read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ты все же безумец, Хедин, - покачала головой Сигрлинн. - Дерзкий, удачливый... Но все же безумец.
- Думаешь, я боюсь Детей Грома или сил Обетованного? - повернулся я к ней. - Думаешь, я не знаю, что с ними делать?..
Сквозь шум и визг, поднятый чудовищами Ракота, прорезался холодный свист эльфийских стрел. Каждая стрела несла смерть - и я знал, что сейчас драконы камнем падают в волны, в то время как их более удачливые или более ловкие собратья, уклонившись от холодно блестящих наконечников, насаженных на длинные тисовые древки, пытаются сблизиться с боевыми порядками Перворожденных на расстояние своего огненного дыхания;
призраки выдвигают перед собой щиты, принесенные из своих Миров, чтобы хоть как-то закрыться от губительных белооперенных стрел, каждая из которых пронзала по несколько иномировых бойцов Ракота. И пока еще ни один из эльфов не погиб.
Именно такой атаки и ждали от нас хитроумные предводители войска Перворожденных, пришедшего под стены Хединсея. Старшим Детям Творца было прекрасно известно содержимое арсеналов Тьмы. Я чувствовал их спокойную уверенность и сделал Ракоту знак остановить натиск.
- Ты уверен в том, что делаешь, Хедин?! - поразился мой друг.
- Похоже, ты еще не совсем безнадежен, - сквозь зубы процедила Сигрлинн.
Шум сражения за стенами внезапно стих, и в наступившей тишине мы услыхали торжествующие крики Перворожденных. Вялость нашего наступления придала им уверенности. Наверняка они уже предвкушали скорую и легкую победу.
Слуги Ракота поспешно отступали, спасаясь от метких эльфийских стрел; я ощутил движение мысли предводителя эльфов: пользуясь своей магией, он настойчиво искал моего сознания, хотел что-то сказать, - но, проникнув глубже в его помыслы, я не обнаружил там ничего, кроме насмешки, и не стал говорить с ним. Все мои чувства умерли; желание избежать кровопролития казалось смешным и нелепым - эльфы не собирались щадить меня, хотя я не сделал им ничего плохого; и я приготовился показать им мою истинную силу, силу Мага, много веков поневоле оттачивавшего секреты самого страшного, самого убийственного колдовства.
Уже закружились в безумной пляске носители страха и паники, вызванные мной посредством сил Талисмана; уже грозно поползли со всех сторон к острову иссиня-черные тучи, прошитые багровыми молниями, предвещая кровавую бурю; усилился напор колдовских ветров, пришедших на мой зов с самых дальних границ Большого Хьёрварда, - когда я ощутил внезапную холодную струйку, скользнувшую по самому укромному, глубинному уголку сознания и разбудившую всепоглощающий давящий ужас.
Это подали сигнал тревоги Сторожевые Заклятья, отправленные нами с Ракотом к дальним пределам Хаоса. Перед моим мысленным взором начали разворачиваться причудливые картины мечущейся, постоянно меняющей очертания изначальной Ткани, когда-то положенной Творцом в основу всего Упорядоченного, однако на сей раз знакомая картина оказалась странно искажена. В крутящихся вихрях, среди замысловато переплетенных воронок возникали странные стянутости, провалы в непрерывном движении, нечто вроде областей совершенного, мертвенного покоя, где ничто не двигалось и ничего не происходило, где - ощущал я - прекратило движение само время, в водах Великой Реки возникли застойные области, и Драконы Времени взволновались, потревоженные столь серьезно впервые за многие тысячи лет своего безмятежного существования. В областях этого покоя умирало любое мое волшебство: никакое Заклинание Познания не могло пробиться в их пределы, чары бессильно гасли, не встречая на своем пути ни препятствий, ни отражатель-
ных барьеров - вообще ничего. Дорогу туда перекрывали силы несравненно более мощные, чем мои.
