read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



выбивалась за края раны.
- Усилить давление под колпаком!
Я понял. Шрей, усилив внешнее давление, пытался хотя бы частично
уложить на место выступавшую мозговую ткань. Это было исключительно опасно,
так как грозило повреждением основания мозга, дыхательного центра. Впрочем,
подумал я, если в мозжечке имеются кровоизлияния, все наши отчаянные усилия
ни к чему. Эти сомнения как молния промелькнули у меня в голове, но я без
колебания выполнил приказ.
Мозг возвращался на свое место медленно, но кровообращение несколько
улучшилось, и через десять минут можно было убрать искусственное сердце.
Грудную клетку, как и рану на шее, я зашил наглухо. Теперь больной, лежавший
без сознания, получал все больше подогретой крови с глюкозой и белками. Шрей
также закончил свою работу. Часть черепной коробки, снятая в начале
операции, была поставлена на место, сверху один за другим спускались
металлические тампоны, похожие на алюминиевую фольгу. Затрещал сшивной
аппарат, эжекторы еще раз ударили струйками раствора, потом засветились
большие лампы на потолке, и экран погас.
Шрей встал, или, скорее, отшатнулся от стола. Я поддержал его. У него
тряслись губы, он отталкивал меня, пытался что-то сказать, мне показалось,
что я уловил вырвавшееся вместе с дыханием беззвучное "я сам", но не
отпустил его. К нам подошла Анна, мы втроем вышли из-за панели. Перед нами
лежало обнаженное теле юноши. Узкое в ногах, оно расширялось к бедрам,
выступал могучий торс. Шея, как прочный белый постамент, поддерживала
склонившуюся набок забинтованную голову с закрытыми глазами. Дыхание, пока
еще слабое, то сгущало, то ослабляло тени во впадинах над ключицами. Его
грудь поднималась, и было уже заметно, как кровь невидимым потоком
пульсирует во всех частях тела. Мы стояли неподвижно; нас охватила огромная
радость, словно мы впервые увидели спасенную от гибели красоту.


