read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Так значит. Моя команда берется за это дело. Благодарности и поздравительные открытки направляйте на имя Директора Службы. Условие одно. Мы, спасатели подразделения 000, не принимает никаких советов, никакой помощи и работаем самостоятельно. Если вы нам понадобитесь, позовем. Только в этом случае мы гарантируем десяти процентный успех. Если мое предложение устраивает вашу службу, то улыбнитесь. Нет, это не шутка. Попробуйте, и увидите, как это здорово.
Вохровец попытался улыбнуться, лицо его скривилось и замерло исковерканное страшненькой маской.
Эффект Компрачикоса. Был в древности такой врач, первым открывший "судорогу от смеха".
Пока вохровец при помощи различных пластырей пытался привести лицо в порядок, я поспешил к Милашке.
- Мм? - встретил меня вопросом Герасим, который и сам все видел на центральном мониторе.
- Для непонятливых объясняю, - отлеплять валерьяновые пластыри очень больно и неприятно. Но надо, - Директор в большой опасности. У нас есть всего полтора часа. Если начальство не вернется к полуночи, то последствия для страны и для вас лично будут удивительно отвратительными. Вы меня поняли, второй и третий номера?
Команда у меня подобралась на редкость понятливая. Ребят икрой не корми, только дай спасти кого-нибудь. В особой степени это касалось и спецмашину, которая с особым трепетом относилась к специфическим заданиям. Вытаскивать Директора из Болота, это не дороги для всяких там честных налогоплательщиков чистить.
- Милашка, - самое важное правило для спасателей, работай всегда в одиночку, - Освободи помещение от посторонних. Не хочу, чтобы в заварушке пострадали посторонние люди.
Спецмашина на предстоящую заварушку отреагировала весьма нетрадиционно. Врубила на полную мощность все системы оповещения. За звуконепроницаемыми окнами кабины заметались ребята в черных контактных линзах. Забегали женщины в красных панцирных накидках. Облетели листья с тополей, так некстати выросших в кадушках приемной.
Через минуту на обозримом пространстве никого не осталось.
- Так то лучше, - похвалил я спецмашину, - Теперь нужно, чтобы ты подсоединилась к Директорской линии связи. И будь любезна, открой оружейную комнату.
- Как?! - удивился второй номер, - У нас еще есть оружейная комната?
Молодость, неопытность. На Милашке много интересных мест. Даже я не знаю, что там у нее внутри спрятано. Месяца три назад, например, прогуливаясь по нижнему отсеку, я натолкнулся на потайной ход, который вел в русскую баню. Милашка сама удивилась, когда я рассказал о находке.
По дороге в оружейную комнату я проверил личный состав на предмет теоретических знаний.
- Виртуальный принцип один из исходных принципов виртуального позитивизма, - наступая мне на пятки, старательно докладывал Боб, - Согласно которому истинность всякого физического ощущения должна быть, в конечном счете, установлена путем его сопоставления с чувственными данными. Но мне, командир, все же ближе тезис о том, что познание вообще не может выйти за пределы чувственного опыта.
- Неплохо, второй номер. Только в следующий раз выражайтесь проще. Существует только то, что можно пощупать, попробовать на язык. Все остальное бред сивой кобылы. Хотелось бы напомнить вам основное правило поведения на той стороне. У нас совершенно нет времени. Работаем быстро, слаженно, четко. На провокации не поддаваться. В разговоры без моего разрешения не вступать. Жрать, что попало, тоже не рекомендую. И если какая сволочь надумает там остаться, перестреляю всех. Вопросы есть?
Вопросов у команды не возникло. Если командир сказал "перестреляет", то обязательно перестреляет. А об остальном и спрашивать не стоит.
Оружейная комната с оборудованием для работы в Болоте представляла собой крохотное помещение. У одной стены трехъярусная лежанка, с не струганными досками вместо матрацев. У другой стены три шкафа со специальным оборудованием.
- Что, Боб, нравится? - ортопедические матрасы в свое время я обменял на годовую подшивку журнала "Если у вас нету тещи. Условия экстремального выживания". А вот оборудование я не трогал. Как знал, что рано или поздно пригодится.
Американец, втянув живот, протиснулся в оружейную, и неодобрительно отозвался в электронный адрес русских специалистов, соорудивший такой тесный индюшатник.
