просто страшно смотреть.
Как-то в воскресенье, в час дня, когда Джордж и его родители сидели за
своим скромным обедом, с улицы донесся грохот бешено мчащегося экипажа.
Миссис Ид схватила свой костыль и, забыв о ревматизме, заковыляла к окну.
- Так я и думала! - воскликнула она. - Это Гиббс едет в Тенельмс и,
кажется, по обыкновению пьян. Посмотрите, как он нахлестывает лошадь. А ведь
он взял с собой малыша. Нет, он не успокоится, пока не сломает шею ребенку,
а то и его матери. Симоне говорит...
Она умолкла, неожиданно почувствовав на щеке дыхание сына. Он тоже
подошел к окну и теперь, перегнувшись через ее плечо, мрачно глядел на
седоков кабриолета, мчавшегося по склону к Тенельмской дороге.
- Хотел бы я, чтобы он сам сломал шею, - пробормотал Джордж сквозь
стиснутые зубы.
- Джордж, Джордж, не говори так! - негодующе воскликнула миссис Ид. -
Это не по-христиански. Все мы грешники, а жизнь наша в руце божьей!
- Если бы ты почаще ходил в церковь, сынок, а не огорчал бы меня своей
нерадивостью в вере, - строго сказал отец, - ты не таил бы в сердце злобы.
Не доведет это тебя до добра, помяни мое слово.
Джордж уже успел сесть на свое место, но при этих словах он снова
встал.
- В церковь! - гневно воскликнул он. - Я собирался пойти в церковь, да
не суждено этому было сбыться. И больше я туда не пойду. Или вы думаете, -
продолжал он побелевшими губами, которые дрожали, выдавая бушующую в его
груди бурю, - или вы думаете, что я забыл, потому что помалкиваю и работаю,
как прежде? Забыл! - Он в бешенстве ударил кулаком по столу. - Я забуду,
только когда лягу в гроб. И нечего меня утешать, - добавил он, когда мать
попыталась его перебить. - Я знаю, ты мне хочешь добра, но женщины не
соображают, когда можно говорить, а когда следует придержать язык. Лучше не
говорите при мне ни об этом негодяе, ни о церкви.
С этими словами Джордж повернулся и вышел из дому.
Миссис Ид очень горевала, заметив в Джордже такую злопамятность и
безбожие. Ей казалось, что он непременно погубит свою душу, и в конце концов
она послала сказать мистеру Меррею, священнику, что у нее большая беда, - не
сможет ли он выбрать время и как-нибудь утром зайти к ней? Но мистер Меррей
был болен, и прошло две недели, прежде чем он смог выполнить ее просьбу, а
за это время случилось много других событий.
Вся деревня знала, что миссис Гиббс теряет голову от страха, когда ее
муж едет кататься и берет с собой сына, по общему мнению подвергая его жизнь
смертельной опасности. Супруги постоянно из-за этого ссорились, но чем
больше она плакала и просила, тем больше ему нравилось поступать ей
наперекор. Как-то раз, желая ее подразнить, он посадил малыша на козлы
кабриолета, дал ему в руки кнут, а сам, отойдя к дверям и небрежно держа в
руке вожжи, стал насмехаться над женой, которая в ужасе молила его скорее
сесть в кабриолет или разрешить сделать это ей. Вдруг с соседнего воля
донесся звук выстрела, и лошадь, бросившись в сторону, вырвала вожжи из рук
пьяного Гиббса; ребенок выпустил кнут, который хлестнул лошадь по спине, еще
больше ее испугав; малыш от толчка слетел на пол экипажа и лежал там,
оглушенный падением.
Джордж в это время был неподалеку. Он бросился наперерез обезумевшей
лошади, схватил волочащиеся по земле вожжи, повис на них и не отпускал, хотя
лошадь тащила его за собой. Наконец, запутавшись в вожжах, она упала, тяжело
ударилась о землю и неподвижно вытянулась. Джорджа отбросило в сторону,
однако он отделался незначительными синяками. Ребенок на полу кабриолета
громко плакал от испуга, но был цел и невредим. Не прошло и пяти минут, как
к экипажу сбежалась вея деревня: кругом слышались расспросы, поздравления,
похвалы, а Сьюзен, сжимая в объятиях спасенного сына, покрывала руки Джорджа
слезами и поцелуями.
- Да благословит вас бог! - воскликнула она, рыдая. - Вы спасли ему
жизнь. Он был бы убит, если бы не вы. Как я могу...
Но тут грубая рука отбросила ее в сторону.
- Что ты задумала? - яростно завопил Гиббс, сопровождая каждое слово
грязным ругательством. - Отойди от этого парня, а не то я... Ты что,
радуешься, что он покалечил лошадь... и ее теперь остается только
пристрелить?..
Бедная женщина упала на траву и разразилась истерическими рыданиями, а
в толпе послышались восклицания: "Как не стыдно!.."
Джордж холодно отвернулся от Сьюзен, когда она подбежала к нему, и
пытался вырвать у нее свои руки, но теперь, шагнув к Гиббсу, он сказал:
- Тот, кто застрелит эту скотину, сделает доброе дело. А еще лучше было
бы застрелить тебя, как бешеную собаку.
Все, кто стоял кругом, слышали эти слова. И все, кто видел его взгляд,
содрогнулись от ужаса. В этом страшном взгляде отразилась вся лютая
ненависть, копившаяся в течение трех лет.