ПИЛОТ АМЕТА
"Гея" не сразу направилась к Южному полюсу Галактики; она пересекла всю
солнечную систему в плоскости эклиптики. Мы миновали пояс астероидов, в
котором обращается около двухсот шестидесяти миллиардов малых планет, потом,
пролетев Марс, пересекли отмеченные черными линиями на картах неба пути
многочисленных комет из семейства Юпитера. Этот гигант сделал их своими
рабынями, похитив из пространства силой своего притяжения, действующего на
огромном расстоянии. Он неустанно меняет их пути, пока наконец не извергнет
за пределы нашей системы или не привяжет к определенной орбите.
"Гея" двигалась внутри солнечной системы двадцать восемь дней со
скоростью в тысячу километров в секунду, прокладывая путь среди роя
планетоидов, метеоритов и комет. За это время были проверены все ее
навигационное приборы. Приближаясь, увеличивались в размерах планеты,
расположенные за Юпитером и посещаемые весьма редко; можно было видеть
невооруженным глазом их гигантские газовые оболочки, колеблющиеся под
влиянием глубинных течений; достигнув постепенно максимальных размеров, их
диски начинали уменьшаться; планеты, окруженные роем застывших, холодных
спутников, отступали одна за другой, превращаясь в светящиеся точки, и
исчезали далеко за кормой "Геи". Уже много дней мы не могли различить Землю:
она погасла, как слабая искорка. Мы измеряли пройденное расстояние все более
слабеющим излучением Солнца, пока наконец на траверсе Плутона наше светило
не превратилось в звезду, правда самую яркую из всех.
Между орбитами Урана и Нептуна мы встретили две автоматические
звездоплавательные станции; они курсируют в этих мертвых, охваченных холодом
пространствах в неустанных поисках комет и метеоритов, еще не отмеченных на
небесных картах, регистрируют свои открытия и предостерегают всех об
опасности радиосигналами. Таких станций насчитывается около шестнадцати
тысяч. Они долгие годы патрулируют в пространстве, заходя в один из портов
солнечной системы по радиовызову лишь затем чтобы пополните резервуары
топливом на следующее десятилетие. Я сказал, что мы встретили эти станции; в
действительности же мы прошли мимо них на таком расстоянии, что их нельзя
было различить. Они дали знать о себе ритмичным писком радиосигналов; это
позволило точно определить их положение и направление полета.
Вблизи орбиты Цербера астронавигаторы начали постепенно выводить наш
корабль из плоскости солнечной орбиты. "Гея" вступала в океан мирового
пространства. Должно было начаться непрерывное ускорение ее хода. Средняя
скорость, достигнутая нашим кораблем при полете через эклиптику, была близка
к тысяче километров в секунду. Мы двигались восемдесят два дня и за это
время прошли около семи миллиардов километров. Это расстояние могло
показаться очень большим, но, когда мы вышли за пределы солнечной системы,
на стенах кабины рулевого управления появились карты в масштабе в миллион
раз более мелком, чем на всех картах, применявшихся до настоящего времени. И
на этих картах пройденный нами путь невозможно было показать: вся солнечная
система, до самых своих границ, включая наиболее отдаленные планеты,
занимала здесь место не больше черной точки.
Многим из нас казалось, что пространство вне нашей системы будет
выглядеть иначе, по-новому, хотя мы знали, что так быть не может. Однажды, в
тот день, когда было объявлено о прохождении орбиты Цербера, мы вышли ранним
утром на смотровые палубы с затаенным волнением. Но звездное небо было по
прежнему неподвижным.
Я стоял на передней палубе. С тех пор как мы вышли за пределы солнечной
системы, в которой обращается затемняющие свет пылевые частицы, видимость на
смотровых палубах улучшилась. Полярная звезда осталась за кормой - "Гея",
выйдя на курс, двигалась почти прямо к Южному полюсу неба, где на обширном
выступе Млечного Пути сияла цель нашего путешествия - созвездие Центавра.
Перед нами простиралась Галактика. Огромное нагромождение светлых туч,
застывших над бездной, пересекалось черными провалами, извилисто
прорезавшими звездные массивы: это были облака холодной космической материи,
затемнявшие свет находящихся позади звезд. Взгляд невольно обращался к
солнцам Центавра. В тесно наполненном небесными телами пространстве, среди
мириадов звезд, таких слабых, что глаз вскоре переставал различать их, ярко
сияли огни Южного Креста, а по другую сторону полюса Галактики, близ
сверкающего алмазными гранями громадного шарообразного скопления Тукана 47,
горели Магеллановы Облака.
Свет Большого Облака доходит до нас через пространство за восемьдесят
тысяч лет. Это звездное скопление, в котором насчитывается почти пятьсот
миллионов солнац, выделялось на черном фоне светлым бесформенным пятном. За
ним, на границе видимости, окруженное отблесками сияния, светилось Малое
Облако, бывшее как бы отражением Большого в бесконечно далеком темном
зеркале.
Оба эти спутника нашей Галактики двигались.за ней на расстоянии, не
меняющемся в течение миллионов лет, привязанные силой тяготения.
Зрелище не изменялось, но не надоедало - вероятно, потому, что
возбуждало все новые и новые мысли.
Я стоял в раздумье, а звезды сияли надо мной - не изменчивым,
мерцающим, словно капризным светом земных ночей, а горели ровно, будто
неподвижные светильники, заключенные в черную ледовую оправу. Вдруг совсем
близко послышался шепот, я оглянулся в ту сторону, откуда он доносился. В
нескольких шагах от меня стоял человек и смотрел, подобно мне, в небо, В
полумгле я заметил лишь, что он почти на голову ниже меня. "Какой-то юноша",
- подумал я. Он тихо сказал:
- Там сердце Галактики... - и жестом, о котором я скорйе догадался,
показал мне место, где сходились созвездия Стрельца, Змеи и Скорпиона.
Теперь мы оба смотрели туда; над нами звездной тучей висело созвездие
Стрельца, разрезанное темной трехлучевой туманностью.
Мой товарищ продолжал как бы про себя перечислять названия созвездий;
он произносил их не как астроном-классификатор, а как человек, радующийся
тому, что видит редчайшую коллекцию.
- Парус... Скорпион... Южная Корона... Хамелеон... Летающая Рыба...
Сеть... Что за странная фантазия была у древних, - вдруг громко произнес он:
- чего только не видели они в этом хаосе! Я все пытаюсь сложить из этих
светлячков что-нибудь похожее на название созвездия, но у меня ничего не
получается.
Его звонкий голос и то, как он назвал звезды "светлячками", подтвердили
мою догадку, что рядом со мной стоит юноша. Он говорил громко, но как бы про
себя, и я не отвечал ему. Вдруг, не оборачиваясь в мою сторону, он сказал:
- Ты ведь доктор? Скажи, как чувствует себя наш новый товарищ?
Я, не понимая его, молчал.
- Ну, этот человек с Ганимеда, которого вы оперировали, - продолжал он.
- Жив, но без сознания - ответил я довольно сухо, потому что юноша,
обращаясь к старшему, должен был назвать себя. Чтобы преподать ему небольшой
урок, я довольно холодно спросил: - Кто ты?
- Я? - В его голосе послышалось удивление -- Я Амета... пилот.
Я был поражен. В ангарах "Геи" было больше четырехсот ракет, их должны
были пилотировать добровольцы - техники, физики и инженеры, прошедшие
специальную подготовку. На всей Земле лишь небольшая группа людей занималась
исключительно пилотажем. Эти пилоты работали в филиалах Института скоростных
полетов; пятеро или шестеро из них входили в состав нашего экипажа. Среди
них наибольшей известностью пользовался Амета, единственный человек,
достигший во время экспериментального полета скорости свыше ста девяноста
тысяч километров в секунду. Он едва не погиб тогда. Я представлял его себе
огромным, атлетически сложенным мужчиной, а в действительности, судя по
фигуре и голосу, это был почти мальчик. Когда он направился к выходу с
палубы, я последовал за ним.
В матовом свете коридора я впервые присмотрелся к нему. Это был
низкорослый, почти маленький крепыш, с непропорционально большой головой,
рыжими волосами, худощавым, украшенным орлиным носом лицом, с крепко сжатыми
губами. Его движения были легки; чувствовалось, что его сильное тело как бы
сплетено из крепких пружин, готовых в любую минуту развернуться с огромной



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.