read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


О мальчишке из такого племени Журка читал несколько вечеров
подряд. Книга была небольшого размера, но пухлая. В потрескавшихся
кожаных корках. Рядом с титульным листом-портрет молодого негра в
камзоле. Негр был похож на арапа Петра Первого - Ганнибала (Журка
видел его портрет в журнале со статьей про Пушкина). Название книги
было таким длинным, что заняло целый лист: "Жизнь Олаудаха Экиано,
или Густава Вазы Африканского, родившегося в 1745 году, им самим на-
писанная; Содержащая Историю его воспитания между Африканскими наро-
дами; похищение; невольничество; мучения, претерпенные им в Вест-Ин-
дийских Плантациях; приключения, случившиеся с ним в разных частях
света..." И так далее. Журка даже не дочитал название до конца, по-
тому что какой смысл? В нем пересказывается все содержание. Лучше уж
читать саму книжку.
История Олаудаха Экиано оказалась интересной, читалась легко,
потому что старинные буквы были большими, как в букваре, а ко всяким
"ятям", "фитам" и твердым знакам чуть не в каждом слове Журка привык
и не обращал на них внимания...
Мальчишку из дикого племени похитили и про дали в рабство дру-
гому, более сильному африканскому народу, а потом европейцам. Много
пришлось вынести ему горя. Капитан, которого Олаудах считал своим
другом и покровителем, предал его: снова продал в рабство - в самое
страшное, американским плантаторам.
Всякие беды испытал Олаудах Экиано, прозванный европейцами Гус-
тавом Вазой. Побывал в плаваниях и морских битвах, хлебнул всяких
приключений, прежде чем добился свободы. Да и что это была за свобо-
да! Несколько раз его снова пытались превратить в раба - потому что
черный. Морское дело он знал не хуже капитанов, но сделаться капита-
ном так и не смог, стал цирюльником. Но это было не главное его за-
нятие. Главное - он старался помочь рабам. Правда, он не призывал к
восстанию, он верил, что его поймет и спасет невольников английская
королева и "добрые" английские лорды. Но что делать, это был восем-
надцатый век. Сейчас-то любому пятикласснику ясно, что глупо наде-
яться на королев и сенаторов, а тогда еще надеялись даже взрослые
серьезные люди.
Конец у книжки был невеселый. Негры, которым Олаудах помог вер-
нуться на корабле в Африку, погибли от голода и дождей на пустынных
берегах Сьерра-Леоне. Тогда Олаудах написал королеве письмо с прось-
бой обратить милостивый взор на страдания невольников. Смешной на-
деждой на эту милость и заканчивалась книга. Но не это в ней было
основное. Главное - приключения Олаудаха и как он добивался свободы,
чтобы помочь другим неграм. И еще-ненависть к рабству, которая так и
рвалась из старинных и вроде бы медлительных фраз...
Даже непонятно, как напечатали такую книжку в России в 1794 го-
ду, при царице Екатерине Второй. Мама рассказывала, что в это же
время в России жил писатель Радищев, который выпустил книжку против
крепостного права, и его заковали в кандалы и сослали в Сибирь. А
"Жизнь Олаудаха Экиано" - это тоже против угнетения. Или царица счи-
тала, что лишь бы не задевали рабство в своей стране, а про заграни-
цу пускай печатают, все равно никто не поймет? Ну и дура, значит,
она была. Рабы везде рабы, а свобода везде свобода...
Журка долго разговаривал про это с мамой, и она с ним согласи-
лась. Но потом сказала:
- Совсем ты в этих старых книгах утонул. Почитал бы что-нибудь
другое...
- Угу,- покладисто отозвался Журка. Но по-прежнему сидел каждый
вечер с дедушкиными книгами.
Зато "другие" книги охотно читали Журкины приятели. Еще в самом
начале знакомства Егор сказал Журке:
- Твой дед нам всегда книжки давал, мы к нему будто в библиоте-
ку ходили. А сейчас как?
- И сейчас так же,- твердо ответил Журка. А дома передал этот
разговор маме и папе. Мама сказала, что, конечно, пусть ребята при-
ходят, надо только завести тетрадку и записывать, кто какие книги
взял, чтобы не было путаницы. Папа хмыкнул и заметил, что теперь
"прощай книжечки". Но возражать не стал.
К тому же в начале сентября папа уехал. Только успел поступить
на работу, и его сразу послали в колхоз на уборку урожая.
Ребята на тетрадку не обиделись. Сказали, что Юрий Григорьевич
тоже записывал читателей, только не в тетради, а прямо на обоях (те-
перь этих записей не было, недавно стены оклеили заново).
