read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Ну и почему?
- Без местных боссов и московских чинуш тут не обошлось. Кто-то поставил
в министерстве подпись. Кто-то ходатайствовал. И наверняка никто не ушел
обиженным.
- Не было данных, что тут завязан завпромотделом областного комитета
Выдрин?
- Конкретно - нет. Но такое вполне возможно. Были оперативные данные, что
он покровительствует некоторым цеховикам и расхитителям. Ведет широкий образ
жизни. Сын его учится в Москве, он ему отправляет на жизнь по пятьсот рублей
в месяц. Это при четырех сотнях зарплаты... Теперь понятно, откуда ветер дул
и кто наши начинания закопал. Конечно, мы с ним в разных весовых категориях.
Это для КГБ работа. Что мы, ОБХСС, сделать можем? Ничего.
- Вам говорит что-нибудь фамилия Григорян?
- Говорит. Он еще в Армении был в цеховых делах завязан. Оттуда уехал.
Начал Россию покорять. Только у нас по двум делам боком проходил, но ни по
одному ничего не доказали. Старший продавец - фикция. Не удивлюсь, если
магазин, в котором он торгует, и еще кое-какие конторы под ним живут.
- Он в последние годы заделался в друзья Новоселова.
- Значит, они вершили какие-то серьезные дела. Григорян не стал бы
размениваться на мелочи.
- Кстати, цех комбината у вас оперативно не прикрыт?
- У меня там источников нет. Может, в районе есть. Но, видимо, те еще
наушники! Никакой информации.
- Ясно...
- Говорю же - один оперативник на восемьдесят объектов. Это же надо целую
роту информаторов иметь! Все прикрыть невозможно, - махнул рукой Мамлюков. -
Кстати, два дня назад был сход хозяйственников. Там присутствовал Григорян.
- Кто еще?
- Маргулис - с фабрики пластмасс. Директор магазина "Промтовары"
Гальюнов. И еще кто-то - не знаю.
- Повестка дня?
- Посидели на даче, выпили доброго вина, поели шашлыков... и о чем-то
очень крупно поспорили. О чем - не знаю. Гальюнов встал, обругал всех,
крикнул, что не хочет иметь с этим дела, и ушел... Кстати, там присутствовал
кто-то из уголовных "авторитетов".
- Кто такой? - встрепенулся Пашка.
- Не знаю. Кто-то из тех, кто прикрывает хозяйственников. Не шестерка.
- Колыма, Вольтонутый? - задумчиво протянул Пашка.
- Сказал же - не знаю. Мне твои клиенты нужны, как прошлогодний снег.
Своих хватает.
Когда Мамлюков ушел, я достал таблетку анальгина и проглотил ее.
- Колеса ешь? Тяжко? - сочувственно осведомился Пашка, раскуривая
сигарету.
- Всю ночь не спал.
- Переживаешь?
- Еще бы! Одной ногой в могиле постоял и убедился, что мне не хочется
встать туда и второй.
- Нервный ты, Терентий. Мягкотелый. Учись у старших товарищей присутствию
духа... Как ты думаешь, не наши подопечные решили тебя вчера машиной
промассажировать?
- Возможно.
- А зачем им это надо? Чтобы навлечь на себя лишние неприятности?
Убийство следователя - после такого и из Москвы могут бригаду прислать,
насядут всем кагалом и все выкопают, что было и чего не было.
- Ты слишком хорошо о наших коллегах думаешь Пришили следователя,
закопали, речь произнесли - и с глаз долой.
- Ты низко себя ценишь. Шум бы все равно был. Копать бы начали по всему
фронту земляных работ.
- Ничего подобного. Пока я ночь на кровати ворочался, вот что удумал.
- Ты как мой старшина в армии. "У меня есть мысль, и я буду ее думать".
- Они все просчитали. Следователь попадает в автокатастрофу. Его
переезжает пьяный водитель. Что же, случается. Дело передается старшему
следователю Головешкину. Такие мелочи, как установление истины, его не очень
волнуют. В этом он похож на исполняющего обязанности прокурора. Оба в рот
смотрят людям из дома под флагом. Евдокимов сердце лечит и когда вернется -
неизвестно. Пока он сердце свое вылечит, Головешкин впарит Бородуле сто
вторую статью, пользуясь его чистосердечным раскаянием. Тут ему равных нет.
Какой комбинат! Какие хищения! При чем тут Григорян? Какой там завотделом
обкомовский? Убийца - подзаборная пьянь, ранее судимый, замочил человека с
пьяных глаз. Чтобы купить Кузьму, дадут, положим, не сто вторую, а сто
третью, без отягчающих обстоятельств - сведут к взаимному конфликту, и
получит он десять лет. Все довольны. А на могиле Терентия Завгородина
отцветают розы.
- Они, значит, и меня должны грохнуть.