Внутренне холодея, я поднял глаза на Ракота. Владыка Тьмы стоял, и лицо его, обрамленное могучей львиной гривой иссиня-черных волос, показалось мне страшной маской ожившего мертвеца, вырванного из могилы ужасными заклятьями; глаза Падшего Мага вылезали из орбит, зрачки расширились, и я понял, что он чувствует сейчас то же самое, мы оба осознавали, что это конец.
Заклятья Познания, отправленные к самым границам ведомого нам Мира, принесли весть, которую и Ракот, и я ожидали в любой момент, но отчего-то совсем по-детски верили, что нас минует страшная участь, хотя Владыка Тьмы сам же и вызвал в наш Мир всеуничтожающую силу.
Сторожевые Заклятья предупредили нас, что Неназываемый одолел ранее неприступные для него барьеры и ворвался в пределы Упорядоченного, поглощая на своем пути ткань Реальности.
Обессиленный, потрясенный, оглушенный страшным известием, я рухнул в кресло.

ГЛАВА VII

"Он сказал: надо предупредить Брана?!" - ошелом-ленно думал Хаген, медленно шагая к Источнику Миров мимо замершего Ётуна и грозно нахмурившегося Хрофта. Ни Страж Источника, ни Отец Дружин не обратили никакого внимания на этот возглас, пропустив его мимо ушей;
хотя кто-кто, а Владыка Асгарда, сам отправивший Хаге-на к лесному отшельнику, просто обязан был встревожиться, услыхав это имя в таком месте и от такого существа, - Ученик Хедина всерьез сомневался, действительно ли он видит перед собой людей, или же это только искусная подделка под них.
"Что это может значить? Если Бран - действительно из числа обитателей этой деревни, то понятно, отчего Яр-гохор не имел над ним власти! Конечно! Почему же ни я, ни Учитель, ни Старый Хрофт - почему мы не придали этому никакого значения, когда я вернулся с Гнипахелли-ра?! Мы просто отбросили это, не сумев понять... Но что за люди живут в этой деревне? Как она вообще возникла в
таком месте?! Неужели это какие-то отборные слуги Молодых Богов - или, быть может, Орлангура с Демогорго-ном?"
Сапог Хагена уперся в неширокий бордюр, окружавший Кипящую Купель; голова чуть кружилась; вокруг Источника разливался странный дурманящий запах, и Хаген явственно ощущал страшное напряжение Магических Сил, стянутых на этом месте безжалостной рукой в тугой узел. Преодолевая дурноту, хединсейский тан заставил себя склониться над пенящейся водой. По поверхности бежали радужные пузыри, отчего-то не лопаясь. Хагену почудилось, что на их переливающихся боках он видит себя, крутые хединсейские обрывы, Учителя, склонившегося над моделью Мира в своем заклинательном покое, а затем он увидел пламя, рвущееся вверх из развороченных башен, расколотые бастионы, изрубленных воинов на камнях крепостного двора... Краткое видение промелькнуло и исчезло, оставив тяжкий осадок на душе тана; Источник предсказывал будущее, но кто мог знать, сколь истинно предсказание? Не спрашивать же об этом у Мимира!
- Бери же амулет, Хаген! - прогремел за спиной тана Старый Хрофт.
Рука в латной перчатке медленно коснулась бурлящей воды. Пальцы в первый момент обожгло, однако боль тотчас исчезла, стоило Хагену, преодолев себя, опустить ладонь поглубже. Во всем теле появилась странная легкость, точно и не осталось позади тяжелого боя, безумного поединка с Ночными Всадницами, последующей схватки с Мимиром и его подручными; уходила усталость, в утомленные мышцы вливались новые силы, однако Хаген ощутил и возмущение глубинных, изначальных, первоосновных магических начал, выведенных из равновесия внезапным вторжением существа, также несущего в себе зачатки родственных им сил. Где-то в иномировых безднах дрогнули несокрушимые опоры, так долго направлявшие бешеные потоки энергий в предназначенные для них русла. Тан вновь ощутил боль - теперь уже не в руке, но во всем своем существе, эта боль пронзала каждую частицу его тела, она усиливалась с каждым мгновением, кто-то настойчиво пытался заставить его повернуть назад; к боли прибавился страх, затем чья-то чужая воля попыталась овладеть его рукой; воспротивившись, тан не без труда заставил тело вновь повиноваться себе.
