read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



отымать!
Сноха Дарья, помолчав, отозвалась:
- Власть-то какая ни будь, животам бы полегче!
Грикши не было. Где-то пропадал уже день, и мать не спрашивала, где.
Федя вышел в звездную стыдь. Постоял, потом сами ноги отвели его под
навес, где одиноко стоял Серко, их последний конь, последняя надежда, и
беспокойно переминался, не чуя рядом привычного дыхания Белянки.
Федор так и не лег спать. Когда небо слегка посветлело, он, издрогнув
от холода, пошел запрягать коня. Пока татары стояли в деревне, никто не
ездил ни за дровами, ни за сеном.
Грикша появился о полдень, и они возили вдвоем, молча накладывали, по
дороге соскакивая и труся рядом, чтобы облегчить воз, на взъемах дружно
наваливались, помогая коню. Было страшно, что Серко без смены не выдержит,
и верно, пока возили, стало видать проступившие ребра и спекшийся,
засохший след от седелки на холке коня. К тому же боярские кони сильно
подъели овес и ячмень, и Федор с беспокойством подумал, что Серка,
пожалуй, не пришлось бы ставить на сено, а сенной конь так не потянет, как
ячменной, и еще весна, и пахать...
Федор подтянул чересседельник, покачал за оглобли и шевельнул вожжой.
Серко, горбатясь, переставлял копыта, а он угрюмо думал, что все это -
Василий Костромской или ихний князь Митрий одолеет в борьбе за Новгород,
кто будет великим князем и будет ли им после Василия Дмитрий Лексаныч или
кто другой - совершенно неважно, а страшнее всего, ежели станет конь и не
потянет больше. <Власть-то какая бы ни была - животам бы полегче!> -
вспомнил он Дарьины слова.
Серко мотнул шеей и стал, и у Феди захолонуло сердце. Но конь разведя
и напружив задние ноги, потужился и оросил снег желтой пенистой струей.
Постояв, он без зова вытянул шею и, сдернув с места тяжелый воз, тронулся
дальше. Конь был хороший. Ежели дядя Прохор еще даст им жеребенка, так
они, пожалуй, огорюют и эту беду.

