read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



I

Внешне "Гай" был спокоен. Он всегда спокоен. Холоден. Даже улыбается. Но эта улыбка не сулит ничего хорошего. Туллию любезность "Гая" обмануть не могла.
- Зачем ты велел мне уйти? Никто не догадывался, что я работаю на "Целий". Или ты решил, что за ним больше не нужно присматривать? - Никогда прежде Туллия не позволяла себе разговаривать с "Гаем" таким тоном.
- Ты не должна была мешать Маргарите!
- О боги! Маргарита! - Сколько презрения было в возгласе Туллии. - Ничтожество.
- Дочь Руфина.
- Я знаю. Но как глупа! Неужели она станет Августой? Он сбежит от нее через три дня.
- А еще через два вернется. И она не посмеет его упрекнуть.
- Зачем это нужно?
- Их брак даст устойчивость Империи.
- Значит, мой уход был запланирован.
- Рано или поздно.
- Ты ничего об этом не говорил.
Они сидели в маленьком домике на окраине Аквилеи. Эта тайная квартира "Целия" служила убежищем Туллии, после того как она бежала с Крита. Впрочем, не ей одной. После захвата Рима патронами римского народа верхушка "Целия" перебралась сюда. В Вечном Городе остались лишь тайные агенты. "Целию" удалось вывезти часть наиболее важных документов, а остальные сжечь - мятеж "патронов" не был для них неожиданностью.
Туллия улыбнулась, представив, какой переполох вызвал столб дыма над "Целием" в Лондинии и Бирке. Они даже привели войска в частичную боевую готовность.
- Хочу заметить, ты ушла несколько топорно. Неужели он поверил, что тебя сожрал Минотавр? - продолжал свой допрос "Гай".
С годами "Гай" ничуть не изменился. Разве что взгляд сделался холоднее, а губы - еще тоньше. Но стать у него была по-прежнему, как у тридцатилетнего, а походка оставалась мягкой, кошачьей и, если надо, совершенно бесшумной.
- Может, и не поверил. Но это неважно. Я ушла и даже предложила "версию" своего ухода.
- А впрочем, - "Гай" задумался, - ты можешь вернуться к нему после. Почему бы и нет?
- После чего?
- После того как он женится на Марго.
Туллия задумалась. Не над тем - нравится ли ей предложенная роль. Она думала, насколько решение целесообразно.
- А если он догадался, кто я?
- Он не мог догадаться. Или ты мне не все рассказала? - "Гай" насторожился.
- Все, - отвечала она.
- Ты лжешь. - Обмануть "Гая" ей еще не удавалось. - Кто-то тебя раскрыл. Кто?
- Квинт Приск, - сказала она неохотно. - Боюсь, он мог догадаться. Хотя у него и не было никаких данных. Но у него нюх. Он же в прошлом тайный агент префекта претория. Мне показалось... Да, теперь я уверена, он заметил, как я разговаривала с Дионисием на набережной.
- Квинт, - "Гай" повторил это имя совершенно бесстрастно. И Туллия поняла, что "Гай" взбешен. - Он всегда совал свой нос куда не надо. Ну что ж, тебе придется с Квинтом договориться. Потому что устранять его сейчас уже не имеет смысла.
- Заставить его работать на нас? - предложила Туллия.
"Гай" с сомнением покачал головой:
- Вряд ли... Мы должны заключить что-то вроде дружественного нейтралитета. Хотя... боюсь, он все уже рассказал о тебе ему.
"Уж больно хорошо "Гай" знает Квинта, - подумала Туллия. - Но почему он не предупредил меня, что этот человек так опасен?"
- По нашим данным, монголы собираются напасть на Киевское княжество. И, если варварам повезет, они пойдут дальше, на Москву.
- Но все вестники пишут, что варвары двинутся из Готского царства на Дакию.
- Вестники... - презрительно фыркнул "Гай". - Разумеется, они пишут про Дакию, если "Целий" сливает в их клоаку эту информацию. Ты должна поехать к Постуму и предупредить императора: пусть не вмешивается. Если монголы увязнут на востоке, мы можем выиграть год и собраться с силами. Император ни в коем случае не должен помогать гиперборейцам. Пусть разбираются с варварами сами.
- Сомневаюсь, что Постум меня послушает. Особенно теперь.
"Гай" понимающе кивнул:
- Элий... Не бойся. Тебе он не помеха.
Спорить с начальником - дело бесполезное. Элий, разумеется, ни при чем. Но почему-то "Гай" воображал Постума игрушкой, которым вертеть легче легкого. То императором управляет Бенит, то Туллия подсказывает, теперь Элий решает, что и как. Но "Гай" ошибался, как и многие другие.