Чаще всех приходил Егор Гладков. Он не то, что другие - читал
не только Дюма и Стивенсона. Он брал стихи Блока и Маяковского, ро-
маны Алексея Толстого и Шолохова. И вообще Егор был взрослее, чем
показался Журке при первом знакомстве. Учился он уже в восьмом клас-
се.
Над осторожной Горькиной дружбой с Журкой Егор больше не посме-
ивался. Видно, понял, что не его это дело.
Горька приходил обычно по вечерам. Иногда через дверь, иногда
через окно (застегнув широкий страховочный пояс). Он был не очень
разговорчив и.. почти не мешал Журке возиться с книгами. Тоже брал
какую-нибудь книжку - обычно с картинками - и листал в уголке, из-
редка поглядывая из-под волос на Журку.
В такие вечера было спокойно и тихо. Шелестели страницы да в
соседней комнате уютно стучала пишущая машинка. Мама недавно стала
работать в машбюро областной редакции и кое-какие материалы брала
для перепечатки домой...
Один раз Горька попросился переночевать. Сказал, что отец на
работе, а к маме приехала сестра из деревни, и они полночи будут
вести разговоры о родственниках, спать не дадут. Горьке поставили
раскладушку рядом с Журкиной тахтой. Горька вытянулся под одеялом,
помолчал, закрыв глаза, и вдруг проговорил с усмешкой:
- Как в старые времена.
- В какие?- не понял Журка.
- Как при Юрии Григорьевиче... Только он всегда садился на по-
доконник и курил. У самой форточки, чтобы дым в нее шел.
Журке показалось, что в Горькиных словах есть какой-то глубоко
спрятанный упрек, и он сказал со сдержанной досадой:
- Ну, уж тут я ничем помочь не могу. Сам знаешь, курить не нау-
чился.
- И не надо. Ты и без этого хорош,- ответил Горька так серьез-
но, что Журка смутился. Потянул с полки второй том "Путешествия на
шлюпе "Камчатка" капитана Головнина (Санкт-Петербург, при Морской
типографии, 1819 год) и сердито раскрыл наугад.
А Горьке на этот раз, кажется, хотелось поговорить. Он спросил:
- Ты к политинформации подготовился?
- А чего к ней готовиться?- откликнулся Журка.- Газеты посмот-
рел. Все равно ничего нового. В Африке воюют, в Южной Америке воюют,
в Италии вокзалы взрывают, в Ирландии по демонстрациям стреляют. Из-
раиль опять лезет на всех и бомбит... Даже тошно. Телевизор смотришь
- там тоже: бах, бах! Иногда думаешь: взрослые люди, а чем занимают-
ся. Будто на земле другого дела нет, как друг друга стрелять и ре-
зать.
- Люди всегда воевали. Еще с древних времен,- сказал Горька
наставительно.
- Ну, вот именно. И до сих пор не поумнели... Когда один чело-
век умирает, и то сколько горя. А тут сразу - трах, трах! - целые
тысячи. Или даже миллионы. . .
- А если война справедливая! Если на тебя нападают!
- Вот я и говорю про тех, кто нападает. Чего им надо? Психи ка-
кие-то... Если "Синие молнии" и "Тигры" воюют, это ладно, потому что
понарошку. Для интереса... Да и то, когда тебя расстреливать повели,
ты вон как заметался. А если по правде?
- Чего ты такие разговоры сегодня завел? - недовольно сказал
Горька.
- А ты сам спросил про политинформацию... Тебе хорошо, гото-
виться не надо. А я уже третий раз. И зачем только Маргарита меня
политинформатором назначила...
- Потому что рассказываешь интересно.
- А я больше не буду интересно... Надо по очереди, а она все на
меня. Пионерское поручение! Если по правилам, то классный руководи-
тель не имеет права пионерские поручения давать, он ведь не вожатый.
Нам это еще в третьем классе объясняли.
Горька сказал с коротким зевком:
- С Маргаритой мы еще хлебнем.
- Ну уж, хлебнем,- заступился Журка.- Обыкновенная. Как все
учителя... Вот Виктор Борисович - тот в самом деле вредный. Как зао-
рет...
Журка даже поежился, вспомнив завуча Виктора Борисовича - сухо-
го, с аккуратным пробором и маленьким ртом, съеженным, как высохшая
розочка.
- Витенька - просто псих,- сказал Горька.- Маргарита хуже.
- Почему?
- Сам увидишь.
- Ты на нее злишься, что не дала нам на одну парту сесть,- про-
ницательно заметил Журка.
- Ну и злюсь... Ты-то, конечно, не злишься. Тебе с Иркой - в
самый раз.
- Я же не виноват, что у Маргариты такое правило: мальчик с де-
вочкой,- недовольно сказал Журка.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.