ГЛАВА 21
Зимою во Владимире митрополит Кирилл, незадолго до того воротившийся
из Киева, где он объезжал галицкие и волынские епархии, устроил церковный
съезд иерархов всей земли. Из Переяславля собиралось большое выборное
посольство. Грикша ехал в числе монастырских слуг и сумел уговорить келаря
взять также и Федора.
К этой зиме они поправились. Пашню вспахали и собрали неплохой
урожай. Дядя Прохор жеребенка отдал задешево, почти подарил. Федя,
научившийся ремеслу, приработал в плотницкой дружине на починке большой
монастырской церкви. С Козлом они дружили по-прежнему, но встречались
изредка. Козел сумел попасть на Клещино, в слуги под дворским, и теперь
все что-то доставал, привозил, летал куда-то с поручениями. Сходясь, они
все чаще говорили о девках, бегали на беседы, провожали, а потом хвастали
один перед другим. У Федора завелась уже постоянная любовь на Кухмере, с
которой они и ходили по-за деревней, и целовались, и на сеновал лазали,
где, впрочем, только сидели рядом в опасной, соблазнительной темноте...
Узнав про поездку, Федя был вне себя от счастья: увидеть Владимир,
церковный съезд, князей и бояр, соборы... Мать снарядила его в отцову
просторную шубу - не замерз бы дорогою. Федя едва не забыл сбегать
накануне в Кухмерь, к своей девушке, проститься. Они постояли за сараем,
прижавшись друг к другу, слушая (пала ростепель), как капает с сосулек
вода, и она впервые не противилась, не била его по пальцам, а только
прижималась к нему и тихонько спрашивала:
- Забудешь тамо во Владимире?
Под ногами был талый снег, по улице кто-то шел, чавкали шаги, и -
только что некуда было деться - и так осталось... Он шел домой, не
разбирая пути, пьяный от счастья, смурной от взбаламученной и неутишенной
крови, почти не спал, и только утром, когда соседские сани остановились у
ворот, мысли перекинулись к желанной поездке. Он круто собрался,
поклонился матери, которая для такого случая благословила Федора иконой,
потянул за нос Проську и выбежал, на ходу натягивая тулуп. Сунув в сено
мешок с подорожниками, он повалился в розвальни, и они помчались, в
солнце, снежных и водяных брызгах из-под копыт, в радостном благовесте
далеких переяславских колоколен. Сосед все оглядывался на Федора,
подмигивал, жег и жег коня, спрашивая то и дело в сотый раз:
- Не бывал ищо?
Во дворе Никитского монастыря было необычайно людно. Сани, возки,
возы стояли рядами, монахи и миряне сновали и толпились на растоптанном,
перемешанном с водою снегу. Ржание, гомон - оглушали. Федя долго
разыскивал брата и уже отчаялся, когда тот сам его окликнул. Потом они
толкались по монастырским закоулкам и Грикша долго уговаривал какого-то
боярина, который подозрительно взглядывал на оробевшего Федю в его
большой, порядком вытертой шубе, с холщовой торбою за плечом.
Наконец его свели к старшому. Грикша горячился, бегал куда-то и
наконец-то устроил брата на сани. Потом еще принес ему миску щей, и
проголодавшийся Федор хлебал, сидя прямо на санях, а Грикша стоял перед
ним и торопил.
Впрочем, когда разобрались наконец, все устроилось хорошо. Старшой
оказался веселый мужик, он свел подзябнувшего Федора в клеть, битком
набитую ратными, пропихнул, крикнув кому-то: <С нами будет!> И тут Федор
подремал до того раннего часа, когда в сереющих сумерках весь большой обоз
зашевелился под благовест больших монастырских колоколов.
Важные бояре и церковные сановники усаживались в возки, прошел
архимандрит в бобровой долгой шубе. Попы выносили иконы и книги, потом
благословляли весь поезд, и наконец возки и сани, запряженные одвуконь и
гусем, по одной и тройками, потянулись друг за другом в монастырские
ворота, и Федя, замотанный в отцову шубу, привалясь к кулям, уложенным у
него за спиной, с забившимся сердцем следил, как передние сани скатывались
перед ним с бугра меж рядов знакомых - и уже незнакомых - изб, ибо за ними
сейчас начиналась дорога в далекий, неведомый стольный Владимир.
До Юрьева добрались только к закату следующего дня. Дневали и
ночевали в пути. Федя резво бегал, рубил дрова, разводил огонь, таскал в
избу и назад попоны и кладь. Все горело у него в руках, и старшой, что
сперва окликал его: <Эй, ты!> или: <Эй, малец!> - к вечеру звал его уже
Федюхой, а за ужином, подмигнув, плеснул ему монастырского меду в кружку.
Грикша только раз подъехал. Узрев, что Федя освоился, он больше не
занимался младшим братом, хватало своих забот. Тоже надо было вовремя
соскакивать с коня, открывая дверцы, стелить дорожный половичок перед
настоятелем, когда тому была нужда выйти, подавать и то и другое, следить
за возами и прислугой - не стянули б чего невзначай.
В крытом возке настоятеля было тепло, нутро обили волчьим мехом.
Колыхаясь, изредка поглядывая в слюдяное оконце, путники вели неспешный
разговор. Игумен беседовал с протопопом, пристрастно расспрашивая про
берендеевских попов, что были ставлены по мзде и даже не рукоположены. Кто
получил мзду, о том оба старались не вспоминать, но имя нового
владимирского епископа Серапиона, что стараниями митрополита Кирилла
перешел во Владимир из Киева, то и дело поминалось обоими.
- Муж учителен зело! - с воздыханием говорил игумен, и оба кивали,
думая об одном: как снять берендеевских попов, не оскорбив княжого боярина
Онтона и не затронув горицкого игумена, который, в этом случае, очень даже
может поиметь обиду и запомнить.
- Зело учителен и неподкупен! - уточнял протопоп, сурово глядя перед
собой и изредка шевелясь всем большим телом в тяжелой черной шубе.
- Божествен и духом выше страстей мира сего! - поправлял игумен,
быстро взглядывая на дородного протопопа снизу вверх. Он сам приходился
спутнику по плечо.
Оба были грешны, ежели не помочью, то попустительством, и, отдавая
должное и митрополиту и новому епискому, скорбели о тех трудах, а паче
того - осложнениях с думными боярами и другими иерархами Переяславской
земли, которых потребует от них исправление дел церковных.
Были и в службе упущения, и сокращения противу древлего чина, и
слишком снисходительно, как виделось теперь, глядели они на языческие
игрища, что происходили под самым монастырем, у Синего камня, а такожде на
самоуправства и насилия боярские... Прещать! Хорошо митрополиту, а как он
может запретить что-либо самому Гавриле Олексичу?! И думая так, и извиняя
в душе свою слабость, игумен все же с запоздалым раскаянием признавал, что
должен, обязан быть тверже с сильными мира сего, ибо пред Господом все
равны: и раб, и смерд, и великий боярин, цари и вельможи... Но по одну
сторону был Господь, а по другую - трудно нажитое добро монастырское, дела
и труды братии и хрупкая милость князя, что могла перемениться на злобу и
гонения. Добро мужам, свыше вдохновенным от Бога, как многоразумному и
красноречивому Серапиону! Добро и тем инокам, что в железах, во власянице,
скудно хлебом и водою пропитахуся, дерзают молвить правду сильным мира
сего, ибо нечего отобрать у них, кроме жизни сей мимолетной и бренной,
коею мученический конец даже и украсит, отворив праведнику врата в царство
божие!
И, думая так, завидовал он сейчас нищим инокам, святым затворникам, и
вздыхал, и быстро взглядывал на сурово застывшего протопопа. Тяжел крест,
на раменах несомый к голгофе, тяжел и наш крест, в суете и скорби дел и
страстей земных!
И были мелкие мысли о горицком настоятеле, о доходах; и даже о
праведнике Никите, именем коего была наречена их обитель, подумал часом
игумен грешно. О Никите, которого некогда растерзала толпа за старый грех
мздоимства; Бог простил, миряне не простили прежней неправедной жизни!
Изнесли из кельи затворника и разорвали на куски. Не было ли и то такожде
от Бога: конец мученическ прият за передняя?
Сам Дмитрий Александрович ускакал во Владимир наперед, но младшего



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.