- Тебя, сыскаря обычного? Ты для них мелочь пузатая, и слово твое -
копейка. У тебя даже прав процессуальных нет, а соображения - гроша ломаного
не стоят. Цыкнут из административного отдела на твоего начальника - и
закроешься. Будешь обо мне слезы лить и за рюмкой жаловаться, что остался
Терентий неотмщенным. Пепел мой будет стучать в твое сердце, но ничего ты не
сделаешь.
- Красиво глаголешь. Тебе бы книжки писать... В принципе схема
корректная, как говорят технари.
- Только сработали топорно. Специалисты недоделанные! Не смогли переехать
качественно.
- Еще успеют, - успокоил Пашка.
- Маловероятно. После первого неудавшегося покушения в несчастный случай
никто не поверит. Да и смысл какой? Ревизия на комбинате уже назначена.
Комбинат под колпаком.
- Не знаю. Может, все не так просто... Ты по лезвию бритвы ходишь.
- И что, зарыться в землю? Прекратить дело?
- Кто-нибудь, я или мои парни, будем тебя ежевечерне провожать домой и на
работу.
- Вам делать больше не фига?
- Есть. Но мне неохота вносить четвертак тебе на похороны. Да еще на
венок разоряться.
- Ага.
- Ты, тюфяк, совершенно не приспособлен к силовой борьбе.
- "Все, Зин, обидеть, норовишь?"
- Пушки у тебя нет - не положено. Да если бы и была, ты из нее в слона с
пяти метров не попадешь. На Шварценеггера ты непохож. На задрипанного
Сталлоне - тоже. У тебя даже газового баллончика нет.
- Нет, - вздохнул я.
- На, - Пашка вытащил из кармана "черемуху" - один из самых убойных
номеров. - Подарок.
Он со стуком поставил баллончик на стол...

ЕЩЕ ОДИН ОХОТНИК
Наверное, Налимск - один из последних городов в России, куда согласились
бы заглянуть иностранные туристы. Унылая, лишенная и намека на
притягательность дыра. Делать там нормальному человеку совершенно нечего, но
так уж получилось, что у следователя Терентия Завгородина там проживала
пожилая и горячо любимая тетушка - очаровательная, старомодно-интеллигентная
женщина. Я ее давно собирался навестить, но проклятые дела никак не пускали.
И вот представился случай.
Я запихнул в портфель батон дефицитного сервелата, несколько консервных
банок горбуши в собственном соку, коробку конфет, втиснул между ними папку с
листами чистой бумаги и бланками протокола допроса свидетеля. Начальству же
сообщил, что отправляюсь в город Налимск на допрос свидетеля Лупакова - того
самого начальника цеха металлоизделий, который числился среди приятелей
Новоселова. У меня были большие сомнения насчет ценности показаний этого
свидетеля, но тетю Валю я навещу.
Календарь на моих настенных электронных часах, висящих рядом с портретами
Шри Арубиндо и Будды Гуантама (страсть Нины к загадкам восточных
цивилизаций), показывал с утра первое сентября. Всесоюзный день знаний.
Горожане с утра пораньше тащили своих упирающихся и капризничающих оболтусов
или серьезных вундеркиндов-очкариков в школы. Студенты возвращались в
аудитории, младшекурсников волновало, когда их отправят на картошку. Никого
не заботили вопросы платы за обучение, никто не гадал, доживет ли институт
до середины учебного года или лопнет в связи с полной некредитоспособностью.
Пятиклассники не пренебрегали своим праздником ради наваристого дня на
шоссе, где они протирали стекла машин. Я заранее начинал чувствовать свою
причастность к этому празднику, потому что через год должен был вести в
школу любопытного, как бурундучок, Сашку, который месяц назад заявил мне,
что учиться он не хочет и от грамоты одна беда. Интересно, где он такого
набрался? Уж папа, краснодипломник и несостоявшийся аспирант, такого сказать
не мог. Да и мама - врач - тоже. А, еще год впереди, разберемся.
На автовокзале было столпотворение. Чтобы достать билет, пришлось немного
погонять начальника вокзала. Никто ниже рангом говорить со мной не хотел,
отделываясь коротким русским "местов нет". Начальника я застращал
сообщением, что еду задерживать вооруженного убийцу и что по вине
автовокзала кровавый душегуб может остаться на свободе, а тогда с персоналом
разговор будет короткий... Начальник, пожилой усатый украинец, похоже, еще
помнил сталинские времена, а потому решил вопрос моментально. Мне нашли
место у окна в "икарусе". Автобус тронулся и, покачиваясь, двинулся по
улицам города.
Смотреть в окно было скучно и неинтересно, спать в таких условиях
неудобно, поэтому я развернул газету и углубился в ее изучение. В
"Комсомолке" была большая статья, посвященная дебошу националистов в Риге,
устроенному в память о жертвах сталинских репрессий. "Голос Америки" и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.