read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Про Иуду там не было. Неплохая статья, вот забыл, в сборнике была
или в журнале.
- Грамотный! - одобрила Изабо. - Книжки читаешь.
- Рустам дает возможность. Говорит - кому же и учиться, если не тебе,
представляешь? - Четвертый кисло усмехнулся. - Они хотят еще одну единицу
штатную выбить, чтобы был служащий по уходу, а меня - в ассистенты. Буду в
манеж выходить, костюм сошьют. Мерзавцы меня любят. Когда я перед выходом
держу их за кулисами, это целая комедия. Они же узнают музыку и начинают
выделываться - кто во что горазд. Кто вприсядку, кто лапами аплодирует,
кто на одной лапе скачет - ну, сумасшедший дом вывели на прогулку!
Печенье, гады, клянчат. Вот, говорят, лошади - страшные попрошайки. Лошадь
- что! Медведь - всем попрошайкам попрошайка!
Валька вопросительно глянул на Изабо - что же, эта сопля с живыми
медведями возится?
Четвертый перехватил Валькин взгляд.
- Рустам и Раиса Ибр-р-рагимовы! "Медвежья оперетта"! - передразнил
он циркового шпрехшталмейстера. - Слыхали? Аттракцион экстра-класса. За
пять лет побывал в Венгрии, Чехословакии, Бразилии, Перу, Аргентине,
Мексике, Гонконге и Японии!
- Расхвастался, - покачала головой Изабо.
- А разве нечем?
- Ну а что кроме? - в лоб спросила Изабо.
- А что должно быть?
- Значит, только мерзавцы? - в этот вопрос Изабо вложила столько, и
голосом, и взглядом, что Валька весь напрягся. Она уже не намекала -
требовала!
Беззаботность Четвертого его не обманула. Он почувствовал крутой
поворот в разговоре.
- В общем, да, - подумав, сказал Четвертый. - Мне это дело нравится.
Годика через два в ГИТИС буду поступать, на цирковую режиссуру. Буду
режиссером-постановщиком номеров с крупными хищниками. Решено.
- Тоже дело, - сказала Изабо и пошла на кухню - сварить наконец кофе.
Четвертый медленно обошел мастерскую, перетрогал все на полках.
Валька взял полистать для приличия книгу, но на самом деле следил за
Четвертым. И оба молчали, избегая встречи взглядов, пока Изабо не принесла
поднос с тремя чашками и тарелкой печенья.
- Я так понимаю, - сказала она, когда застольная беседа совсем уж не
заладилась, - ты приехал сообщить, что мировой литературе на тебя
рассчитывать не надо?
- Есть кому и без меня ее двигать, - спокойно ответил Четвертый. -
Вон Широков. Наверняка давно сдал книжку в издательство. А Второй,
говорят, вообще свое дело открыл. Сам себя публикует, не иначе. Так что не
пропадет мировая литература. Перестал я понимать, зачем все это нужно.
Пока он говорил, Изабо встала и взяла с полки томик Чесса.
- Держи! - шлепнула она книжку на стол. - Для тебя берегла, не знала
только, куда послать.
- Удалось-таки! - восхитился Четвертый. - Что значит пять лет в
городе не был... Спасибо.
Но к книжке даже не прикоснулся.
- Ты видел Пятого? - спросила Изабо.
- Нет, и наверняка не успею, - решительно ответил Четвертый, и Валька
понял, что он не хочет ничего из своей прежней, домедвежьей жизни. Кроме
Изабо... зачем бы?
- Спешишь к матери? - погрустнела Изабо.
- Я же всего на два дня. Хоть с ней толком наговориться...
Они явственно затосковали оба, и вместе с ними затосковал валька, и
заходил по мастерской, мучаясь и не зная, куда себя девать.
Изабо с Четвертым встали и прощально обнялись.
- Ты здорово изменился, - сказала она.
- Да, отрастил бороду.
Она потрогала эту курчавую бороду кончиками пальцев. Он потерся щекой
об ее руку. Старая игра в мальчика и мамочку еще длилась, хотя мелкими
шажками отступала все дальше и дальше в небытие.
- Вот скажи мне, куда исчезает все то тепло, которое исходит от нас?
- спросила Изабо. - В какое мировое пространство? Может так быть, что оно
хоть кого-нибудь когда-нибудь отогреет?
- Оно рассеется в мировом пространстве, - ответил Четвертый. -
Пространство большое, а тепло маленькое.
- А пять лет назад все было иначе - пространство маленькое, а тепло
большое, - и Изабо, как обычно, фыркнула.
- Пять лет назад мне было восемнадцать. Ну, пойду я, что ли?
- Погоди, я тоже сделаю тебе подарок.
Изабо взяла со стола свой исторический охотничий нож, вытерла его о
штаны и протянула Четвертому.
- Острое дарить не к добру, - предупредил он.
- А что теперь у нас к добру? Бери, бери, пригодится. Будешь им
колбасу резать и меня вспоминать.