Локоть и предплечье скрылись под водой; целый сонм феерических видений ворвался в сознание Хагена, диковинные существа заплясали перед его мысленным взором; танцовщицы сказочной красоты и неземной гибкости извивались в сложных па причудливого танца; вокруг них вели нескончаемый хоровод звери, каких тан никогда не видел и о каких никогда не рассказывал даже Учитель:
единороги, грифоны, крылатые львы, пернатые змеи - все неописуемо красивые, с прекрасными многоцветными глазами, каждый взгляд которых пронзал тана до глубин сознания, и он невольно содрогался - такое неприятие насилия, такое умиротворение исходили от них и читались в их взглядах, что Хаген ощущал жгучий стыд за всю свою жизнь, посвященную войнам и разрушению.
Над удивительным хороводом склонялись темно-зеленые, с тонкими серебряными прожилками листья раскидистых деревьев, немного похожих на пальмы Южного Хьёрварда, но куда величественнее и соразмернее тех; ярко-алые комочки мелких птах перепархивали среди изящно изогнутых ветвей с гладкой, чуть поблескивающей корой... И над всем этим великолепием раскинулся золотистый купол небосвода, мягкий и теплый даже на вид.
Тан с трудом отогнал от себя эти мороки, отнимающие силы и злость, так необходимые в бою. Его рука погрузилась еще глубже, вода коснулась подбородка, и пальцы нащупали гладкий шар истинного амулета.
По ладони прошло легкое покалывание; медленно, очень медленно тан потянул вверх тяжелую сферу. Ее мерцание завораживало; и, хотя на первый взгляд эта гло-була ничем не отличалась от ложного амулета, захваченного таном и Хрофтом в Храме Ямерта, тан едва не выронил ее из руки, подняв над поверхностью, - амулет прямо-таки источал Силу, он был создан для повелевания ими; и потоки брызнувшей из амулета энергии едва не ослепили Хагена. Не в силах оторвать взгляда от чудесной вещи, заключавшей в себе ключ к власти над всем Упорядоченным, тан медленно поднялся на ноги. Он понимал теперь, что смутившие его минуту назад видения на самом деле были истиной - он смог заглянуть в мир Обетованного, ему открылось то, чего не видел еще ни один из Смертных за последние десять веков - лишь удостоенные особого внимания Богов герои последних войн с Ракотом, награжденные за свои подвиги вечной бестревожной жизнью в Обетованном. Мир этот потрясал, завораживал, околдовывал; никакой Маг не смог бы навести таких искусных, таких обольстительных видений, они просто не пришли бы ему в голову...
- Хаген!! Хаген, очнись, это я, Хрофт! - услыхал тан повелительный голос Отца Дружин. Золотистый туман, затянувший сознание, медленно рассеивался, тан вновь видел перед собой реальный мир.
Владыка Асгарда стоял вполоборота к Ученику Хеди-на, не спуская в то же время глаз с Мимира, так и замершего подле уроненного на траву топора. Древний Бог был тоже полон силы, того же происхождения, что и мощь амулета; но, пройдя горнило памяти Отца Дружин, эта сила стала теперь вдвойне погибельной для тех, кто когда-то создал ее. Исторгающий души Жезл валялся подле Хроф-та, с пренебрежением отброшенный в сторону: он исчерпал свои силы.
- Теперь вы довольны? - негромко и очень устало спросил Мимир. Старый Ётун медленно подобрал с земли свой топор и, волоча его по траве, побрел к Источнику. - Вы хоть понимаете, что теперь будет с Миром? Я стар, Хрофт, очень стар, я даже старше тебя, хотя ты, быть может, об этом и не подозреваешь. Я всегда думал, что не боюсь смерти - а вот сегодня понял, что ошибался. Как бы то ни было, я хочу жить.
