read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



и с толстой русой косой. За спиной Ангелина Давыдовна несTт винтовку, чтобы
поразить пулей любого врага советской власти, будь то зверь или человек.
Валентина Никаноровна старательно хрустит снегом позади своей новой
подруги, потому что мать еT принадлежала к декадентской русской
интеллигенции и не напитала дочь достаточным количеством жирной крови.
Увидев брошенные полузаваленные хворостом санки, Ангелина Давыдовна берTт
винтовку в руки и смотрит через истоптанный снег на берTзу, к которой
привязана Юля Невская с рукавицей во рту. Что-то падает сзади неT в снег,
она резко поворачивается и видит труп Валентины Харитоновны, лежащий на
смутных от то и дело перестающего падать снега саночных колейках. На трупе
заметна одна странная особенность: у Валентины Харитоновны нет больше
головы, а только какая-то треснувшая, залитая тTмно-красным соком небольшая
пробковая колба, оплетTнная спутанными волосами, как волокнами старой
ободранной древесной коры. Ангелина Давыдовна понимает, что раньше этот
предмет и был головой Валентины Харитоновны, но не может понять, на какой
из его сторон находилось лицо. Она машинально валится животом в снег и
отползает под прикрытие саночек, выставив перед собой дуло винтовки. Она
слышит тишину, такую пустую, что снежинки, как комары, звенят у неT в ушах.
Глаза Ангелины Давыдовны чутко водят по инеевым кустам на опушке, отыскивая
затаившуюся цель. Постепенно она замечает, что становится всT холоднее.
Морозный воздух прислоняется к еT лицу, покалывая острыми иголочками снега,
вынутая из рукавицы на курок рука мTрзнет до пронзительной боли, и лицо
тоже начинает ломить, словно в него втыкаются заиндевевшие железные гвозди.
Когда Ангелина Давыдовна понимает, что нужно бежать, она уже не может
подняться, на неT навалилась усталость, тепло утратившего чувствительность
тела иссякло, она закрывает глаза, чтобы уберечь их от холода и не видит
выходящую из кустов Катю, а если бы и видела, то не смогла бы даже нажать
окаменевшим пальцем курок. Катя приближается к лежащей навзничь за
саночками женщине и сбрасывает ногой шапку с еT волос, пробует носком
сапога голову. Ангелина Давыдовна ещT жива, хотя через горло в грудь ей
лезет толстая, обросшая шипами гусеница. Катя стоит над ней и наблюдает,
как Ангелина Давыдовна начинает дTргаться и хрипеть от того, что кровь
замерзает внутри еT лTгких. Похрипев, она разжимает челюсти на посиневшем
круглом лице, кожа на нTм лопается, и выходящая из-под неT кровь сразу
застывает на воздухе.
- Кукла из тряпки, - обиженно шепчет Катя, оборачиваясь в сторону леса,
хотя там никого не видно. - У неT же краска вместо крови. Такие ни на что
не годятся, ясно вам или нет?
В сумерках она навещает труп Гали, которая всT также лежит в снегу с
разбитой головой, сидит возле него и роет отрубленной рукой девушки снег.
Потом она подбирает брошенный топор и убивает ударом в лицо себе на ужин
привязанную к берTзе Юлю Невскую, потерявшую уже сознание от холода и
голода, высасывает кровь из раны Юлиного лица, обгрызет ей губы, горло и
мясо со щTк. Белым болотом, из которого торчат уродливые не по старости
Tлки, уходит она вдаль, завеса рушащегося с непроглядных небес снега
скрывает еT, засыпая следы, и тTмные лужи крови белеют, и тени брошенных
тел остаются покрываться инеевым мхом. Где-то там, в глубине колючей
метели, ложится она в мягкие, убаюкивающие перины снегов, чтобы уснуть и
долго спать, не дыша, и чтобы ей приснилось, что снежинки - это падающие
звTзды, которые, приближаясь к земле, становятся, вопреки законам
перспективы, лишь тусклее и меньше.
