read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



объявил:
- Кушать подано. - И не выдержал торжественного тона: - Отвык,
наверное, пищу принимать, Витя?
- Я есть не хочу... - начал Виктор, а Казарян закончил за него:
- А хочу я выпить. Похмелиться, то есть. Ну что ж, пойдем, налью.
Умел-таки его тесть накрывать на стол. Расклад был по высокому
классу: вилочки, ложечки, вазончики, рюмочки, салфеточки. И закусь в самом
соблазнительном виде.
- Где продукт такой достаешь, затек мой ненаглядный? -
поинтересовался автор сей феерии.
- Добрые люди снабжают, - ответил Виктор, усаживаясь. Вспомнил добрых
этих людей - непроизвольно дернулась щека - и тухло улыбнулся - ощерился.
Смирнов нашел в сушилке стакан и, садясь за стол последним, брякнул
его перед Виктором:
- Рома, ему сюда сразу сто пятьдесят.
- Не многовато ли? Может сразу на куски развалиться, - усомнился
Казарян.
- Если развалится, то минут на двадцать, на полчаса, не больше. Но в
любом случае разговорчивее будет. А мне надо, чтобы он говорил.
- Вы, как хирурги над оперируемым совещаетесь, - попытался бодро
пошутить Виктор, но на слове "оперируемым" засбоил, запутавшись в
согласных.
Молчали все, потому что булькала водочка. Тесть протянул зятю заранее
приготовленный изящный бутерброд с драгоценной черной икрой. Виктор взял
левой рукой бутерброд, а правой - на три четверти наполненный стакан. Ни с
того, ни с сего правая загуляла, заходила, задрожала. Виктор вернул стакан
на стол.
- Отвернитесь, - попросил он.
Все трое с готовностью отвернулись, понимая его состояние. За их
спинами морзянкой стучали зубы о стекло, жидкость звучно переливалась из
одного в другое, вздохи раздавались, покряхтывание.
- Уже все, - облегченно сказал Виктор.
Они обернулись. Виктор со слезами на глазах жевал бутерброд. Без
особой охоты, правда. С Викторовой проблемой было покончено, и Казарян
разлил по трем рюмкам. Запаслись - каждый на свою тарелочку - закусью,
самообслужились водичкой для запива, посмотрели друг другу в глаза, и
Смирнов предложил:
- Со свиданьицем.
Разом махнули, синхронно запили и стали вразнобой закусывать.
Закусили.
- А неплохо, - признался тесть.
- Вполне, - согласился Казарян. А у Смирнова дела, все дела:
- Ну, а теперь, Витя, рассказывай, как ты человека убил. - Тесть с
Казаряном оплыли слегка, как пыльным мешком ударенные. Сказать ничего не
имели, только глаза переводили со Смирнова на Виктора и с Виктора на
Смирнова, который в момент, когда взгляды окончательно остановились на
нем, успокоил их весьма своеобразно: - Да не Алексея, не Алексея! Он
кого-то постороннего на днях по запарке застрелил. Ну, рассказывай.
Последнее уже к Виктору относилось. В теле, которое принятые сто
пятьдесят только-только начали приводить в порядок, от смирновских слов
где-то внизу, в самом копчике возник пульсирующий страх.
- Не хочу. Не могу. Не буду, - решил Виктор.
- Как же тебя понимать? - с угрозой спросил Смирнов. - Только что ты
обещал рассказать все, а теперь в отказку играть собрался?
- Я хотел вам одному, а вы при всех...
- Вот что, Витя, - тихо сказал тесть. - Если ты думаешь, что все
случившееся с тобой касается только тебя, ты глубоко заблуждаешься. Помимо
всего прочего, ты - отец моей внучки. И все происходящее рано или поздно
отразится на ее жизни, а значит, и на моей. Я имею право знать.
- Выходит, я один тут не при чем, - догадался Казарян.
- Роман может уйти. Но я заранее предупреждаю тебя, Виктор, что все
ему расскажу. Он должен знать, он будет мне помогать. Начинай, - приказал
Смирнов.
- Я боюсь, - признался Виктор.
- Бояться поздно, - надавил Смирнов. - Начинай.
- Тогда многое надо рассказать... - сдался наконец Виктор.
- Не многое, а все, - поправил его Смирнов и, разлив по трем рюмкам,
добавил: - Мы выпьем по второй, а ты рассказывай.
...К тому времени, когда Виктор завершил свой рассказ, они выпили и
по третьей, и по четвертой.
- Ты, Саня, хотел со смертью Алексея разобраться, а здесь вот какой
наворот, - раскручивая нож на столе, констатировал Казарян. Нож противно
позвякал. Тесть придавил ладонью казаряновскую руку с ножом, прекратил
звон и сказал:
- Это не убийство, Виктор, это самооборона.
- Плесните мне, а? - попросил Виктор и растер ссохшиеся губы. -