- Я тоже боюсь смерти, - просто ответил Отец Дружин. - Хотя бы потому, что никто не может ответить мне, что тогда произойдет со мной, что произошло с моими сородичами после их гибели на Боргильдовом Поле - в пределах Упорядоченного я не нашел никаких следов, даже в Астрале; разве что они попали в Обетованное... И все же я иду в этот бой - почти без надежды победить. Так что у тебя нет выбора, Мимир. Если мы падем - не уцелеть и тебе; Молодые Боги припомнят тебе то, что ты отдал амулет без боя, хотя поставлен был его стеречь... Эх, Мимир! И куда девалась вся твоя мудрость, когда ты соглашался на эту унизительную для тебя роль сторожа? Я ведь чувствую, тут все устроено было так, что ты сам никогда бы не смог воспользоваться этими амулетами, не правда ли?
А теперь... - Хрофт внезапно изменился в лице, поспешно надевая снятый до этого шлем, - теперь ты хочешь исправить ту давнишнюю несправедливость?..
Мимир взревел столь страшным голосом, что, казалось, мог бы обратить в бегство все армии Обетованного;
бессильно волочившееся оружие вновь прорезало воздух над его головой. Брошенный с огромной силой каменный топор ударил в грудь Старому Хрофту.
Отец Дружин упал на спину; одним прыжком Мимир оказался подле него и, не тратя время на то, чтобы поднять топор, вцепился в горло Хрофта. Стальной хауберк, защищавший шею Владыки Асгарда, хоть и выкованный гномами, смялся под пальцами Стража Источника, точно пергаментный.
Не думая, не рассуждая, Хаген сделал то единственное, что ему оставили очень короткие мгновения, - точно простым булыжником, со всей силы швырнул амулетом Ямерта в голову Старого Ётуна.
Тяжелая глобула казалась сделанной из темного хрусталя; она вдребезги разнесла шлем Стража Источника, и Мимир как подкошенный рухнул навзничь, придавив Хрофта.
Хаген бросился стаскивать тяжелое тело с Отца Дружин; и Хрофт прохрипел, едва вздохнув:
- Амулет! Где... амулет?! - И голова его вновь бессильно запрокинулась.
А потом, придя в себя, он сдавленным от пережитого удушья голосом отругал Хагена за то, что тот кинулся помогать ему, вместо того чтобы первым делом подобрать бесценную глобулу. Мимир лежал без сознания, на виске зияла страшная рана - кости черепа были разворочены, на траву медленно стекала густая темная кровь. Можно было только поражаться стойкости гиганта - даже вся мощь истинного амулета Ямерта не смогла отправить его в небытие.
Отец Дружин, кряхтя и потирая грудь, склонился над поверженным противником, отодрал более чистый лоскут от его рубахи, как мог, перевязал рану.
- С ним все будет в порядке, не сомневаюсь, - выпрямившись и вытирая руку, сообщил Отец Дружин. - У Старого Ётуна голова крепкая, ее, говорят, не осилил в свое время даже Мьёльнир моего сына, хотя Тор всегда с пеной у рта доказывал, что никогда не сходился с Мими-ром в бою. Что ж, Хаген, нам пора. Надо возвращаться на Хединсей, твой Учитель нас наверняка уже заждался.
- Погоди, Хрофт, - остановил его тан, поспешно рассказав тому про свои подозрения насчет Брана Сухой Руки. - Надо задержаться и все это выяснить, - закончил он.
Все еще морщившийся от боли в груди Хрофт озадаченно почесал затылок, совершенно не обращая внимания на вновь подбирающихся к ним слуг Мимира.
- Да, Бран Сухая Рука - это совсем особая история, - наконец признал он. - Я и не подозревал, что он из их числа!.. - Он кивнул в сторону деревни. - Это ведь нечто вроде Селения Блаженных; здесь, я слыхал. Молодые Боги давали вечную жизнь тем, кто согласится стать кем-то вроде хранителей спокойствия среди Смертных людей. Хотя, признаюсь тебе, если это действительно так, то я не возьму в толк, чем тогда занимался Бран в своей глуши и для чего же тогда при Храмах жила такая огромная армия жрецов? Не знаю точно, на что они способны, эти Хранители, какими силами повелевают...
