read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



поглощена была детьми.
Она закрыла лицо руками. И в тот день мне особенно бросилось в глаза,
какие на них набухшие вены и темные пятна.
- Детьми? Подумать только! С тех пор как мы стали спать в разных
комнатах, я столько лет не смела положить с собой ни одного из детей, даже
когда они хворали. Все ждала, все надеялась, что ты придешь...
Слезы текли по старческим ее рукам. Вот что сталось с Изой. Только я
один мог еще различить в этой рыхлой старухе, почти калеке, прежнюю Изу,
юную девушку, "посвятившую себя белому цвету", мою спутницу в прогулках к
долине Лилий.
- Стыдно и смешно в мои годы вспоминать о таких делах... Да, главное
смешно. Прости меня, Луи.

Я молча смотрел на виноградники. И в эту минуту возникло у меня
сомнение. Да как же это возможно! Почти полстолетья человек разделяет с
тобою жизнь, и ты все эти годы видишь его только с одной стороны. Как же
это возможно! Неужели мы словно делали выбор из всех его слов и поступков
и запоминали лишь то, что питало наши обиды против него, поддерживали
злопамятство? У нас какое-то роковое стремление упрощать облик другого
человека, отбрасывать все черты, которые смягчили бы уродливый его образ,
создавшийся в нашем представлении, и сделали бы более человечным его
карикатурный портрет, который мы рисуем нарочно, для оправдания своей
ненависти... Уж не заметила ли Иза, что я взволнован? Она поторопилась
воспользоваться своим выигрышным положением.
- Ты не поедешь сегодня?
И в глазах у нее блеснул огонек торжества, как это обычно бывало, когда
ей казалось, что она "одолела меня". Прикидываясь удивленным, я ответил,
что не вижу никаких оснований откладывать поездку. Мы вместе с ней
направились к дому. Из-за моего сердца мы поднялись не по крутому скату, а
пошли в обход, по липовой аллее, огибавшей дом. Я все-таки был в смущении,
не знал, как поступить. А что, если не ездить? Отдать бы Изе свою
тетрадь... Что, если бы... Она оперлась на мое плечо. Сколько уж лет она
этого не делала! Аллея выводила к дому с северной стороны. Иза сказала:
- Казо никогда не убирает садовых стульев...
Я рассеянно взглянул. Пустые кресла все еще стояли тесным кружком. Тем,
кто был тут ночью, понадобилось сесть поближе друг к другу и вести
разговор шепотком. Земля была изрыта каблуками. Везде валялись окурки тех
папирос, которые курит Фили. Прошлой ночью тут расположились мои враги.
Под деревьями, насаженными моим отцом, они сговаривались, как им отдать
меня под опеку или запереть в сумасшедший дом. Однажды вечером я в минуту
самоуничижения сравнивал свое сердце с клубком змей. Нет, нет, - теперь я
вижу: эти змеи не во мне прячутся, они выползли на свободу и прошлой ночью
сплелись клубком в этом мерзком кружке - у крыльца, и земля еще хранит их
следы.
"Деньги свои ты получишь, Иза, - думал я, - весь капитал и всю прибыль,
какую они благодаря мне принесли. Но уж прошу извинить, - больше ничего от
меня не жди. Я постараюсь найти такую уловку, чтобы даже эта усадьба вам
не досталась. Я ее продам и лес продам. Все, что мне досталось от
родителей, пойдет моему сыну, которого я еще не знаю, - у меня с ним
завтра первое свидание. Каков бы он ни был, он вас не знает, он не
принимал участия в вашем заговоре, воспитывался он вдали от меня, и в нем
не может быть ненависти ко мне, или же ненависть его носит отвлеченный
характер, относится к вымышленному образу, не имеющему ко мне отношения".

Я гневно сбросил с плеча руку Изы и, забывая о своем старом больном
сердце, быстро поднялся по ступеням подъезда. Иза крикнула "Луи!" Я даже
не обернулся.