- Разговорчики, второй номер! Разбирайте оборудование и располагайтесь на лежаках. Боб, там, в стене, есть отверстия для подключения, смотри, не перепутай плюс с минусом.
Спецодежда для посещения виртуальных болот, отдельная тема. Лучшие ученые, укрывшись в секретных бункерах в толще земли, создавали это произведение искусства. От обычных, контрабандных костюмов его отличала легкость, компактность и простота в обращении. Белые тапочки с проводами, белые хлопчатобумажные перчатки с теми же проводами. Несколько трубок, не стану объяснять для чего, и пара самоклеющаяся датчиков. Главный предмет, связь-бандана автоматически обвязывается вокруг головы и не снимается до полного возвращения из Болота.
Боб, сграбастав в кучу жутко дорогое оборудование, взобрался на вторую полку и засопел там, разбираясь, куда что втыкать. Разборки происходили с постоянными жалобами на жесткость досок, на большое количество заноз и жуткий холод.
Третий номер, Герасим, расположился на третьей полке. Немного поворчал о слишком жесткой подстилке и, отрапортовав, что оборудование установлено в строгом соответствии с инструкциями, заснул.
Проследив, что команда удобно разлеглась в отведенных ей местах, я вытащил из-под нижнего лежака спальный мешок, проверил крепление связь-банданы и, втиснувшись в узкое горлышко спального мешка, уставился в потолок. А если точнее, на низ лежака, где ворочался американец.
В оружейной комнате заметно похолодало. Даже разогретый до предела спальный мешок еле-еле справлялся с морозом. Полка надо мной ходила ходуном. Это американец, не желающий по утрам обливаться холодной водой, постукивает зубами. Третья полка молчала. Очевидно, храпеть на лютом морозе было не удобно.
- Команде доложить о готовности! - термодатчик спальника сработал, и тело стало понемногу согреваться. Даже тонкий слой инея на досках оттаял.
Никто не ответил командиру. Значит все в порядке.
- Пока что майор Сергеев готов, - доложил я сам себе., - Милашка, запускай программу.
У меня в детстве над кроваткой висела игрушка с крутящимися зайцами. Зверюшки играли на разных инструментах и пели тихими голосами колыбельную песню о зайцах, которые в далекой заснеженной Сибири валили на лесоповале деревья и не боялись ни стужи, ни ветра, ни свирепых сибирских волков. И вместе с зайцами кружились над кроваткой колокольчики, перезванивающиеся друг с другом.
Примерно такая же мелодия из колокольчиков встретила меня, едва я очутился в Болоте.
Я стоял по колено в грязной виртуальной луже, в которой плавали виртуальные головастики и золотые рыбки. Улица нависла надо мной серыми, размытыми силуэтами нескладных домов. От балкона к балкону тянулись виртуальные веревки, на которых сушилось виртуальное белье. В мусорных бачках шуршали виртуальные животные.
- Йё, пацан!
Здоровый негр, с абсолютно квадратной челюстью и с полным отсутствием растительности на макушке, вышел из тени и подозрительно уставился на меня. От греха подальше я встал так, чтобы нас разделяли головастики и золотые рыбки.
- Йё, пацан! - повторил негр, присев на одной ноге и подогнув вторую. При этом руки негра с растопыренными пальцами разлетелись по сторонам, - Не встречал белого мужчину с глупым выражением лица?
Я повертел головой, пытаясь отыскать пацана, к которому обращался здоровый негр.
- Я тебя, пацан, спрашиваю, - не унимался здоровый негр, тыча скрюченным пальцем в мою грудь, и все время приседая, - А может ты встречал еще одного белого мужчину, болтливого и, возможно, спящего?
Аналитический ум бывалого спасателя, мгновенно проанализировав ситуацию, и вспомнив все законы Болота, пришел к сногсшибательному выводу. Негр в набедренной повязке обращается ко мне. А это значит, что с моим собственным видом что-то не так.
Кеды на босу ногу. Содранные, перемазанные зеленкой, коленки. Рваные шорты с оттопыренными карманами. А руки.... Почему они такие маленькие? Что с моими руками? И что со мной? Боже!
Каждый, кто собирается уйти из реального мира в Болота, должен знать правило, о котором я, глупый и забывчивый спасатель, забыл. Перед отправкой думать надо не о том, какие колокольчики звенели на ухо в детстве, а о том, в каком теле ты должен появиться в Болоте.