II

Воевать с Бенитом было куда проще: маленькие уловки, шпильки, насмешки. И победа всякий раз оказывалась маленькой, но легкой. А поражения - ведь бывали и поражения - не слишком огорчительными. Сейчас правила иные: Постум сражается за целый мир. И может проиграть все. А мир не хочет ему подчиняться.
Юному императору порой казалось, что он ослеп. То есть не видит почти ничего - лишь какие-то кусочки, фрагменты. Мир утратил цельность: Август больше не мог охватить его весь, как прежде. Будто смотрел не с высоты, а из ямы. Власть - яма? Видимо, так. Ему все время хотелось задирать голову и смотреть вверх.
И никто не может помочь, подсказать. Все подсказки не стоят и асса. Даже Элий не может. Трибуны и префекты заседают в принципарии с утра до вечера, спорят, кричат. Каждый доказывает свое. Но последнее слово за императором. И он не имеет права ошибиться. Данные разведки говорят о том, что монголы вот-вот нанесут удар по Киеву - на фотоснимках, сделанных с высоты семи миль, отчетливо видно, где собираются в кулак силы монголов. Но ровно столько же шансов, что они повернут на запад - на Дакию...
За прошедшие дни кое-что удалось сделать. Если бы Постум составил список приобретений, он бы выглядел так:
Три Германских легиона (общая численность чуть более пяти когорт), явившихся по своей инициативе, но якобы по указанию Бенита.
Послание Большого Совета.
Авиалегион "Аквила".
Послание Альпиния с просьбой разрешить набрать в Галлии три новых легиона.
Послание Альбиона с поздравлениями императору по случаю возвращения всей полноты власти.
Когорта ветеранов-добровольцев "Боудикка" из Альбиона под командованием бывшего префекта вигилов Курция.
Бронетанковая когорта из Моравии.
Заверения Луция Цезаря в самых дружеских чувствах. Девять когорт преторианской гвардии.
Сообщение, что второй Парфянский легион фактически блокировал Вечный Город. Специальный легион быстрого реагирования.
Послание от императора Ямато [Ямато - Япония.] с заверением в самых дружеских чувствах.
Два Данувийских легиона - неукомплектованных, но вполне надежных.
Когорта добровольцев под командованием Неофрона.
Ярмарка. Карнавал. Сатурналии. Кто слепит воедино эти осколки? Кто создаст из них боеспособную армию? Кто?
- Какие сообщения из Киева? - спросил немолодой грузный человек, начальник принципария, назначенный Рутилием три дня назад. Имя у него знаменательное - Камилл [Согласно легенде, Камилл освободил Рим от галлов.]. Когда-то Камилл служил в преторианской гвардии, потом закончил военную академию.
- Из Киева прибыл князь Изяслав...
- Брат Великого князя? - переспросил зачем-то Рутилий.
- Именно, - подтвердил Камилл. - Он утверждает, что монголы хотят идти на Киев. Он просит нас выступить. - И уточнил: - Умоляет нас выступить немедленно.
- Невозможно, - отрезал Рутилий. - Если мы двинемся на Киев - монголы ударят по Дакии. И остановить их уже никто не сможет. Дорога им будет открыта. Вплоть до самого Рима.
- Значит, мы должны оставить наших союзников в одиночестве, как бросили царя Книву? - спросил Элий.
- Мы можем выступить, - заявил Камилл. Постуму показалось, что последние слова Элия уязвили начальника принципария. - Но не на Киев. А в Дакию. Монголы будут думать, что мы лишь обороняем рубежи Содружества. Если они двинутся на Траянову землю [Траянова земля - Дакия.] - мы их встретим. А если на Киев...
- А если на Киев? - повторил император.
- Тогда мы тоже двинемся наперерез. И успеем их опередить. На границе с Готией у Киевского князя стоит шесть легионов. У Желтых вод - лагерь Двенадцатого Молниеносного. Вернее, там то, что от него осталось. Вместе с уцелевшими готскими когортами можно наскрести около легиона...
- А если мы их не опередим? - спросил легат Двадцатого легиона. Он был сторонником обороны.
"Стоять на месте. И никто нас не собьет с исходной позиции!" - он повторял к месту и не к месту.
- Дороги и мосты, - сказал Рутилий. - Если монголы их перережут, мы никуда не успеем.
- Тогда пусть князь Изяслав даст разрешение нашему Специальному легиону перейти границу, - предложил Камилл. - Задача спецов - коммуникации.
- Гиперборейцы сами захотят контролировать дороги, - предположил Постум.
- Я больше полагаюсь на наших ребят.
- Хорошо, если Киев хочет помощи, пусть дает разрешение, - решил император.
- А может, монголы вообще никуда не пойдут, - заявил легат Двадцатого. - Ведь они отправляются в поход зимой. А сейчас лето.
- Раньше они воевали зимой, - уточнил Элий. - На лошадях. А на танках все же удобнее передвигаться летом.
- Итак. Решено. Выступаем, - сказал Постум. - Немедленно. В Дакию. И ждем следующего шага монголов.
- Я бы не рисковал, - пробурчал легат Двадцатого. - Если варвары займутся Киевом и Москвой, мы получим год или даже два.
- Мне не нужны год или два, - заявил император. - Победа мне нужна сегодня. Немедленно.