7. Ледяные цветы
Так Катя и лежит, совсем мTртвая, не размыкая глаз, пока не наступает
настоящая зима. Уже лесные мыши зарылись с пушистый снег и живут под ним,
пробивая себе крошечные луночки для дыхания, уже морозная, светлая, как
белая лампа, луна появляется в небе, просвечивая сквозь сплетение ветвей,
уже сидят по утрам на кустах пунцовые снегири, словно яблоки особой,
светло-алой породы, солнечные лучи просвечивают тонкую корочку льда на
веточках берTз и однорукая Галя Волчок ходит белыми рощами, обгрызая со
стволов мTрзлую кору и пережTвывая снег, чтобы не так болела прорубленная
топором голова. Ночами на Галю нападает безысходная тоска и она ложится в
какой-нибудь сугроб, пытаясь замTрзнуть до окончательной смерти, но не
имеющее источника самородное чTрное тепло горит без устали в ней и не даTт
даже спать, не то что умереть. Отчаявшись погибнуть, Галя тоскливо и
плачуще воет, гладя единственной рукой поверхность снега, который не тает
под еT ладонью, и, слыша этот вой, неусыпный Макарыч в который раз
перезаряжает в своей каморке двуствольное ружьT, потому что не надеется ни
на какие органы безопасности, а только на свой меткий глаз. Органы
безопасности являлись уже несколько раз и прочTсывали окрестные рощи серыми
рядами зябнущих небритых солдат, но не нашли ничего, а потом позабыли снова
приехать, наверное, полагая, будто смерть уже улетела из этих мест в слепое
снежное небо.
Но Катя не ушла, она только уснула на время, и одной ясной зимней ночью
Галя Волчок, медленно шедшая просекой, бросается вдруг в кусты и мечется
там от ужаса, ссыпая с веток снег и скуля, засунув пальцы уцелевшей руки
себе в рот. Далеко на болотах, километра полтора от неT, Катя выбирается из
сугроба и открывает свои смоляные глаза, две маленькие дыры в абсолютный
мрак. Она идTт, никуда не сворачивая, находит ворону, сидящую на вершине
Tлки, кашляет хрипло, дTргая Галиной рукой, и пожирает упавшую с дерева
птицу вместе с перьями. ЗвTзды рассыпаны по небу, как фонари.
Этой ночью Катя приходит к воротам интерната и глухо ударяет в них сапогом.
Из калитки выходит в лунное поле Макарыч, как призрак, в надвинутой на лоб
мохнатой шапке и валенках, он направляет на Катю ружьT, но оно не может
выстрелить, потому что пули примTрзли к стволу. Макарыч скалится и хрипло
ревTт, мотая головой, зубы у него выламывает крюками мороза, такого
страшного, какого он не помнит в Сибири, на белочешской войне. РTв его
быстро ломается в сплошной хрип, веточный хруст, и старик валится в снег,
как срубленное дерево. Переступив через него, Катя проходит через будку,
хрумкая осколками рассыпавшейся от мороза керосиновой лампы. Проникнув в
первый барак, она убивает девочку ОлTну Медвянскую, спящую возле двери,
коротко вцепляясь ей своими пальцами в лицо, из которого сразу выступает
быстро стынущая кровь. Катя прокусывает мTртвой плечо и высасывает много
крови, потом она перегрызает на трупе шею и уносит голову за волосы в лес.
Долго ходит она между спящих древесных стволов, шепча им что-то, чего не
разобрать, и качая за волосы мTртвой головой, с которой капает кровь,
иногда она останавливается и смотрит вверх, чтобы определить по звTздам
свои координаты и отметку времени на кругу своего бессмертия.