Шмыгнув носом, я нагло уставился на негра :
- Фазе, мазе, лав ю бразе! Значит, говоришь, мужика с глупой физиономией?
Здоровый негр озадаченно сказал : - "Йё" , - икнул и захлопал здоровыми негритянскими ресницами:
- Командир?
Почему я догадался, что передо мной стоит ни кто иной, как Роберт Клинроуз? Только американец мог притащить из Мира в Болото заплечный мешок с продуктами первой необходимости. Невероятно, конечно, но факт.
- Командир, командир, - согласился я с негром, - А ты, значит, второй номер?
- Второй номер приветствует командира, - негр радостно ощерился и поправил бейсбольную биту на поясе.
- Это... Боб. Ты лучше не улыбайся. На работе не положено улыбаться. Давай лучше найдем Герасима, потом вытащим Директора и свалим отсюда, пока не засосало.
- А мне здесь нравиться, - американец поправил набедренную повязку и в очередной раз присел, растопыривая пальцы, - Я, командир, наверно здесь останусь. Конечно, помогу, чем смогу. Но обратно вы уж без меня.
Вот она, первая весточка заразы. Человек попадает в свой выдуманный мир и ему больше ничего не надо. Сильные духом находят в себе мужество и выбираются из трясины. А слабые, такие вот как американец, остаются здесь. Максимум шесть часов, и новый пропавший без вести занесен в каталоги.
Распугивая головастиков и золотых рыбок, я прошлепал прямиком через лужу и, уткнувшись лбом в пузо негра, тихо и спокойно заорал:
- Второй номер! Отставить панические настроения! Слушай мою команду! Никаких останусь. Никаких без меня. Известно ли вам, второй номер Роберт Клинроуз, что в Болоте не очень-то любят негров и отстреливают их на каждом шагу? Болото, не Америка, Боб. И здесь нет еды. И воды. И столовых. И рюмочных. Нет даже автоматов с бесплатным квасом.
Негр неторопливо вытащил из-за пояса трубку с лейблом "Трубка мира. Производство Одесса", раскурил ее, и минуты две неспешна думал, каждые пять секунд нервно озираясь по сторонам.
- Ладно, командир, - американец пригладил блестящую лысину, - Как говориться в русской поговорке, хороша страна Америка, но Россия лучше некуда. Если не пристрелят, я с тобой.
Одно дело сделано. Теперь необходимо найти Герасима.
- Герасима не видел?
Второй номер, помахал отрицательно перед моим носом битой:
- Отряд не заметил потери бойца, - спел он на страшно искаженном русском языке.
- Это откуда? - поинтересовался я, посматривая по сторонам. Ну не может такой парень, как Герасим, отбиться от команды.
- Это вольный перевод старинной американской джазовой композиции, йё! - присел Боб, - Времен восьмой гражданской войны. Хочешь спою?
- Спой, - если третий номер не появится в течение пяти минут, будем искать Директора без него.
Американец, продолжая странно приседать, дергаться и восклицать после каждой фразы свое идиотское "йё", спел незамысловатую американскую композицию. Некоторые американские слова были мне знакомы, поэтому я достаточно точно уловил содержание песни.
Когда над широкой американской рекой Гудзон повально падают в середину течения обессиленные стервятники, а на американском горизонте встает опять таки американское солнце, сотня не повзрослевших окончательно ирокезов из племени с трудно переводимым названием выехали пострелять белых захватчиков. Но возникли какие-то проблемы стратегического плана, и одного глупого ирокеза подстрелили. А так как ирокез ездил на охоту без бронежилета, то соответственно он падает в густую траву прерии, и говорит человеческим голосом. Лошадь! - говорит ирокез, - Езжай без меня в вигвам и передай Нетоптаной Росе, что ее Орелик погиб за индейское дело и его тело скушали прожорливые койоты. В конце песни изрядно поредевший отряд ирокезов вернулся к своим вигвамам и получил нагоняй от вождя за то, что не срезали с упавшего ирокеза скальп.
- Вот такая героическая песня, - вздохнул второй номер, подумал и добавил: - Йё!
- Врут все ваши американские песни. Будет тебе известно, Боб, вашу Америку открыли русские первооткрыватели. Сначала высадились на Аляске. Там их встретили алясканцы и послали дальше, в глубь материка. Открыватели пошли в глубь. Но к ним все время приставали неразвитые народы, а наши всех посылали: - "Канайте, да!", - говорили русские первопроходцы. Поэтому страну так и назвали - Канайда. Это уж потом буква исчезла. А что касается вашей Америки....