III

Конь не мог устоять на месте, он рвался, будто был облаком, и ветер, толкавший его в грудь, мог унести его за собой. Непоседливый конь. Да и не мудрено. Восемь ног. Слейпнир! Знаменитый скакун самого бога Одина! Эй, Логос, ты слабо натягиваешь повод, тебе не удержать такого скакуна.
Не проиграй во второй раз свой бой, юный бог! В отличие от остального мира разум слишком юн. Но старость еще не означает мудрость, небожители и жители Земли! Ваша мудрость - всего лишь страх. А юность - умение взять нужный разбег. Так беги, Слейпнир, и знай, что в этот раз тобой правит не Война, а Разум.
Беги и помни, что я не могу проиграть.
"Земля для богов и людей!" - вот мой девиз.
Для богов и людей. А не для одного повелителя, пусть рабы и кличут его Ослепительным.
И конь понесся. Он летел среди облаков, разрезая воздушные потоки грудью.
"Славься, император! Идущий на смерть приветствует тебя!"


ГЛАВА III
Игры римлян против варваров
(продолжение)

"Киевское княжество вот-вот падет..."
"Акта диурна", 7-й день
до Календ августа [9 июля.].
Выпуск подготовлен
в Медиолане

I

"Мне нужен конь - и в атаку", - мысленно повторял Постум и злился на Рутилия. Злился, потому что знал, что не исполнится, - не будет никакой атаки, а уж тем более кавалерийской. Император будет сидеть в новом принципарии близ Корсуни и наблюдать за ползанием по равнине стальных консервных банок, набитых человеческой плотью. То есть это ему будет казаться, что он наблюдает, а на самом деле он ничего не увидит. Сейчас он видит только бетонные стены и слышит, как адъютанты докладывают обстановку Рутилию. Легат подтянут и чисто выбрит. Он даже не потрудился надеть полевую форму - по-прежнему в красной тунике и сверкающем броненагруднике. И шлем позолоченный. Вот позер...
Адъютант Рутилия, годами ровесник императора, наложил кальку на полотнище карты и красным стилом аккуратно вычерчивал стрелки. При этом он склонил голову набок от усердия. Казалось, ему нравился сам процесс рисования стрелок. Сколько жизней за каждой стрелкой? Десять тысяч? Двадцать?
- Противник наступает по Готской дороге. Киевские когорты вошли в соприкосновение с противником... - докладывает трибун разведки Рутилию.
Адъютант тут же начал чертить новые стрелки.
- Передайте приказ Двенадцатому: отойти через мост и мост за собой взорвать. - Рутилий разглядывал только что нарисованные красные черточки. - Мост неповрежденным не отдавать противнику. Ни в коем случае.
Постум вышел из принципария. Рутилий даже не повернул головы. Наверное, он не заметил, что императора уже нет рядом.
Все-таки монголы двинулись на Киев.
Захватив мосты через Борисфен неповрежденными, они ударили сразу с двух сторон. Две танковые тьмы, форсировавшие Борисфен у Херсонеса, смяли оборону киевских легионов и вышли гиперборейцам в тыл. Всего пять дней понадобилось варварам, чтобы замкнуть стоящие на границе легионы в кольцо. Киевские дружины огрызались, пытались прорвать окружение, но безуспешно. Судьба их была решена. А монголы двинулись по правому берегу Борисфена на Киев. Они считали, что перед ними - лишь ровная степь и остатки Двенадцатого Молниеносного легиона. Этот недобитый легион их буквально притягивал. А что мог выставить Киев? Лишь плохо обученное ополчение, которое разбежится после первого удара. Великому князю ничего не оставалось, как бросить в бой свой резерв - Личную дружину.
Эти известия Постум получил, когда римляне только-только пересекли Киевскую границу...