- Уж, наверное, немалыми, если их обходит стороной сам Водитель Мертвых, - сумрачно вымолвил Хаген. - Бран ведь обещал мне войну, если от рук моих воинов вспыхнет хоть одна деревня... Она и вспыхнула, проклятье на голову Мерлина, это он небось так изогнул наш путь, что мы, блуждая по Авалону, вдруг оказались где-то посреди нашего Восточного Хьёрварда!
- Что было, того не переделаешь, - в тон Хагену угрюмо проговорил Хрофт. - Что ж, пойдем в эту деревню, попробуем понять, что к чему...
Они направились к видневшимся в отдалении домам, старательно обходя огороды и посадки. Скопище слуг Мимира неотступно следовало по пятам; Око в небесах неотрывно глядело на них.
Обитатели деревни, разбежавшиеся, когда ссора пришельцев с Ётуном переросла в размахивание оружием, вышли навстречу Хагену и Хрофту: всего человек десять-двенадцать, крепкие, кряжистые мужчины, с обветренными суровыми лицами и седыми обвислыми усами. Ни один из них не имел при себе оружия.
- С чем пожаловали, гости незваные? - неприветливо осведомился один из них, очевидно, предводитель - он единственный имел в руке толстый отполированный дубовый посох; коричневатая мощная рука, узловатые пальцы, сжимавшие резную рукоять, казались продолжением отполированного древесного корня, из которого был сделан посох.
Что было отвечать на такой вопрос? И Хрофт избрал самый простой способ - сказал правду.
- Хотим узнать, что вы за люди, как тут живете, откуда сюда пришли, чем занимаетесь и прочее, - глядя прямо в глаза предводителю, спокойно произнес он.
Среди жителей деревни пронесся изумленный, встревоженный ропот; от пришельцев ожидали чего угодно, но не такой прямоты, смутился даже предводитель. Чтобы скрыть растерянность, он несколько раз натужно прокашлялся, засунул обе руки за изукрашенный шитый пояс, что перетягивал его простой коричневый кафтан, очень похожий на одежду горожанина в Восточном Хьёрварде, и, придя в себя, ответил новым вопросом:
- А зачем вам знать это? Мы о себе первым встречным не рассказываем... тем более таким встречным. - Он сделал ударение на слове "таким".
- Вам это кто-то запрещает? - в свою очередь спросил Хрофт. - Вы служите кому-то? Если Источнику - что ж тогда вы стояли в стороне и смотрели?
- Ты все же пытаешься вызнать нужное тебе, пришелец. - Предводитель с ехидной укоризной покачал головой. - Зря стараешься - тут тебе никто ничего не скажет.
- Если вам нет дела до наших споров с Мимиром, отчего же вы не желаете говорить с нами? - в упор задал вопрос Хаген. - Зачем вы тогда вышли к нам? Если мы враги - нападайте, если друзья - помогите, если вам все равно - отчего бы не потолковать?
- Да кто вы такие, чтобы мы обращали на вас внимание? - Вожак сдвинул брови ..частично потеряв самообладание. - Идите своей дорогой! Вы тут никому не нужны - и ты, старый, изгнанный Бог, и ты, колдун-подмастерье!
- Если мы не мешаем - отчего вы так хотите нас спровадить? - вновь спросил Хрофт. - Что вы сделаете, если мы вдруг захотим остаться здесь? Мне, например, тут нравится. - Он демонстративно огляделся, точно выбирая место для дома.
- Здешний край не про вашу честь, - напыщенно ответил предводитель, высокомерно задирая подбородок. - Убирайтесь подобру-поздорову, пока мы не рассердились!
- Что ж, валяйте, мне это уже надоело. - Хрофт без долгих колебаний выхватил Золотой Меч. - По-моему, Хаген, эти невежды оскорбляют своим видом сию прекрасную местность!