Из переулка, останавливаясь у каждого столба, выбежала грязная мохнатая собачонка с кудрявой растительностью на собачьем теле. Заметив нас, она радостно тявкнула и, подпрыгнув воздух раза в три выше, чем способна прыгать нормальная собака, весело понеслась к нам.
Негр, то есть Боб, перехватил поудобнее бейсбольную биту и приготовился встретить неведомого врага хорошим американским ударом.
Я, на всякий случай, встал у Боба за спиной. Кто их знает, виртуальных собак радостно бросающихся на встречу в Болотах? Может они заразные. Илии бешенные. Здоровые собаки до третьего этажа не допрыгивают.
- Мм! - протявкала псина, почуяв желание негра нанести ей физические увечья.
- О! - сказал негр, опуская биту.
- Неужто? - удивился я, отпуская набедренную повязку негра.
- Мм! - недовольно скривилась морда третьего номера, - Мм!
- Не ругайся в общественном месте, - попросил культурный американец Герасима, - Мы думали, что ты алчущее крови животное, а ты спасатель у которого не все в конуре.
- Хватит! - приказал я строгим командирским голосом. Правда, получился не совсем уверенный писк, но команда подействовала. Второй и третий номера вытянулись по стойке смирно. Негр с приставленной к ноге битой. Собака, задрав колечком облезлый хвост, - Слушай мою команду. Строго по ранжиру двигаемся в сторону предполагаемого нахождения Директора. По ранжиру, Боб, означает, что впереди иду я, а дальше как договоритесь.
Договорились по мирному. Негр, обстукивая битой бачки для мусора, пошел чуть в стороне, а Герасим потрусил в дозоре. Но через несколько метров устал и запросился на руки. Пришлось Бобу засунуть за пояс биту и тащит быстро устающее животное на руках.
Миновав темные и грязные переулки, мы выбрались на центральную улицу.
Для справки. Население Болота состоит из четырех представителей.
Почтальоны, таскающие туда-сюда почту. Грузчики, толкающие перед собой тачки с информационными тюками. Духи-приведения, не сумевшие вовремя выбраться из Болотного виртуального пространства. И, собственно, виртуалы. Злодеи-бездельники, избравшие не принадлежащий им мир для гнусного время провождения.
Почтальоны и грузчики на нас внимания не обращали. Им платят не за то, чтобы они глазели на посторонних, а за то, чтобы послание или посылка дошла до адресата точно и в срок. Иначе запросто можно получить полную форматированность и удаление из рабочих списков Болота.
Привидения, наоборот, пристают на каждом углу и просят, за просто так, то есть даром, переедать весточку оставшимся наверху родственничкам. Только активные действия американца, справедливо полагающего, что духи сами виноваты в выборе своего жизненного пути, избавили нас от докучливого внимания грустных невозвращенцев. Получить по башке тяжелой битой даже для духа сильное потрясение.
А вот виртуалов нам по пути не попадалось. У меня сложилось впечатление, что все они в этот судьбоносный час собрались в одном месте и ждут, когда русское правительство, перешагнув через собственные принципы, разрешит играться в дурацкие виртуальные игры всем, кому не лень.
Если, не дай бог, это и произойдет, то на Земле наступит такой бардак, который даже не снился Дьяволу, которого мы с Бобом, кстати, забыли на этой неделе навестить в центральной столичной тюрьме.
Вход в Лабиринт, согласно данным, любезно предоставленными вохровцами, располагался в старом, пованивающем подвале. Ничем ни приметный подвал. Вывески нет. Только на стене чьей-то рукой выведены корявые буквы: - "Лабиринт". И очередь, человек в сто, желающих выплеснуть наружу свою злобу.
Кроме очереди у подвала нами были также замечены подозрительные люди с плакатами. "Свободу компьютерным гениям", "От простого уровня к сложному", "Убей в себе телепуза".
На дверях, ведущих вниз подвала, висела табличка, извещающая, что "Лабиринт временно не функционирует в виду забастовки постоянно убиваемых монстров".
Наши попытки пробиться к дверям была встречена неприветливым гулом очереди. Какой-то гад перехватил тявкающего Герасима за шкварник и со словами: - "Выгул собак запрещен. Штраф сто брюликов" попытался выкинуть спасателя из очереди.
