read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



А только что было страшно. Элий потер шею - боль засела где-то в позвоночнике и не желала проходить до конца.
Ночь была теплая, тихая, звездная. И почему-то в этой ночи где-то рядом очень громко плакали дети. Много детей. И голоса у них были очень громкие. От этого плача Элий почувствовал неприятный холодок меж лопатками.
Здание железнодорожной станции по-прежнему заливал теплый желтый свет. А детский плач становился все громче. Логос затормозил - прямо по дороге на четвереньках полз человек, как ползает семимесячный младенец, и хныкал. Заприметив машину, он протянул руку и выкрикнул:
- Дай!
- Кто это? - спросил шепотом Элий.
- Смотритель станции, - отозвался Логос почти весело.
Он выскочил из машины, подхватил человека под мышки и оттащил к обочине, как кулек, усадил на скамью. Начальник станции заплакал, замахал руками и тут же принялся со скамьи сползать, опять же, как ребенок, спиной вперед, будто не мог достать до земли ногами.
Логос прыгнул назад в машину.
- А теперь домой! - закричал он.
- Гимп пустит за нами погоню, - предположил Элий.
- Не пустит! - весело отвечал Логос. - Он теперь ползает в своем купе и плачет. И Трион плачет вместе с ним. Они очнутся, конечно, но не сразу.
- А машинист поезда? - спросил Элий.
- Да, машинист! - Логос задумался. - Машинисту сейчас лет пять. В этом возрасте любят играть в паровозики. Ту-ту-у-у!.. Счастливого пути! Но он может вспомнить, как остановить состав. Дети, они ведь на самом деле очень умные, только не уверены в себе.
Элий оглянулся и посмотрел туда, где за деревьями, уже далеко, мчался поезд. Он не мог его видеть. Но казалось ему, что он слышит детский плач, несущийся из вагонов.


ГЛАВА X
Игры в Северной Пальмире
(продолжение)

"Как выяснилось, во время вчерашней железнодорожной аварии в
окрестностях Северной Пальмиры никто серьезно не пострадал. Машинист и
его помощник отделались несколькими ушибами. У одного из пассажиров
легкое сотрясение мозга".

"Вифиния приветствует прибытие военных кораблей Империи в Византии".

"Акта диурна", 5-й день до Ид мая1

I

На вилле Аполлона не спали.
Свет из окон золотыми прядями ложился на ступени - то золотая полоса, то лиловая тень. Летиция стояла у двери в одной ночной тунике босиком. Рядом Ольга. Квинт поодаль.
Элий обнял Летицию. Обнял как-то механически - радости по поводу возвращения не было. Была только память о пережитой боли и какая-то удивительная пустота в сердце, в мыслях. И еще ему хотелось, чтобы Логоса не было рядом. Но Логос был и требовал к себе внимания.
- Говорил же, что верну Элия! - хвастался юный бог, будто ему самому было сейчас пять лет. - Летиция, ты можешь меня похвалить.
- Спасибо, Логос.
- Нет, нет! Не так! Погладь меня по голове. Я хороший мальчик, не так ли? - И он наклонился, чтобы ей было удобно гладить его ярко-рыжие кудри.
- Иди спать как хороший мальчик. - Летиция улыбнулась через силу. - Пусть Морфей пошлет тебе хорошие сны.
- Э, старина Морфей забыл обо мне и ничего не посылает - ни единого сна. Я сам сочиняю свои сны, а это так утомительно. - Логос сокрушенно вздохнул и отправился наконец в спальню.
- Мне он не нравится, - шепнула Летиция. - Он слишком глуп для бога.
- Это точно! - согласился Квинт. - Проснемся поутру и начнем плакать, как дети, и будем ползать по полу и мочиться под себя.
- Я прослежу, чтобы он не выходил из комнаты, - сказал Элий. - Все равно я не засну.
Он сомневался, что это поможет. Разумеется, Логосу он отведет дальнюю комнату во флигеле - в том, что не горел. А сам Элий расположится на террасе - охранять сон остальных. Но как охранять? Стены дыханию Логоса не помеха.
Ночью Летиция, проснувшись, вышла на террасу, увидела, что Элий что-то пишет. И не удивилась. Подошла сзади, обняла его за шею. Он поднял голову, поцеловал ее в губы, хотел вернуться к своим бумагам, но она не позволила.
- Ты пил воду из колодца? - спросила строго.
- Что? - Он не понял - мысли его были заняты другим.
- Ты пил воду из колодца Нереиды?
- Да. Но что тут такого?
- Колодец дарует знания. Так что ты узнал такого особенного?
- Клянусь, ничего.
- Не может быть. Либо ты скрываешь, либо и сам не понял, что же открылось тебе там, в колодце. Или ты скрываешь свое открытие от меня. Как всегда.
Она шутливо погрозила ему пальчиком и ушла спать.