Прежде чем Хаген успел остановить своего не в меру ретивого спутника, тот взмахнул клинком, и нижняя половина предводителева посоха упала на землю, отсеченная одним движением лезвия.
- Это весьма невежливо. Старый Хрофт, - после паузы негромко произнес предводитель. - Но мы не собираемся тягаться с тобой в ловкости махания этими грубыми железками. Вы забрали из Источника амулет Богов. Сейчас они узнают об этом, и тогда настанет наша очередь смеяться.
- Да пусть узнают! - Старый Хрофт надменно расхохотался прямо в лицо вожаку. - Они и так уже все знают! Неужели ты сомневаешься в их могуществе?
- Этот Мир, увы, слишком далек от Обетованного, вести идут долго, - в тон Хрофту ответил вожак. - Но мы поможем им, не сомневайся. У здешней Реальности слишком глубокие корни и слишком толстые стены. Их возводили, рассчитывая на грубое вторжение извне. Поэтому известие о вас достигло бы Обетованного не так быстро, как хотелось бы; но ничего, мы поможем Богам узнать правду о случившемся как можно скорее.
- А ты не боишься, что с истинным амулетом в руках мы сотрем в порошок всех ваших хваленых Богов?! - насмешливо поинтересовался Хрофт. На это вожак уже не ответил, лишь сделал слабый жест рукой, и все скопище слуг Мимира, до этого мига молчаливо следовавшее в некотором отдалении за Хагеном и Отцом Дружин, дружно и молча бросилось на них. Чудовищ не остановил даже блеск амулета в руке Хагена.
Обитатели деревни поспешно расступились, освобождая место для ящериц, спрутов, каких-то пауков и прочей нечисти. Меч Владыки Асгарда проделал первую кровавую просеку в ее рядах, но на место разрубленных тотчас встали новые. Старый Хрофт, злобно рыча, принялся сплеча рубить подступающих, они снопами валились ему под ноги, однако с таким же успехом он мог пытаться совладать с осенним ветром, несущим мириады сорванных сухих листьев.
Прикрытый широкой спиной Древнего Бога, Хаген сорвал с пояса Диск Ямерта. Косить бесчисленные полчища слуг Мимира было бессмысленно, он прекрасно понимал это. Оставался только один выход...
- Эй, вожак! - что есть мочи крикнул Ученик Хеди-на, поднимая блистающий Диск над головой так, чтобы его увидели все. - Убери этих козявок, пока они не перепачкали сапоги моего друга, иначе, клянусь Великой Лестницей, я разрежу твою голову надвое, как переспелую дыню!..
Предводитель обитателей деревни знал, что такое Диск Ямерта, - на его лице отразился неописуемый ужас. Точно оглушенный, он замер в нелепой позе, обхватив голову обеими руками и пригнувшись, точно рассчитывал, что смертоносное Оружие Света пройдет у него над головой, словно простая стрела. Остальные жители с воплями попрятались кто куда.
Полагая, что местный вожак может понимать толк в магии, Хаген как можно скорее сотворил для Диска Разгоняющее Заклинание. Он не ошибся - предводитель затрясся всем телом и рухнул на колени, уверовав в действенность угроз пришельца. Неслушающимися губами, запинаясь и путаясь, он кое-как пробормотал некое заклинание. Оно подействовало - нападавшие твари остановились, смешавшись причудливым месивом шевелящихся, шелестящих лап, щупалец, присосок и панцирей. Весь их вид выражал крайнее недовольство: еще бы - их оторвали от их излюбленного занятия. Смерть, похоже, совершенно не пугала этих созданий. Если бы они продолжали нападать, положение Хагена и Хрофта оказалось бы безнадежным; все слуги Мимира не походили один на другого, спасший Ученика Хедина на Авалоне трюк (тогда полная неразличимость крылатых пастей Мерлина позволила Хагену натравить на них Диск Ямерта, уничтожившего их всех) здесь бы уже не получился, каждый раз пришлось бы нацеливать Диск заново.