Когда спасателя подразделения 000 вышвыривают из очереди, словно маленьких нечесаных собак, обидно. Но не так, когда того же спасателя отводят за ухо в конец очереди. И если бы не американец, который вспомнил, что у него за поясом торчит крепкая бита, торчать бы нам в хвосте желающих пострелять до скончания Директора.
Иногда янкель бывает чрезмерно убедительным. Вытаращив глаза и откусывая на ходу чужие уши, он вежливо попросил присутствующих пропустить без очереди инвалида-собаку и больного карлика. Народ, немного посовещавшись, с криками боли и отчаяния любезно согласился втиснуть вышеуказанных в очередь и впредь не чинить им никаких препятствий.
Под табличкой, сообщающей о временном перерыве в работе Лабиринта, имелось окошечко, в которое я и постучал. Пока второй и третий номер отбивались от наседающей толпы, я предъявил сторожу удостоверение и посоветовал ему поскорее открыть засовы. Иначе, пообещал я, в ближайшее время сюда прибудет партия защитников измученных круглосуточным трудом монстров.
Миновав длинные, с протекающим потолком, подвалы, мы вышли к началу Лабиринта. Обыкновенная конечная станция виртуальной подземки.
- Глянь-ка, командир, - оторвал меня американец от чистки шорт от липкой паутины, - Нас встречают.
- Этого только не хватало, - почти выругался я, - Смотри, Боб. Это и есть виртуалы.
- Самые настоящие? - почему-то обрадовался американец.
- Самые, что ни наесть, - рука сама залезла в шорты в надежде отыскать там хоть какое-то оружие. Но, увы. Кроме пивных пробок ничего обнаружено не было. Даже рогатки. Видать детство у меня было сплошь гуманитарное.
Угрюмые лица виртуалов не предвещали нам ничего хорошего. Обвешанные с ног до головы самым невероятным оружием, они столпились у пяти неподвижных оболочек некогда секретных агентов вохровцев. И что-то подсказывало мне, что с нами виртуалы намерены поступить не лучшим образом.
- Мм, - проскулила собачка Герасим, ловко запрыгнула за пазуху негра и тут же захрапела здоровым собачьим храпом.
Американец перехватил поудобнее бейсбольную биту и предложил немедленно смываться, пока некоторые нервные не перестреляли всех присутствующих здесь негров.
Только я, командир подразделения спасателей, твердо стоял на ногах, отважно взирал на угрюмые лица виртуалов, и смело сжимал кулаки, готовясь оказать всяческое, в том числе и физическое сопротивление врагам всего человечества.
Одно было плохо. Даже в виртуальном мире мокрые штаны так и останутся мокрыми штанами.
К виртуалам можно относится по разному. Вохровцы, например, считают их наркошами, не способными к нормальному человеческому общению. Чем дольше они в Болоте, тем чаще им нужно здесь бывать. Иначе ломка, дефрагментация мозгов и, как следствие, смерть с "крыской" в руках.
Но среди этого народа, должен признаться, встречаются отпетые парни. Умеющие не только метко стрелять по движущимся мишеням, но и думать, когда стреляешь. Гора мышц, цепкий взор и быстрая реакция. Сами себя они чаще всего называют снайперами. Способны в одиночку дойти до последнего уровня. И даже выбраться из Болота без посторонней помощи. Есть у них слово заветное. Какое, не знаю.
От группы снайперов отделилось несколько человек, и бросились к нам на встречу. Второй номер, вспомнив о ранжире, постарался скрыться за моей, нес слишком широкой спиной, и ему, к удивлению, это удалось. Там за спиной, хрипел во сне третий номер. Так что встречать снайперов пришлось мне в одно лицо.
Сморщив нос и выставив перед собой хиленькие кулачки, я замычал и, пугаясь собственной храбрости, двинулся на нападающих.
Бить, к сожалению, никого не пришлось. Виртуалы заключили меня, и не только меня, но и негра с собачкой, в крепкие объятия.
- Наконец-то! Дождались! Пришли! - орали злобные снайпера, хлопая меня по затылку, поглаживая проснувшегося от чрезмерного шума Герасима и осторожно дотрагиваясь до могучего торса американца, - А мы уж думали, что вы нас одних со нашей бедой оставите.
- Если спасателей зовут, то они всенепременно приходят, - на всякий случай сказал я, показывая, кто здесь из нашей команды старший. После этого меня перестали бить по затылку, а янкеля гладить по накачанным мускулам.