Все же римляне успели подойти к Желтым водам прежде монголов.
Крот и Гепом сидели в пятнистом внедорожнике. Крот спал. Он мог спать где угодно. Два здоровяка-преторианца тоже дремали на заднем сиденье. Преторианцы тут же проснулись и приветствовали своего императора.
- Едем, - приказал Постум, садясь в машину. Надел бронешлем, затянул ремешок.
- Куда? - поинтересовался Крот.
- Вперед. По Готской дороге. Через мост.
Зачем? Приказ Двенадцатый Молниеносный получит через минуту-другую. Переправляться на ту сторону - безумие. Ведь мост могут в любой момент взорвать.
Но Постум знал, что должен ехать. Крот не протестовал. Они поехали. Сейчас он заберется на ближайшую высоту, остановится, расправит плечи и...
Они ехали по зеленому лугу, и на пути - две стоящие неподвижно коровы. Обе черные в белых пятнах. Справа кирпичная ферма, за ней - небольшая вилла. В траве - оглушительный треск кузнечиков. Он смешивался с дальним рокотом. Бой, как гроза, приближался с юго-востока.
Постум видел, как горели где-то за рекой деревни. Черные столбы дыма в чистом небе поднимались почти через равные промежутки.
Только сейчас, сидя рядом с гением помойки, император заметил, что у Гепома отросли клыки. Они торчали изо рта, не давая губам смыкаться. Из-за этих звериных клыков Гепом стал говорить невнятно.
- Что с тобой? - изумился Постум.
- Метаморфирую. Желтые воды...
- От желтой воды? Ты ее пьешь?
- В этих местах железные... уды выходят на пове...х...но... сть... - Гепому было никак не выговорить последнее слово из-за клыков. - И... ядом с железом у... ан.
- Радиоактивность? Повышенный фон?
Гепом кивнул.
"Значит, и я могу... - гениальная четвертушка Постумовой души содрогнулась. - Стать иным... способным неведомо на что..."
- Через реку я не поеду, - заявил Крот и остановил машину на обочине.
Здесь проходил когда-то старинный торговый тракт. А теперь - автомагистраль и севернее - железная дорога. Впрочем, железнодорожный мост был уже взорван. На правом берегу Желтых вод срочно возводились укрепления.
По Готской дороге уже тянулись отступающие центурии Двенадцатого Молниеносного. Усталые люди, все в поту и пыли, они едва волочили ноги. Пыль покрывала их лица, одежду и оружие ровным слоем, будто кто-то нарочно обсыпал легионеров мукой из огромного мешка. Неужели эти ребята могли кого-то сдержать? Парень без броненагруднника и шлема волок на плече снятый с танка пулемет, подложив под металл свою грязную тунику. Несколько бронемашин застряло в людском потоке.
Постум забрался на капот внедорожника, поднес к глазам бинокль. Сейчас должны взорвать мост. На той стороне появилась кавалерия. Монголы? Лошади шли галопом и скрылись в овраге.
И вдруг грохот - будто небо взорвалось и небосвод камнями посыпался на землю. И вой, вой, разрывающий тело на куски, сводящий с ума. Постум слетел с машины в траву.
Он знал, что это воют сирены штурмовиков, идущих в атаку. И чем выше скорость самолетов, тем громче вой. Знал, но ничего не мог поделать с собою. Он примитивно трусил. Рот пересох, противный холод пятном лишайника разросся меж лопаток. И колени тряслись. Да, да, колени тряслись. На арене Колизея не было ничего подобного. Ни намека на страх. Там был лишь жар в каждой клеточке тела и хмельное предчувствие победы. Там он был уверен, что останется невредим. И все казалось игрой. Тогда он верил в свое абсолютное фантастическое бесстрашие. А тут испугался. Услышал вой сирен собственных самолетов, увидел комья летящей земли - и уже готов упасть на четвереньки.