- Теперь поговорим, хозяин? - опуская меч, воскликнул Хрофт с насмешливой уверенностью в голосе. - Теперь ты согласен отвечать? Да, кстати, советую тебе не двигаться с места - это может плохо для тебя кончиться, ты, надеюсь, понимаешь?
И тут оказалось, что прочие селяне были людьми вовсе не робкого десятка; Хаген не заметил, как и когда они успели сговориться. Внезапно люди кинулись на него и Хрофта со всех сторон, собственными телами закрывая своего вожака от смертоносного Диска. Орудие Света, конечно же, не остановила бы простая человеческая плоть, но здешний предводитель нужен был Хагену живым, отнюдь не мертвым - и хединсейский тан запоздал с броском.
Первого бросившегося на него тан ударил в незащищенное горло ребром Диска, использовав тот словно кинжал; второго уже встретил обнаженный Голубой Меч.
Вожаку, похоже, только это и было нужно; в следующий миг он заревел неистовым голосом, и все слуги Ми-мира вновь пошли в атаку, сам же он поспешно юркнул в канаву, оказавшуюся там для него как нельзя кстати.
Диск Ямерта, к сожалению, не обладал разумом, позволявшим его повелителю использовать оружие, лишь указывая ему цель заклятьем; требовалось, чтобы тот, кто использует Диск, сам видел бы своего врага в лицо. Предводитель, похоже, прекрасно знал об этом свойстве Оружия Света.
Хагену и Хрофту пришлось вновь взяться за мечи- Хединсейский тан клял себя последними словами за непростительную ошибку - предводитель должен был умереть! Тогда, быть может, поостереглись бы нападать остальные.
Его руки не требовали вмешательства сознания в таком бою; мысль лихорадочно искала выход. Клинок Старого Хрофта производил настоящее опустошение в рядах слуг Мимира, но сзади напирали, смыкаясь над погибшими, все новые и новые шеренги. Люди отступали, потеряв нескольких убитыми; ловкий их вожак поспешно скрылся.
- Это будет... знатная свалка! - не поворачивая головы, прокричал Хагену Старый Хрофт. Древний Бог не ведал устали, он превосходно владел мечом, но слуги Мимира все лезли и лезли, прямо на убийственное сверкание железа; груда останков поднялась уже до колен Отца Дружин, ноги его утопали в кровавом месиве изрубленных тел.
Спина к спине, два бойца еще долго могли бы обороняться, пока не прикончили бы всех до единого тварей Мимира или, что более вероятно, сами не свалились бы в конце концов от усталости.
- Глупо тратить силу, что я забрал от этого призрака, здесь, на этих ничтожеств! - вновь прокричал Хрофт. - Хаген, ты можешь что-нибудь придумать?
- Что ж тут придумаешь, - проворчал в ответ Ученик Хедина. Он знал несколько боевых заклинаний, среди них и Великое Огненное, что принесло ему победу в Храме Ямерта над его жрецами, но этот Мир оказался закупорен настолько плотно, что в него не проникало ни малейшего отзвука волшбы, творимой в пределах Упорядоченного, - Хагену негде было зачерпнуть сил для чародейства, а управляться с амулетом Ямерта он, понятное дело, не умел.
- Прорываемся... к Горе-с-Мечами! - вдруг осенило хединсейского тана.
Действительно, подумал он, что нам осталось еще? Гора странная, конечно же, очень странная, клинки Богов и все такое прочее... Но не стоять же здесь и ждать, пока нас сожрут!
- Прикрой мне спину! - коротко распорядился в ответ Старый Хрофт.
И в последующие минуты Хаген смог убедиться, что Владыка Асгарда не зря носил прозвище Отца Дружин. Не думая больше об обороне и всецело полагаясь на поддержку Хагена, он устремился вперед, словно Ветер Смертный, что повеет над Миром в день Последней Битвы, и никто не мог противустать ему, все оказавшиеся у него на дороге слуги Мимира бесславно гибли, не успев ни защититься, ни сбежать. Облако из стремительных отблесков лезвия, бешено крутившегося вокруг Старого Хрофта;
брызги темной крови, хряск разрубаемых костей; хрип гибнущих тварей, даже не понимающих, что они гибнут; и тяжелые, хлюпающие по крови шаги Старого Хрофта...