При дальнейших переговорах ребята, обвешанные тяжелым и легким оружием, популярно объяснили. В чем дело.
Оказывается, после пленения Директора, его пытались доставить в самые дальний уголок Лабиринта, для временного заточения .
- Три месяца общими усилиями дорогу чистили, - кричали, надрывая глотки, снайпера.
Наш Директор по дороге воспользовался временным невниманием сопровождающих его лиц и совершил дерзкий побег. После того, как он обнаружил, где находится, Директор пообещал не выходить из страшного места до тех пор, пока не изведет страшных чудовищ под корень.
- И теперь он там, один, ведет варварское истребление монстров, - в этом месте виртуалы дружно вздохнули и как-то испуганно посмотрели в сторону Лабиринта, - Заберите его, пожалуйста.
Необычная просьба. Очень и очень. Но, зная нашего Директора вполне можно было предположить, что этим все и закончиться. Рьяный борец с несчастиями, преступностью и незаконной тратой денег, Директор не то, что монстров, всех в Болоте может уничтожить.
- Но как же с вашими требованиями, - потирая настуканный затылок, осторожно поинтересовался я.
- Да черт с ними, с легализациями, - заревели все разом виртуалы, - Жили столько лет в подполье, и еще проживем. Только уведите этого беспредельщика. Он же монстров стаями и без разбора.
А вот это уже серьезно. Болото устроено таким образом, что на смену одного убитого монстра приходят два следующих. Закон трясины. И если Директор всех и без разбору, то сейчас в Лабиринте творится, черт знает Директор что. Может произойти перенасыщение и тогда...
- И тогда чудовища вырвутся в этот город! - застонали самые лучшие снайпера современного виртуального мира, - И Болото превратиться в чужой для человечества мир.
- Да черт с ним, - беззлобно сказал второй номер, - Будете в библиотеках книжки читать, да на улицах девчонок рассматривать. Конечно, качество, может, и другое, но суть одна.
Я шикнул на американца, который не понимал всей важности момента. Прежде всего, наше непосредственное начальство в беде. Директор не успокоится, пока всю дичь не перестреляет.Так что придется, хотим мы этого или нет, выручать монстров от поголовного истребления.
Прежде всего я договорился с виртуалами, что они оформят как положено заявку на вызов подразделения 000 и, соответственно, оплатят все расходы, имеющие место быть и в перспективе из своих личных финансовых фондов. Снайпера слегка поупрямились, утверждая, что им известно о безвозмездности работы Службы, но скоро были сломлены. Несколько истекающих кровью монстров с жалобным визгом выхвалились из входа в Лабиринт.
... - И чем больше мы спорим о, в сущности, мизерной оплате, тем хуже придется вам потом, - справедливо заметил я, отпихивая ногой настырную подраненную зверушку с длинными когтями и мощными клыками.
По рукам ударили после того, как из Лабиринта, припадая на одно крыло, прорвалась огнедышащая тварь цвета снега, который мы недавно разгребали. Из раненого крыла птеродактиля торчал здоровый кол с выведенной на нем краской надписью "За Директора! За Службу!".
- Не стреляйте в белых птеродактилей, - гыкнул второй номер, проявляя тем самым нездоровый американский юмор, - А где тут у вас красная виртуальная книга? Скоро наш Директор от вашего Лабиринта и камня не оставит.
- Зверь! - зашептались виртуалы, и я понял, что пора бы нам заняться своей работой. Жаль только, что нет рядом с нами любимой спецмашины Милашки за номером тринадцать. Пешком несподручно, да и огневая мощь у спецмашины приличная.
После завершения всех формальностей, нам предложили широкий выбор всевозможного оружия по сниженным ценам. Второй номер от предложенных гвоздеметов и реактивных пулеметов категорически отказался, заявив, что бейсбольная бита есть его национальное оружие, с которым ему не страшно идти на любого врага.
Все еще спящему Герасиму американец на свой страх, риск и здоровье выбрал шипованый противоблошиный ошейник. Я к ошейнику на всякий случай добавил горсть отравленных костей и резиновый мячик с ядерной начинкой. Не хотелось бы, чтобы проснувшийся товарищ почувствовал себя обделенным.