Поплохело что-то.
- Я плесну, плесну, - пообещал Смирнов и вдруг увидел, что тесть и
Казарян поднялись из-за стола. - Алик, Рома, вы куда?
- У нас, в отличие от тебя, вольный пенсионер, дела, - объяснил тесть
Алик.
- Ты остаешься здесь? - спросил Казарян.
- Во всяком случае, до вечера, - ответил Смирнов.
- Не забывай, Саня, что из гостиницы ты ко мне переехал. Так что
ночевать приходи вовремя, - предупредил на прощание Алик, а Казарян,
застегивая расстегнутую до пупа рубашку - ему всегда было жарко - сказал,
морща увесистый армянский нос:
- Странный симбиоз жанров, Саня. Гиньоль и оперетта.
Они ушли. Смирнов плеснул в стакан и, глядя, как пьет Виктор, спросил
сочувствующе:
- Скажи мне, Витя, ты в эту заваруху по недомыслию попал или сам себе
что-то доказать хотел?
- Я не люблю, когда меня за дурака держат. Но, в общем, вы правы: сам
себе хотел доказать, что я не пальцем деланный и кое-что могу. Оказалось -
не могу. Вот такие пироги. А вы-то зачем в эту кашу лезете?
- Убили моего друга. Да, друга. Все мы - дешевые засранцы, Витя. -
Смирнов вылез из-за стола, положил руку на Викторово плечо. - Вот я, к
примеру. Как я тебе объявил? "Алексей Борзов был моим хорошим приятелем".
А все оттого, что у Алексея недостаточно хорошая репутация была в нашем
вонючем социалистическом обществе. Как же, с уголовниками знался,
комбинировал как-то не по-советски. Я, говнюк, застеснялся - приятель. Он
- друг. И за его смерть ответят мне, другу.
- А милиция на что? - задал дурацкий вопрос Виктор. - Пусть она ищет.
- Она поищет, поищет, и найдет. Или тебя, или дурачка какого-нибудь
подставленного.
- Прямо так уж! - обиделся за милицию Виктор.
- Да, конечно, не так, Витя. Но одно ты должен понять: это мое дело.
Вот что: пойдем в комнату, ты там на тахте устроишься, я к столу с
бумажкой и карандашом сяду, и ты еще раз расскажешь мне все. Может, какие
подробности вспомнишь, новые детальки разные. Ведь ты - художник слова, ты
же наблюдательным должен быть! А со стола потом уберем.
И все по новой. Виктор валялся на тахте и рассказывал, очень старался
не упустить что-нибудь. Смирнов слушал, изредка записывая конкретные вещи:
имена, места действия, фразы, отдельные слова. На этот раз трудились часа
полтора.
- Мне бы сотку за труды, - потребовал Виктор, окончив повествование.
- Заработал, - согласился Смирнов. - Налью. Но позже. Ты сначала
побрейся, душик прими, бельишко чистое надень. Я на кухне приберусь и
налью.
Так и сделали. Когда бритый, распаренный и даже розоватый Виктор в
чистой рубахе и свежих брюках явился на кухню, на столе стоял стакан с
соткой, а рядом лежало румяное яблоко.
Уселись. Виктор быстро выпил и медленно жевал яблоко. Наблюдая за
этим несложным процессом, Смирнов задумчиво сказал:
- Начать, конечно, надо было бы частым бреднем, с мелочевки, с
маяты... Но ты у меня не в порядке. В запое, да и с хребтиной основательно
переломанной. В тряпку они тебя превратили, которой пол вытирать. А ты
должен быть злым, сообразительным, реактивным, как таракан. Есть
предложение, Витя. Пойдем погуляем, а?
- А что? Можно и погулять! - храбро возгласил Виктор. После душа и
сотки воспарил.
- Тогда так. Когда мы к тебе шли, я посмотрел на всякий случай, что и
как. Вроде бы наблюдения нет. Но береженого бог бережет. Проверимся еще
раз. Я сейчас пойду, а ты ровно через десять минут выходи и спускайся к
Самотеке по переулку. Садовое напротив Цветного перейдешь, под мостом. Там
хорошее пространство, и я как следует все рассмотрю. Встретимся на углу
Садового и Трубной улицы.

Маленький-маленький Виктор переходил Садовое. У светофора постоял.
Побежал, что хорошо. Ну, а людишки какие вокруг? Подходящие людишки.
Поворот, и через Цветной. Кто там за ним из тех, с кем вместе Садовое
перешли? В общем, чистенько.
- А теперь куда? - осведомился Виктор, подходя.
- А теперь, Витя, на пустырь, где ты конюха застрелил.
- Не пойду, - заупрямился Виктор.
Смирнов обнял его за плечи, заглянул в глаза, объяснил, успокаивая:
- Да что ты, дурашка! Там сейчас не страшно. - И повел.
И, действительно, не страшно. Пустырь был заброшенный, вздыбленный, и
до того отвратительный, что даже дети на нем не играли. По-прежнему



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.