Но ведь он знал план операции. "Аквила" пока не должна вступать в бой. Она грянет с небес, когда основные силы варваров вступят в сражение. И вдруг - штурмовики. Значит, Двенадцатый и остатки готских легионов почти не оказали сопротивления. И чтобы прикрыть отступление, Рутилий досрочно бросил в бой авиацию.
Постум пытался представить, что же творится там, за рекой. Там, куда он мчался на своем внедорожнике. Откуда долетал непрерывный грохот, и небо над полем было расчиркано черными полосами едкого дыма. На мгновение он представил, что видит поле с высоты, а внизу - пятнистые коробочки, сбившиеся в кучу. Они испускают потоки черного дыма, будто хотят отравить все вокруг перед смертью. Другие упорно продолжают ползти. И между зелеными крупными тараканами мечутся уже совершенно крошечные букашки. Постум попытался развернуть машину и снизиться, чтобы прихлопнуть каждую броненосную тварь поодиночке. Но машина, вместо того чтобы плавно пойти вниз, дрогнула и стала падать камнем. Земля неслась навстречу с бешеной скоростью. Мелькали желтые и зеленые пятна, а противные тараканчики вдруг превратились в стальных чудовищ. А в кабине штурмовика все заволокло плотной пеленой, и стало нечем дышать. Постум открыл рот, чтобы глотнуть побольше воздуха, и наваждение пропало. Он вновь был далеко от схватки и в безопасности. Почти.
Постум посмотрел на своих спутников. Они почему-то не боялись: ни Крот, ни Гепом. И преторианцы не боялись. Постум сделал несколько глубоких вдохов и постарался сесть как можно прямее.
- Гляди-ка, одного подбили, - сказал Гепом и ткнул пальцем в летящий низко самолет, за которым стлался хвост густого дыма.
Самолет был римский - Постум разглядел нарисованных золотых орлов на его крыльях. Но только это был не штурмовик. Куда меньших размеров. И кабина герметичная. Разведчик. Самолет был уже у самой земли, шасси выпущены, пилот собирался сесть на поле.
- К нему! - крикнул Постум, сам не зная, зачем рвется к этой подбитой машине.
Спасти пилота? Может быть.
Машина проехала несколько футов и вдруг подпрыгнула, шасси сломались, будто игрушечные, самолет врезался носом в землю и взорвался. Постум выпрыгнул из внедорожника и кинулся к горящему самолету. Преторианцы за ним - то ли собирались помочь, то ли, наоборот, намеривались помешать императору совершить глупость. И тут стали взрываться боеприпасы. Пуля ударила одного из преторианцев в броненагрудник и пробила насквозь. Все, не сговариваясь, рухнули на траву. А над их головами свистели пули.
"Парень в самолете сгорит", - подумал Постум и заставил себя подняться.
Что-то мешало дышать. Что-то, давящее на горло и грудь. Заставляющее против воли гнуться к земле.
И тут Постуму показалось, что он слышит голос: "Сюда!"
Голос был слаб. Какой-то не мужской, а как будто женский или детский голос. И он вдруг вообразил, что там, в самолете, в самом деле ребенок. И пополз. А потом вскочил и побежал, пригибаясь. И вот он уже рядом с кабиной, откинул фонарь. Ухватил авиатора за куртку и рванул из кабины.
- Сейчас закончится. Сейчас все закончится... - бормотал он. А что должно закончиться - не знал. Он тащил парня за собой, а меч на боку ужасно при этом мешал. Так же, как и алый плащ, обшитый золотой бахромой. Ему почему-то чудилось, что плащ горит. Зачем он надел этот дурацкий плащ? Чтобы какой-нибудь монгольский снайпер мог его подстрелить и хвастаться, что убил императора Рима?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.