После недолгого колебания и долгого ковыряния в оружейных ящиках я засунул в карман пару превосходных рогаток, стреляющих миниатюрными гранатами и скорострельную трубку "Стингер". Уж больно название понравилось. Правда я так и не понял, зачем к скорострельной трубке прилагалась подшивка прошлогодних пожелтевших газет.
На мою скромную просьбу, выделить из числа снайперов хоть одного провожатого, виртуалы дружно качнули волевыми подбородками и сказали твердое и решительное : - "Нет".
- На "нет" в виртуальности и суда нет, - мудро заметил бывший житель американских прерий и каньонов и , вспомнив о чем-то, добавил, - Йё!
К моему удивлению все виртуалы тоже сказали: - "Йё!", - добавили более родное: - "Мойё!", - и, растопырив пальцы, присели на одной ноге, подвернув вторую в коленке. Прям цыркачи, а не снайперы.
Пока виртуалы подбирали свалившееся с них оружие, мы с негром, за пазухой у которого сотрясалась в накоплении мыслей облезлая собака в противоблашином ошейнике, внимательно обследовали проход в Лабиринт. Черная, местами обслюнявленная прорвавшимися монстрами поверхность, похожая на фальшивое зеркало.
На пальцах кинули, кому первому идти. После восемнадцатой попытки вышло, что счастье улыбнулось третьему номеру.
Вытащив за шкварник не просыпающегося от такой мелочи Герасима, Боб легким движением руки отправил товарища через зеркальный портал.
- Жив будет, не помрет, - у Боба, когда адреналин играет, ум прямо таки пробивается через толщу черепной коробки.
- Доброе слово и собаке приятно, - не остался я в долгу. У меня тоже адреналина полно.
С минуту постояли, ожидая добрых вестей от разведчика. Не дождавшись, решили лесть сами. Мал ли, решили мы, Герасим мог за что-то по дороге зацепится. Или убежал в сторону сразу, что б мы своими здоровыми телами не пришибли.
Третий номер был обнаружен в спящем состоянии, окруженный любопытной стаей крупнокалиберной дичи. Кровожадных наклонностей монстры не проявляли, даже наоборот, после профилактической беседы с Бобом добровольно показали направление, где в последний раз видели разбушевавшегося Директора.
- Идите, - сказали монстры, - и заберите своего неорганизованного браконьера.
Добрые вести в Болоте разносятся также быстро, как и дурные. Проходя по разрушенным улицам, практически в каждом сохранившемся окне мы видели испуганных чудовищ, с опаской поглядывающих в нашу сторону. Но после того, как нас узнавали, улыбки становились все шире, а радость больше. Несколько наиболее смелых монстроидальных типов, внешностью напоминавших недоразложившихся скелетов, выбежали на дорогу и обкидали нас охапками пустырника, в обилии разросшихся на местных клумбах.
То и дело встречались погубленные твердой рукой Директора обитатели. Туши, тушки, а то вовсе, безобидные тушканчики валялись на дороге, всем своим мертвым видом напоминая, как хрупка, как нежна местная флора и фауна.
Несколько раз мимо нас на всех парах пробегали чудовища с отсутствующими частями тела. Выдернутые с корнем крылья, переломанные конечности, оторванные головы. И с каждым шагом над лабиринтом сгущались черные тучи. Даже чернее, чем просто черные.
- К дождю, - повертел головой второй номер.
- К апокалипсису, - с трудов выговорил я мало употребляемое в жизни слово.
- Мм, - заворочался за пазухой негра третий номер. Как же! Только его мнения и не хватало.
Долго мы шли. Добрые монстры показывали нам дорогу и на прощанье чертили в воздухе за нашими спинами пятиглавые кабалистические звезды. Выносили из разрушенных домов последнее мясо без соли. И все желали только одного, поскорее избавиться от кровожадного, ненасытного, точного на руку Директора.
Непосредственное начальство мы обнаружили на единственном уцелевшем во всем Лабиринте здании стадиона.
Директор, зажав под мышкой окровавленную бензопилу, принимал парад.
Стройными рядами проходили мимо нашего Директора монстры. Летели над нашим Директором огнедышащие ящуры. Проплывали мимо Директора морские чудовища в автономных аквариумах.
- Кто шагает дружно в ряд? - голосил впередиидущий монстр с зажатым в лапах черным флагом.
- Виртуальный наш отряд! - отвечали чеканящие шаг чудовища с острыми когтями и здоровыми такими клыками.
- Кто шагает дружно в лапу? - снова впередиидущий.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.