Наконец она приходит к той яме, где еT некогда закопали, к задубевшей мумии
Тузика, полупогружTнной в снежную впадину, она садится в снег, покачивается
и с жуткими, лисьими стонами царапает лицо ОлTны Медвянской. Из носа Кати
капает чTрная кровь, расплTскиваясь о лоб ОлTны и затекая ей в глаза. И
тогда из деревьев выходит однорукая Галя, разорвавшая на себе одежду в
поисках причины непрекращающейся собственной жизни, задыхаясь, она хрипло
взвизгивает и плачет от страха, всT ближе к ней нервный, звериный стон
смерти, всT ближе источник терзающей еT боли. Галя останавливается в
нескольких шагах от Кати и, трясясь, опускается на колени.
- Котова, - сдавленно и хрипло говорит она. - Дай мне умереть.
Катя перестаTт стонать и смотрит в расцарапанное Галино лицо, по которому
текут холодные окровавленные слTзы.
- Вытащи собаку, - говорит ей Катя.
Давясь плачем, Галя нащупывает целой рукой в снегу труп Тузика, вцепляется
пальцами в рыжую шерсть, перемешанную со снегом и рвTт примTрзшего пса из
могилы наверх. Тузик не поддаTтся, превратившись в единое целое с
господствующим в лесу ледяным оцепенением.
- Не могу, - хрипит Галя и тщетно дTргает отрубленной рукой, чтобы вытереть
слTзы. - Помоги.
- Вытащи собаку, - безжалостно повторяет Катя, засовывая пальцы в разинутый
рот ОлTны Медвянской. - Рви, пизда.
Галя сжимает зубы и рвTт Тузика к себе, схватив его за лапу и упираясь
коленями в снег. Одеревеневшее чучело с хрустом выходит из снега, осыпая
инеевую муку. Катя ложится на живот лицом к яме и начинает жевать снег,
подгребая его руками ко рту. Галя со стоном валится набок, подтягивает
ноги, сворачивается и, дTргаясь, зажимает голову между коленями.
Из провалившейся вниз земли вылезает Надежда Васильевна. ЕT лицо неплохо
сохранилось, только губы и нос почернели, а ту сторону, которой Надежда
Васильевна лежала на земле, поели санитары леса, щTку и ухо, так что там
теперь тTмно-бурый пролежень, некогда мокнувший, а теперь замTрзший до
морщин. Грудь Надежды Васильевны давно лопнула, расплывшись по одежде
зловонным тTмным пятном, пальцы на руках огнили, а одна нога не сгибается,
то ли кровь замTрзла в ней, то ли разложились мышечные волокна. Выбравшись
на воздух, Надежда Васильевна зверино рычит и сразу бросается на Катю, но
та сдавливает руками глаза ОлTны Медвянской, отчего бывшая коммунистка
дTргается и оседает в снег, заваливаясь набок, кровь вперемежку со
сгнившими тканями выходит у неT изо рта, как чTрный понос, она всхрапывает
от боли, боком пытаясь отползти прочь, рвота тянется мазутной кашей за еT
напряжTнно разинутой пастью. Дрыгаясь, как пытающийся раскрыться перочинный
нож, Надежда Васильевна судорожно, булькающе блюTт и пускает задом газы.
Следом за ней из ямы выбирается Ольга Матвеевна, которой выстрелом в
затылок вырвало нос, она ползTт на четвереньках, то и дело заваливаясь на
землю и снова тяжело поднимаясь, едва добравшись до края ямы, она ложится,
перевернувшись на спину, и хрипло дышит, глядя на инеевые деревья над
собой. Потом она перестаTт дышать и окончательно умирает, оставаясь лежать
на краю снежной воронки, женщина, которая хотела стать Богом, но
превратилась в пустое околевшее тело. Больше не может выйти никто, только
слежавшаяся вонь разложившихся тел поднимается еле различимым паром из
трупной берлоги. Катя подползает к краю ямы и заглядывает внутрь, она видит
ноги одной из девочек, сгнившие до костей, чью-то голову, присыпанную
землTй, и ощущает, что лежащие внизу детские тела уже перестали быть даже
трупами, они стали почвой, удобрением, едой будущей травы.
Новая начальница интерната Любовь Ивановна Благая просыпается среди ночи от



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.