II

На рассвете Элий отложил исписанные за ночь страницы и вышел в сад. После бессонной ночи голова гудела. Весь мир приобрел другие очертания, другие краски. Деревья были розовыми, трава - голубой, и вся во влажной росе. На рассвете мраморные статуи казались живыми. С ними можно было говорить. Иногда они советовали дельные вещи.
- Ты устал, тебе надо отдохнуть, - шептала мраморная Венера, примеряющая позолоченную сандалетку на свою крошечную ногу. В лучах рассвета мраморное тело богини казалось по-человечески розовым и теплым.
- Сражайся, сражайся! - советовал Марс-Градив, потрясая мраморным мечом.
Им, богам, хорошо говорить! Ведь они блаженны и вечны и не ведают, что такое усталость. А он, Элий, так устал. Он только теперь понял, что изгнание - это непомерная усталость.
Тем временем Логос проснулся и вышел на террасу. Он увидел раскиданные на столе листы бумаги. С любопытством ребенка он схватил первый попавшийся и стал читать. Одну страницу, потом другую. Записки его увлекли, он читал и хлопал в ладоши и бил себя по ляжкам, потом хватался за голову и клочьями выдирал рыжие волосы и бросал их на пол.
- Замечательно! Как замечательно! Логос, ты только послушай! - восклицал он, как будто не он был Логосом, а кто-то другой, и присутствовал сейчас на террасе.
"Справедливость недостижима. Люди лишь мечтают о ней и стремятся к ней, как температурная кривая стремится к абсолютному нолю. Но цель недостижима. Чуть-чуть лучше, чуть-чуть добрее, но все равно слишком далеко от абсолютной справедливости. Достичь ее можно лишь в неподвижности и смерти. Справедливость - абсолютный ноль. Ибо любое движение подразумевает несправедливость. Что же делать? Научиться ее сносить? Или кричать? Или забыть о ней? Или перестроить весь график нашей жизни и провести новую прямую, куда выше прежней, к которой и стремиться всей душой? Но как назвать ее, как вычислить, определить?"
Элий остановился в дверях и слушал, как Логос читает вслух его собственные записи.
"Элизий не привлекает меня. Я как человек, что всю жизнь пестовал свой сад на каменистой почве, растил деревья, ухаживал, обрезал и поливал, любовался выращенными розами, утром бежал глянуть, каков распустившийся на новом кусте бутон. Что он получит в Элизии? Уже готовый сад на тучной и пышной почве. Да будет ли тот сад ему интересен? Радость растить, творить, противостоять - будет ли она дарована в Элизии?"
"Мне мнится, что помню я некую жизнь Гая Гракха, прежнего моего воплощения. Но стараюсь я припомнить всю его жизнь и убеждаюсь с ясностью у что помню немногое - быть может, только то, что сохранилось в истории. Да не из книг ли я взял эти события? А моя убежденность, что прежде душа моя принадлежала Гракху, - лишь плод моей фантазии? Но пусть, пусть я помню жизнь Гракха не из книг. Все же это лишь некий кусок его жизни. Несколько фактов из огромного их числа. Получается, что для последующей жизни сохраняются лишь отдельные куски. Остальное восполняет Лета, достраивая утраченное иллюзией и ожиданием нового. Итак, не предположить ли, что и мир наш - лишь фрагмент прежнего мира, многие части которого утрачены и заменены новыми? Вот откуда много загадочного, необъяснимого, вот откуда вечные наши фантазии, которые не могут воплотиться, ибо утраченные страницы не дают нам доступа к этим тайнам. А сами мы являемся не сочинителями, но лишь читателями".