14
Мне не спалось, я встал, оделся и вышел на улицу. Чтоб попасть на
бульвар Монпарнас, пришлось прокладывать себе дорогу в толпе, лавировать
между танцующими парами. Когда-то даже такие ярые республиканцы, как я,
избегали гуляний, устраивавшихся в день Четырнадцатого июля. Ни одному
приличному человеку не пришло бы в голову принять участие в уличных балах
и развлечениях. А нынче вечером и на улице Бреа и на площади, как я
погляжу, вовсе не какая-нибудь шваль. Расхлябанных жуликов и в помине нет,
- танцуют подтянутые крепкие молодцы, с непокрытой головой; на некоторых -
рубашки с открытым воротом, с короткими рукавами. Среди танцующих женщин
очень мало проституток. Молодежь цепляется за колеса такси, мешающих им
кружиться, но проделывает это очень мило, благодушно. Какой-то юноша,
нечаянно толкнув меня, крикнул: "Дорогу почтенному старцу!" Я проходил меж
двух рядов сияющих лиц. "Что, не спится, дедушка?" - бросил мне смуглый
брюнет с низко растущей надо лбом густой шевелюрой. Наверно, и Люк так же
бы вот смеялся, как этот юноша, и танцевал бы на улицах; а я, человек,
который никогда не знал, что такое бездумный отдых, беззаботное веселье,
наверно учился бы у бедного моего мальчика радоваться жизни. Как бы я его
баловал, дарил подарки, набивал бы кошелек деньгами. Да нет его, земля ему
в рот набилась. Вот о чем я думал, сидя на террасе кафе, чувствуя и на
свежем воздухе привычное стеснение в груди.
И вдруг в толпе, медленно двигавшейся по тротуарам и по мостовой, я
увидел свой двойник: это был Робер; он шел рядом с каким-то плюгавым
юнцом, своим приятелем; у Робера такие же длинные ноги и короткое
туловище, как у меня, он втягивает голову в плечи, совсем как я. Смотрю на
него с отвращением. Все мои физические недостатки у него как-то
подчеркнуты. У меня, например, длинное лицо, а у него уж просто лошадиное,
плечи подняты, как у горбуна. Да и голос тоже, как у горбуна. Я окликнул
его. Бросив приятеля, он подошел ко мне и посмотрел вокруг испуганным
взглядом.
- Только не здесь! - зашипел он. - Приходите на улицу Кампань-Премьер,
я буду ждать на тротуаре, с правой стороны.
Я сказал, что здесь, в такой толкучке, нас меньше всего могут заметить.
Это как будто его успокоило, он простился с приятелем и присел к моему
столику.
В руках у него был спортивный журнал. Желая прервать неловкое молчание,
я завел разговор о лошадях. Старик Фондодеж частенько вел со мной беседы
на эту тему и просветил меня. Я рассказал Роберу, что мой тесть, играя на
бегах, ставил на ту или иную лошадь весьма обдуманно - он принимал в
соображение не только ее родословную, но и самые разнообразные
обстоятельства, вплоть до того, какую почву для беговой дорожки она
предпочитает. Робер прервал меня:
- А у нас в магазине всегда можно узнать насчет шансов выиграть. (После
всех своих неудач он пристроился в мануфактурном магазине Дэрмас на улице
Пти-Шан.)
Оказывается, его интересовал только выигрыш. Лошадей он не любил.
- У меня другая страстишка, - добавил он, - велосипед! - И глаза у него
заблестели.
- А скоро будет еще одна: автомобиль заведете!
- Неужели!
Он послюнил большой палец, оторвал от книжечки листик папиросной
бумаги, свернул сигарету. И снова наступило молчание. Я спросил, не
чувствуется ли заминка в делах той фирмы, где он служит. Он ответил, что
часть персонала уволили, но ему лично расчет не грозит. Его мысли никогда
не выходили за пределы его узких, личных интересов. И вот на это убогое
существо внезапно обрушится поток золота.
А не обратить ли мне мои миллионы на добрые дела. Раздать все из рук в
руки. Нет, _они_ обязательно пронюхают и добьются, чтоб надо мной учредили
опеку... А если по завещанию? Но ведь при наличии прямых наследников
невозможно уменьшить причитающуюся им долю. Эх, Люк, если б ты был жив!
Правда, он-то никогда бы не принял... А я все равно нашел бы способ
обогатить его - он и не узнал бы, что это от меня... Дал бы, например,
приданое любимой им женщине...
- Послушайте, мсье... - сказал Робер, поглаживая себе щеку красной
рукой с толстыми, как сосиски, пальцами. - Я, знаете ли, вот чего
опасаюсь: как бы ваш поверенный, этот самый Буррю, не умер прежде, чем мы
с ним сожжем мое заявление...
- Ну что ж, - ему наследует сын. Оружие против Буррю, которое я вам
вручу, вы, в случае надобности, сможете обратить против его сына.
Робер молча продолжал поглаживать себе щеку. Мне не хотелось больше
разговаривать. Все внимание поглощала острая боль, сжимавшая грудь.
- Ну хорошо, - сказал Робер, - допустим, Буррю сожжет мое заявление, и
тогда я ему отдам тот документ, ради которого он выполнит свое обещание.
Но кто ему помешает пойти после этого к вашим наследникам и сказать: "Я
знаю, где капиталец спрятан. Хотите, продам вам секрет? Прошу за него
столько-то да еще столько-то в случае успеха, - если найдете клад". Ведь
Буррю может договориться, чтоб его имя не фигурировало... А тогда уж ему
нечего будет опасаться. И вот, знаете ли, поведут расследование, убедятся,
что я ваш сын, увидят, что мы с матерью живем богато, а не так, как до
вашей смерти жили... И тогда одно из двух: или подавай в налоговое
управление правильную декларацию насчет доходов, либо как-нибудь ухитрись
скрыть...
Он говорил четко и ясно. Ум его вышел из дремотного оцепенения, машина
заработала и уже не останавливалась.
Оказалось, что у этого приказчика весьма развиты крестьянские черты
характера: он предусмотрителен, недоверчив, непреодолимо боится риска,
стремится ничего не оставлять на волю случая. Несомненно он предпочел бы



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.