read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вырастала она из воды, тело ее словно наполнялось пугливой стыдливостью, а
чтобы прикрыть все, что хотелось, рук у нее не хватало, и она изгибалась,
изо всех сил вытягивая тонкую шею и настороженно оглядывая кусты большими
очками, на стеклах которых слезинками серебрились капли. И Егор совсем было
собрался уходить, но на берегу она спокойно занялась волосами, старательно
отжимая и вытирая их, и вновь изогнулась, но уже не испуганно, а свободно,
раскованно, и Егор чуть не охнул от вдруг охватившего его непонятного
восторга. И опять пожалел о том, что нельзя, невозможно, немыслимо сохранить
для людей и этот миг, донеся его до них в своих заскорузлых ладонях.
А потом он опомнился и, подхватив чайник, нырнул в кусты и прибежал к
костру раньше Нонны Юрьевны совсем с другой стороны. Потом они завтракали,
разбирали палатку, укладывали пожитки, а Егор все время видел тихую речку и
белую гибкую фигуру, отраженную в ясной воде. И вздыхал почему-то.
К обеду вышли на берег Черного озера. Оно и впрямь было черным: глухое,
затаенное, с нависшими над застывшей водой косматыми елями.
-- Вот и прибыли,--сказал Юрий Петрович, с удовольствием сбросив рюкзак.--
Располагайтесь, а мы с Колей насчет рыбки побеспокоимся.
Он достал складной спиннинг, коробочку с блеснами и пошел к воде.
Колька забегал сбоку, во все глаза глядя на непонятную металлическую удочку.
-- На червя, дядя Юра?
-- На блесну. Щучку или окуня.
-- Ну! -- усомнился Колька.-- Баловство это, поди?
-- Может, и баловство. Отойди-ка, Николай Егорыч.
На пятом забросе леска резко натянулась, и двухки лограммовая щука
свечой взмыла вверх.
-- Клюнула!--заорал Колька.-- Тятька! Нонна Юрьевна! Щуку тащим!
-- Погоди кричать, еще не вытащили.
Берег был низким, болотистым, заросшим осокой, и Юрий Петрович легко
выволок серозеленую щуку с широко разинутой черной пастью. Белое брюхо
проехалось по осоке, Юрий Петрович прижал щуку носком сапога, вырвал из зева
блесну и отбросил рыбу подальше от берега.
-- Вот и обед.
-- А мне...-- Колька даже слюной подавился от полнения.-- Попробовать, а?
-- Учись,--сказал Юрий Петрович.
Он показал мальчику, как забрасывать спиннинг, и, поддев щуку сучком,
пошел к костру. А Колька остался на берегу. Забросы пока не получались,
блесна летела куда ей вздумается, но Колька старался.
-- Поди, денег стоит,-- озабоченно сказал Егор.-- Сломает еще.
-- Починим,-- улыбнулся Юрий Петрович, и Нонна Юрьевна тотчас же
улыбнулась ему.
Колька стегал Черное озеро до вечера. Вернулся хмурым, но с открытием:
-- За мыском кострище чье-то. Банок много пустых. И бутылок.
Все пошли смотреть. Высокий берег был вытоптан и частично выжжен, и
свежие пни метили его, как оспины.
-- Туристы,-- вздохнул Юрий Петрович.--Вот тебе и заповедный лес. Ай да
товарищ Бурьянов!
-- Может, не знал он об этом,-- тихо сказал Егор. Туристы умудрились
вывернуть из земли и спалить межевой столб: осталась яма да черная головня.
-- Хорошо гуляли!--злился Юрий Петрович. -- Столб придется новый
поставить, Егор Савельич. Займитесь этим, пока мы вокруг озера обойдем:
поглядим, нет ли где еще такого же веселья.
-- Сделаем,-- сказал Егор.-- Гуляйте, не беспокоитесь.
Вечером допоздна засиделись у костра. Утомленный спиннингом, Колька
сладко сопел в палатке. Нонну Юрьевну упоенно жрали комары, но она терпела,
хотя никакого интересного разговора так и не возникло. Глядели в огонь,
перебрасываясь словами, но всем троим было хорошо и спокойно.
-- Черное озеро,-- вздохнула Нонна Юрьевна.-- Слишком мрачно для такой
красоты.
-- Теперь Черное,-- сказал Юрий Петрович.-- Теперь Черное, а в старину -- я
люблю в старые книжки заглядывать -- в старину оно знаете, как называлось?
Лебяжье.
-- Лебяжье?
-- Лебеди тут когда-то водились. Особенные какие-то лебеди: их в Москву
поставляли, для царского стола.
-- Разве ж их едят? --удивился Егор.-- Грех это.
-- Когда-то ели.
-- Вкусы были другими,-- сказала Нонна Юрьевна.
-- Лебедей было много,-- улыбнулся Юрий Петрович.-- А сейчас пожалуйте --
Черное. И то чудом спасли.
На предложение обойти озеро Колька отмахнулся: он спозаранку уже
покидал спиннинг, убедился, что до совершенства ему далеко, и твердо решил
тренироваться. Юрий Петрович встретил его отказ спокойно, а Нонна Юрьевна
перепугалась и с перепугу засуетилась неимоверно:
-- Нет, нет, Коля, что ты говоришь! Ты должен непременно пойти с нами,
слышишь? Это и с познавательной точки зрения и вообще...