Логос сделал паузу и задумался. И глубоко вздохнул. Элий схватился за голову - ибо тут же нестерпимая боль иглой пронзила висок. "Не смей!" - хотел крикнуть он, но не смог, ибо позабыл, как произносятся эти слова.
Он больше не слышал того, что читает Логос. И не знал, что тот прочел, - ибо начисто позабыл все написанное, хотя, прежде чем написать, раз за разом проговаривал будущие страницы в уме.
Придя в себя, он услышал, как Логос читает:
"Несчастья обрушиваются на человека. Стойко переносить их - считали стоики добродетелью. Переносить ли? Или противостоять им? Человек должен постоянно умалять зло. Выбирая, должен выбирать то, что умаляет зло".
Летиция заглянула на террасу, хотела о чем-то спросить, но Элий приложил палец к губам, и она промолчала.
- Ах, то что я искал ... умалять зло... замечательно... - прошептал Логос и вновь вздохнул тяжело.
И опять боль пронзила Элию виски. Летиция тоже схватилась за голову и закричала.
Туман плыл перед глазами, и будто издалека Элий слышал голос Логоса:
"Мне кажется, что с каждым днем глупость все более и более торжествует в мире. Еще несколько лет назад откровения Бенита вызвали бы только смех. А теперь они вызывают восхищение. Почему? Как будто некие уста вдыхают и забирают разум из мира" .
Вер оглянулся, увидел друга, вскочил, бросился к нему, стиснул руку изо всей силы, потом бухнулся на колени:
- О, благодарю! Ты для меня написал это! Благодарю! Благодарю! Я счастлив, я буду все это читать и читать. Я выучу наизусть.
- Вер, я писал это для себя.
- Неважно. Все равно благодарю. Это замечательно.
Вот послушай:
- "Что такое доброта? Жалость? Умение противостоять злу? Или умение предотвращать зло? Скажу так: доброта - умение умалять зло". Вот-вот, это я буду повторять повсюду - умение умалять зло! Ведь это же здорово.
- Я пишу эту книгу для себя, - повторил Элий.
- Но она нужна мне, мне! Мне нужны хотя бы чужие мысли, раз у меня больше нет своих.
Элий забрал у него рукопись. А Логос продолжал стоять на коленях, будто забыл, что надо подняться.
- Ты назвал книгу "Размышления". Как назвали записки Марка Аврелия. Так нельзя, возникнет путаница.
- Я не собираюсь книгу публиковать. Эти записи - для меня. Чтобы лучше понять и разобраться.
- Все самое лучшее пишется для себя - я-то знаю.
- Уходи отсюда, - сказала Летиция, шагнув вперед и расставив руки, будто заслоняла собой Элия и силилась защитить.
- Что? Куда уйти? Зачем? - Логос обиженно надул губы, как ребенок.
- С каждым вдохом ты забираешь у нас частичку разума. Чем глубже твой вдох, тем больше разума ты отнимаешь. Ты же это чувствуешь! Чувствуешь и крадешь потихоньку. И воображаешь, что люди не заметят. Лишь потому, что ты - бог.
- Но я выдыхаю, старательно выдыхаю все назад! - Логос наконец поднялся с колен. - Вот, гляди! - И выдохнул.
Элий почувствовал легкое головокружение и вспомнил все, что написал в эту ночь. Но вспомнил отстраненно, как чужой текст, написанный вовсе не им.
- Ты выдыхаешь меньше, чем забрал. Ты, бог, отнимаешь у людей, - продолжала наступать на Логоса Летиция, сжимая кулаки.
- Да нет же, нет, - затряс головой Логос. - Может быть, каплю. Самую малую каплю. Вдыхаю, упорядочиваю и...
- Ничего ты не упорядочиваешь. Ты просто отнимаешь, причем самое лучшее. Если ты останешься с нами надолго, мы все отупеем.
- Нет, нет, я не буду делать глубоких вдохов. Я постараюсь. Буду осторожен. Куда ж мне идти без вас? Куда? - Губы его дрожали - он чуть не плакал.