Изабо шагнула к Четвертому и они крепко обнялись. Валька понял - в
последний раз.
- А теперь прощайся с Валентином, - потребовала Изабо. - Ну, давай,
давай, прощайся.
- Прощай, Валентин, - помолчав, очень четко сказал Четвертый.
- И ты тоже прощай, - не менее четко ответил Валька.
- Так, - подтвердила Изабо.
Четвертый улыбнулся ей, подхватил свой пакет и вышел.
Наступило молчание.
- Черт, черт, как нелепо все вышло, - вдруг забормотала Изабо. - Не
надо было мне его ни о чем спрашивать! Он же - всей душой ко мне, а я...
- Зачем он приезжал? - недовольно спросил Валька.
- Меня увидеть. Ну, ему было интересно, как мы без него эти пять лет
справлялись. И хотелось показать, что вот он тоже чего-то в жизни
достиг... ну, сложно все это.
- Чего доброго, на днях ваш Третий пожалует, - мрачно предрек Валька.
- Как ты полагаешь?
- Полагаю, что вряд ли. Он там тоже бьется, как рыбка об лед. Ему не
до путешествий. Русская литература и в России-то не кормилица, а за
границей - вообще обуза. Но я слыхала, что писанину не забросил, и на том
спасибо. Смотри! Четвертый книжку не взял!
- Догнать? - не рассчитывая на положительный ответ, ехидно
поинтересовался Валька.
- Нет, - Изабо накрыла книгу рукой. - Зачем же сразу два прощальных
подарка?
Тут Изабо и Валька одновременно вспомнили про пистолет. Он лежал на
белом одноногом столике среди чашек. Они сели за столик и оба уставились
на оружие.
- Подарочки!.. - проворчала Изабо. - Ничего себе прощальные
подарочки!.. Могу теперь кого-нибудь вызвать на дуэль. Знаешь, Валька,
раньше говорили не "вызвать на дуэль", а "позвать на поле", в прошлом веке
и в позапрошлом. Поле, снег, желательно два барабана и вытоптанная
дорожка, чтобы сходиться, остальное - роскошь. Ну и секунданты.
- Да-а... - протянул Валька. - Возьмешь меня в секунданты?
Изабо хмуро глянула на него, встала и, вертя пистолет, ковыряя
пальцем то затвор, то в дуле, принялась ходить по мастерской из угла в
угол.
- Ты сейчас про Чесса подумал? - вдруг спросила она.
- Про Чесса, - признался Валька. - Ну, не может быть, чтобы мы так
никогда не узнали правду...
- Что вы все требуете от меня этой правды? - вдруг ни с того ни с
сего возмутилась Изабо. - Что я вам, Господь Бог? То Верочка устраивает
всякие комедии и маскарады, то Широков по три часа катит бочку на Второго,
то Карлсон - на Широкова! Сколько можно! Дайте мне наконец спокойно
работать! Что я вам - Шерлок Холмс? Доктор Ватсон? Собака Баскервилей?!.
Отвечать Валька не стал. Он чувствовал, что вот сейчас поймет эту
тайнопись судьбы - взаимосвязь между последними событиями, между
недописанной пьесой, лесным озерцом, яростью Изабо и тульским
кавалерийским пистолетом. Книга стихов Чесса как-то сама оказалась в руке.
Валька усмехнулся: у него - книга, у нее - пистолет. А что было у
того опального поэта в остроге без окон? Что ему оставили, кроме двух
женщин - одной в далеком балтийском городе, недоступной, как луна в небе,
и по этой причине все еще любимой, и другой - любовь к ней медленно, но
верно губил острог? И что мог сказать человек, мир которого втиснут в
обтянутую старыми портьерами коробку и замкнут меж двух женских лиц, двух
голосов, поющих впридачу один и тот же романс?
Книга сама раскрылась наугад.
- Меж двух дорог мир так убог, так нестерпим, так нестерпимо строг,
меж двух веков лежит порог, куда ни встань, везде готов тебе упрек, - тихо
подсказал Чесс. - Куда ни кинь, цветет полынь, и желтой одурью забита неба
синь. И не уйти из двух пустынь. Хочешь - кричи, хочешь - умри, сгори,
остынь...
- Ничего себе прощальный подарочек!.. - опять пожаловалась Изабо.
- А ни фига, - беззвучно сказал Валька Чессу. - Если чего-то не
можешь сделать в жизни, очень хочется сделать это на бумаге, ведь так? С
этого мы и начнем...
Изабо подошла к нему и заглянула в книжку.
- Подержи, - попросил Валька, а сам взял у нее пистолет, подкинул,
поймал и почувствовал, как оружие само влечет руку вытянуться, прикрывая
корпус локтем, само устремляется туда, где на другом конце протоптанной в
снегу дорожки зеркальным отражением стоит некто с вытянутой рукой, другую
заложив за спину.
А вокруг - ледяной пейзаж, пейзаж не времени года, а полного



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.