-- Вообще я хочу щуку поймать,-- сказал Колька.
-- Потом поймаешь, после. Вот вернемся и...
-- Да, вернемся! Мне тренироваться надо. Юрий Петрович вон на пятьдесят
метров бросает.
-- Коля, но я прошу тебя. Очень прошу пойти с нами.
Юрий Петрович, сдерживая улыбку, следил за струсившей Нонной Юрьевной.
Потом сжалился:
-- Мы с собой спиннинг возьмем, Егорыч. Тут ты уже всех щук распугал.
Аргумент подействовал, и Колька бросился собираться. А Юрий Петрович
сказал:
-- А вы, оказывается, трусишка, Нонна Юрьевна.
Нонна Юрьевна вспыхнула -- хоть прикуривай. И смолчала.
Оставшись один, Егор неторопливо принялся за дело. Углубил яму саперной
лопаткой запасливого Юрия Петровича. Наглядел осину для нового столба,
покурил подле, а потом взял топор и затопал вокруг обреченной осины,
прикидывая, в какую сторону ее сподручнее свалить. В молодой осинник --
осинок жалко. В ельник -- так и его грех ломать. На просеку -- так убирать
придется, мороки часа на три. На четвертую разве сторону?
На той, четвертой стороне ничего примечательного не было: торчал
остаток давно сломанной липы. Видно, с тростиночки еще липа эта горя
хватила: изогнулась вся, борясь за жизнь. Сучья почти от комля начинались и
росли странно, растопыркой, и тоже извивались в самых разных направлениях.
Егор глянул на нее вскользь, потом -- еще вскользь, чтоб прицелиться, как
осину класть. Потом на руки поплевал, топор поднял, замахнулся, еще раз
глянул и... И топор опустил. И, еще ни о чем не думая, еще ничего не поняв,
пошел к той изломанной липе.
Что-то он в ней увидел. Увидел вдруг, разом, словно при всплеске
молнии, а теперь забыл и растерянно глядел на затейливое переплетение
изогнутых ветвей. И никак не мог понять, что же он такое увидел.
Он еще раз закурил, присел в отдалении и все смотрел и смотрел на эту
раскоряку, пытаясь сообразить, что в ней заключено, что поразило его, когда
он уже замахнулся на осину. Он приглядывался и справа и слева, откидывался
назад, наклонялся вперед, а потом с внезапной ясностью вдруг мысленно отсек
половину ветвей и словно прозрел. И вскочил, и замотался, и забегал вокруг
этой коряги в непонятном радостном воз буждении.
-- Ладно, хорошо,--бормотал он, до физического напряжения всматриваясь и
перепутанные ветви. -- Тело белое, как у девушки. Это она голову запрокинула
и волосы вытирает, волосы...
Он проглотил подкативший к горлу ком, поднял топор, но тут же опустил
его и, уговаривая сам себя не торопиться, отступил от липы и снова присел,
не сводя с нее глаз. Он уже забыл и про межевой столб, и про нового
лесничего, и про Нонну Юрьевну, и даже про Кольку: он забыл обо всем на
свете и ощущал сейчас только неудержимое, мощно нарастающее волнение, от
которого дрожали пальцы, туго стучало сердце и покрывался испариной лоб. А
потом поднялся и, строго сведя выгоревшие свои бровки, решительно шагнул к
липе и занес топор.
Теперь он знал, что рубить. Он увидел лишнее.
Лесничий с учительницей и Колькой вернулись через сутки. Возле давно
потухшего костра сидел взъерошенный Егор и по-собачьи посмотрел им в глаза.
-- Тять, а я окуня поймал!--заорал Колька на подходе.-- На спиннинг, тять!
Егор не шелохнулся и будто ничего не слышал. Юрий Петрович ковырнул
осевшую золу, усмехнулся.
-- Придется, видно, нам его и зажарить. На четверых.
-- Я кашу сварю,-- торопливо сказала Нонна Юрьевна, со страхом и
состраданием поглядывая на странного Егора.-- Это быстро.
-- Кашу так кашу,-- недовольно сказал Юрий Петрович.-- Что с вами,
Полушкин? Заболели? Егор молчал.
-- Столб-то хоть поставили?
Егор обреченно вздохнул, дернул головой и поднялся.
-- Идемте. Все одно уж.
Пошел к просеке, не оглядываясь. Юрий Петрович посмотрел на Нонну
Юрьевну, Нонна Юрьевна посмотрела на Юрия Петровича, и оба пошли следом за
Егором.
-- Вот,-- сказал Егор.-- Такой, значит, столб.
Тонкая, гибкая женщина, заломив руки, изогнулась, словно поправляя
волосы. Белое тело матово светилось в зеленом сумраке леса.
-- Вот, -- тихо повторил Егор.-- Стало быть, так вышло.
Все молчали. И Егор сокрушенно умолк и опустил голову. Он уже знал, что
должно было последовать за этим молчанием, уже готов был к ругани, уже
жалел, что снова увлекся, и сам ругал себя последними словами.
-- Баба какая-то! -- удивленно хмыкнул подошедший Колька.
-- Это -- чудо,-- тихо сказала Нонна Юрьевна.-- Ничего ты, Коля, еще не
понимаешь.
И обняла его за плечи. А Юрий Петрович достал сигареты и протянул их
Егору. Когда закурили оба, спросил:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.