Когда через два дня мистер Меррей зашел к миссис Ид поздравить ее с
мужественным поступком сына, оказалось, что она совсем разболелась. После
вышеописанного происшествия она не смыкала глаз. От соседей она знала, что
сказал Джордж и какой у него был взгляд, и ни на минуту не могла об этом
забыть. Доброму священнику не удалось ее утешить. Он уже не раз пытался
уговорить ее сына смягчиться, но тщетно. Джордж сурово, хотя и с уважением,
отвечал ему, что он работает добросовестно и никому не причиняет вреда, а
остальное касается только его одного, и он сам имеет право решать, как
поступить, - и он твердо решил никогда больше не переступать порога церкви.
- Это тяжкое испытание, моя милая, - сказал мистер Меррей, - тяжкое и
непонятное смертным умам испытание, но я говорю вам - уповайте на господа.
Оно ниспослано нам на благо, хотя смысл его пока скрыт от нас.
- Да уж я ли не благодарю бога, что эта лошадь его не убила, - ответила
миссис Ид. - Страшно подумать, что предстал бы он перед вечным судией
непростивший и нераскаявшийся. Только вот, сэр...
Но тут ее взволнованную речь прервал стук в дверь. На пороге появился
сын мистера Бича, деревенского мясника. Увидев священника, он неуклюже
поклонился и растерянно перевел взгляд с него на миссис Ид.
- Мне сегодня мяса не нужно, Джим, спасибо, - сказала та и, заметив его
волнение, добавила: - Может, мистер Бич заболел? Ты что-то весь в лице
переменился.
- Мне... мне немножко не по себе, - ответил Джим, вытирая потный лоб. -
Я только что видел его, и у меня все нутро перевернулось.
- Его? Кого его?
- Да его же! Или вы не слышали, сэр?.. Гиббса нашли мертвым в
Саусэнгерском лесу. Его убили ночью. Говорят...
- Гиббса убили?!
На мгновение все в ужасе умолкли.
- Тело отнесли в "Герб Дунстанов", и я его видел.
Миссис Ид чуть не лишилась чувств, и священник стал звать Джемиму, ее
служанку. Но Джемима, едва услышав страшную новость, как безумная выбежала
на улицу и сейчас уже стояла где-то на полдороге между домом хозяина и домом
Гиббса и жадно ловила то, что говорилось в кучке людей, которые, гадая о
случившемся, с испугом смотрели на калитку в высокой стене, из которой ее
хозяину суждено было выйти еще только один раз - ногами вперед.
В гостиную Идов скоро набился народ. Туда явились почти все соседи,
хотя никто из них не решился бы сказать, зачем они сюда пришли. Саймон Ид
тоже поторопился вернуться домой и теперь, как мог, старался утешить и
успокоить бедную больную, которая все еще словно не понимала, что произошло.
И вот, в самый разгар пересудов - что тело лежало так-то, что все карманы
были опустошены, что удар был нанесен сзади, а случилось это в таком-то
часу, - снаружи вдруг послышались шаги, и в комнату вошел Джордж.
И сразу гул голосов, который он, вероятно, слышал, подходя к двери,
сменился мертвой тишиной. В ней было что-то зловещее.
Не нужно было спрашивать, знает ли Джордж о том, что случилось: его
лицо, смертельно-бледное, искаженное, покрытое каплями пота, слишком ясно
говорило, что ему уже известно о страшном происшествии. И все
присутствовавшие долго помнили слова, которые он произнес, едва успев войти,
- произнес негромко, словно про себя:
- Уж лучше бы меня, а не Гиббса нашли мертвым в этом лесу.
Одно за другим выяснялись обстоятельства, которые все больше и больше
бросали тень на Джорджа. Саймон Ид держался мужественно, гордо отрицал
виновность своего сына, благочестиво повторял, что провидение еще докажет
его непричастность к убийству, и эта вера трогала даже тех, кто не мог ее
разделить. Но бедная мать, ослабевшая от недуга, измученная мыслями о словах
и взглядах, которые она, несмотря на все свои старания, не могла забыть,
только плакала и прерывающимся голосом просила бога сжалиться.
Когда Джорджа пришли арестовать, он не сопротивлялся. Твердо, хотя с
каким-то равнодушием, он заявил, что не виновен, и больше не проронил ни
слова. Лицо его исказилось, когда он на прощание крепко пожал руку отцу и
взглянул на бледное лицо матери, лишившейся чувств при виде полицейских. Но
самообладание тотчас вернулось к нему: он твердым шагом последовал за
полицейскими, и его угрюмое лицо казалось спокойным.
Тело Гиббса было найдено в лесу около десяти часов вечера крестьянином,
который, направляясь на ферму Плашетс, услышал вой собаки покойного. Труп
лежал в кустах у тропинки, ведшей от перелаза, о котором уже столько
говорилось выше, через лес к ферме Плашетс. Его, очевидно, туда оттащили. На
тропинке и рядом с ней были видны следы борьбы. Там же были найдены пятна
крови, очевидно брызнувшей из раны на затылке, которая была нанесена сзади
каким-то тяжелым тупым орудием. Когда его нашли, он, по заключению врача,
был мертв уже около двенадцати часов. Карманы убитого были вывернуты, часы,
кошелек и перстень с печаткой похищены.
Слуги Гиббса, Джеймс и Бриджет Уильямсы, показали, что их хозяин ушел
из дому в вечер убийства в двадцать минут девятого, причем, против
обыкновения, он бил трезв; уходя, он поставил свои часы по кухонным и
сказал, что сперва зайдет в "Герб Дунстанов", а потом отправится в Плашетс.
То, что он не вернулся, не вызвало никакой тревоги, - он нередко возвращался



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.