Рядом с Логосом теперь было страшно даже стоять. И все же Элий обнял друга за плечи:
- Выйдем в сад и поговорим.
- Да, да, поговорим. Я буду делать очень короткие вдохи, я постараюсь.
Логос выскочил с террасы бегом, кинулся через сад, прикрывая лицо руками. Элий нагнал его уже в дальнем конце дорожки у ограды. За оградой простиралось поле, а посреди поля росло несколько могучих дубов. Элий остановился, не доходя несколько шагов.
- Раньше такого не было. А сейчас все сильнее и сильнее, - признался Логос. Он прикрывал ладонью рот, и голос его звучал невнятно. - Я не знаю, что случилось. Я, Логос, обнимающий весь мир, забираю разум из мира. А должен был нести его людям. С каждым моим вздохом мир должен был насыщаться разумом. А он глупеет и глупеет. Даже ты это заметил. Даже Летиция! Подожди, не прерывай меня! Но я-то при этом не становлюсь умнее, вот что странно. Я тоже глупею. Логос - и уже почти идиот. Восхищаюсь чужими мыслями. Я - глупее тебя, человека! Что-то не так, но не знаю - что. Или знаю? Вчера знал. Или не вчера? Но когда? Я, бог Логос, веду себя, как человек.
Он замолчал, ибо и сам почувствовал, что в ту минуту сказал что-то очень важное.
- Повтори, - попросил Элий. Он тоже почувствовал: есть какое-то слово. Ключ. Но он пока не знал - какое.
- Я, бог Логос, как человек...
- Как человек... бог, как человек, - повторил Элий, и усмешка тронула его губы. Вот и вся отгадка. Логос, как человек. А он Элий - как бог. - А я как бог, - сказал он вслух. - Сражаюсь с богом. Решил победить там, где ты проиграл. Но Сульде лишь посмеялся надо мной. Я все время пытался быть богом. А ты играл роль человека. Мы с тобой поменялись ролями. Как все просто.
- Да, да, - подхватил Логос. - Но у тебя не было сил, а у меня их было слишком много. И я стал отнимать, вместо того чтобы давать. Суть моя - суть бога, и она, не находя применения, поглощает и тебя, и мир вокруг. Коллапс разума.
Почудилось Элию, что меж ними установилась невидимая связь. Будто вышли они на арену, но не друг против друга, а против общего врага. Будто Элий должен сражаться первым номером. А Логос - его тертиарий. Но ведь так всегда и было: Элий - первый, а Вер - за его спиной. Человек сражается, а бог стоит у него за спиной. Как говорят гладиаторы? "Главное, не каков ты, а кто у тебя тертиарий". Странный, никогда ни в одной битве не испытываемый восторг охватил Элия. Будто только и ждал он именно этой битвы. Этой - и никакой другой. Они не могли проиграть, потому что если он, Элий, пропустит удар, Логос парирует и победит.
- Я понял! - закричал Логос и засмеялся. Он смеялся, и слезы текли по его щекам. - Все так! Но это следствие, не причина. Я все понял! Ты погрузился в колодец, не отведав амброзии. А этого ни в коем случае нельзя было делать. Ведь ты не пил амброзии, Элий?
- Воды в колодце не было, когда...
- Да, не было, когда ты спустился! - оборвал его Логос. - Но она была, когда ты выходил. Ты купался в ней, ты ее пил. Вода колодца дарует знание, но отбирает жизнь. Ты наглотался волшебной воды. Любой другой мгновенно умер бы там, у колодца. Но ты не мог умереть - желание защищало тебя. И, чтобы ты остался в живых, я отдал часть своей божественной сущности тебе. И часть твоего, человеческого, перешла ко мне. Поэтому ты стремишься играть роль бога, а я хочу быть человеком. Ты все время хватаешь волка за уши, но рассчитываешь не на человеческие силы - на божественные. На то, чего у тебя нет и быть не может.
Получается, человеку достались по воле Фортуны два осколка божественности: неисполнимое желание и влага колодца. По мечу в десницу и шуйцу. И вот он сражается этими двумя мечами и надеется победить. Но сражается не с противником, а сам с собой. А ведь он был уверен... Но можно ли быть уверенным? Человеку неизвестно его предназначение. Еще старик Гомер знал этот парадокс. Элий вдруг рассмеялся коротким нехорошим смехом:
- А ведь я осуждал Триона точно за то же. Абсолютно, - выдавил он. - Он вообразил себя богом. И я... Я тоже...
- Все схожее на самом деле несхоже. Даже остатков моего разума хватит, чтобы это понять. Трион хотел быть богом, а труд его был человечьим. Ты же пытался взять на себя труды бога. Но хотел быть человеком. Он ошибался в цели, ты - в средствах.
- Но где я ошибся - понять не могу. Подумай, Вер! Для спуска в колодец сам бог Фавн дал мне камень. Камень, в который был заключен панический ужас. Ведь я не мог ошибиться, если бог подсказал мне, что надо делать? Так ведь?
- И что ты сделал с камнем?
- Я бросил его в колодец, и вода испарилась.
- Ты сказал - Фавн.
- Ну да, Фавн, или Пан, сын Меркурия.
- Погоди, не забывай этот факт. Он очень важен. Я забуду, а ты - не забудь.
- Это ты погоди. Мы не о том болтаем. Совершенно не о том. Я взял частицу у тебя, ты - у меня. А теперь возьми назад свое. И верни то, что досталось тебе, - Элий говорил с холодной решимостью.
- Я могу, да... Но... если не получится? Если... Что тогда? Ты не погибнешь, но...
- Не спорь. Не хочу больше играть чужую роль - это слишком тяжело. Пора исправлять ошибки. Попробуй, Вер! И станешь не олимпиоником1, но Олимпийцем.
- Нам придется играть в странные игры.
- Сражаться, - поправил Элий. - В этих играх только сражаются. Я не знаю, может, и не было никакой ошибки. Была дорога. Я по ней шел. Куда бы они ни вела - шел, и если падал, то поднимался. Назад не вернуться. Вновь дорогу не пройти. Так делай то, что скажу я. И не спорь. Ты - бог, не спорь со мной, человеком. Бери свое, божественное, и уходи.
- Взять нетрудно, - пробормотал Логос. - Взять только свое - тут нужно ювелирное искусство. - Он положил руку на плечо Элия. - Но я не подведу. Я - отличный тертиарий, ты же знаешь.

III

Летиция увидела вспыхнувший над садом белый свет и замерла. Потом кинулась бежать со всех ног - к Элию. Тот сидел на скамье, сжав руками виски.
Она хотела окликнуть его и не могла. Элий услышал ее шаги и поднял голову. Лицо у него было белое, губы дрожали.
- Пора возвращаться, - прошептал он. - Домой.
Он оперся на ее руку, и они пошли назад, к дому. Ей показалось, что в этот раз он хромает куда сильнее обычного.


ГЛАВА XI
Игры в Северной Пальмире
(продолжение)

"Пока Чингисхан занят борьбой с Империей Си-Ся, Рим имеет возможность
защитить свои интересы в Вифинии. Эта бывшая римская провинция,
ставшая на время независимой, вновь войдет в состав Римской Империи.
Отдельные военные части сепаратистов пытаются оказать сопротивление. Но
их силы малочисленны и разрозненны. Отныне Боспор Фракийский
находится под полным контролем Рима".

"В ухудшении отношений между Римом и Новгородом Великим виноват
бывший Цезарь, именующий теперь себя Элием Перегрином".

"Напрасно Альбион протестует против действий Рима в Вифинии".

"Национализированы заводы судовых двигателей компании "Кар" в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.