Хагену, прикрывавшему спину Древнего Бога, приходилось куда трудней, чем даже в достопамятной битве за Храм Ямерта. Тогда он наступал; здесь нужда заставила его обороняться. Приходилось соразмерять свои движения с шагами Старого Хрофта, вдобавок стараясь ненароком не зацепить его клинком. Излюбленная Хагеном веерная защита тут не годилась, самый высокий из противников едва доставал ему до пояса, испытанные, отработанные тысячи и тысячи раз приемы и перехваты, отлично служившие ему против людей, здесь оставляли внизу лазейки, через которые могли прорваться юркие, подвижные, умеющие стлаться по земле слуги Мимира.
И все же они держались. Оставляя за собой груды изрубленных тел, они упрямо пробивались к Горе-с-Мечами. Прошли огороды. Миновали поле. Невдалеке замаячили заросли, где их встретила шестерка Ночных Всадниц...
Однако слуг Мимира не становилось меньше, они бросались на Хагена с прежней ожесточенностью; содрогаясь от омерзения, он рубил и рубил бесчисленные щупальца спрутов, рассекал тела рукастых ящеров, покрытые чешуей, уклонялся от липких нитей, метаемых пауками. "Странно, что Мимир не смог создать себе слуг посообразитель-нее", - мелькнула мысль в тот миг, когда между непрерывными атаками возникла полусекундная пауза.
Слуги посообразительнее у Мимира, однако, имелись, и это выяснилось довольно скоро. В некотором отдалении от прорубавших себе дорогу Хагена и Хрофта появились жители деревни с тяжелыми, мощными арбалетами; люди осторожно пробирались среди тварей Стража Источника, ступая словно по болоту; однако страшилища, как и раньше, не обращали на них никакого внимания.
Когда о плечевую пластину панциря сломалась первая стрела, Хаген подумал, что на сей раз их приключения непременно должны закончиться. Мелкие твари у ног не давали ни секунды покоя, вынужденный рубить и рубить их бесконечные вереницы, Хаген не мог пустить в ход Диск Ямерта.
- Сдавайтесь, обреченные! - надменно крикнул им предводитель деревенских обитателей, нажимая спусковой крючок своего арбалета; по шлему Хагена скользнула короткая и толстая стрела.
- А, ты вылез, трус, из своей грязной лужи?! - зарычал в ответ ему Отец Дружин. - Ты ловок в ползании по канавам!
Однако Хаген прекрасно понимал, что устоять против арбалетов он долго не сможет. Хотя его защищали прекрасные доспехи, сработанные мастерами Кольчужной
Горы, рано или поздно наконечник найдет раскрывшуюся на мгновение щель в подвижном сочленении или ударит в грудную пластину под прямым углом; от такого не защитит даже несравненная броня гномов. Тан вполне допускал, что убить Отца Дружин этими стрелами невозможно; но что же делать ему, Смертному Ученику Мага Хедина?
- Хрофт, остановись! - крикнул Владыке Асгарда Хедин, снимая с цепочки Диск Ямерта. Пауки так пауки, ящерицы так ящерицы, но со стрелками он должен покончить!
Его ноги оплели отвратительно-теплые, мокрые и липкие щупальца; многочисленные коготки ящериц вцепились в кольца его доспеха: несколько арканов из паутины захватили его плечи.
Меч Хагена был опущен, правую руку намертво притянула к туловищу толстая серая петля и розовое щупальце с буграми бесчисленных присосок. Его неминуемо ждал позорный плен - плен и крушение всех замыслов его Учителя; но сверкающий Диск нашел свою цель, и предводитель упал с рассеченным надвое черепом.
Остальные в ужасе бросились наутек - кроме нескольких наиболее храбрых, что поспешно залегли в бороздах;
Хрофт несколькими ударами меча освободил Хагена от вцепившихся в него тварей. До спасительных серых склонов оставалось совсем немного.
И тут среди тварей Мимира, кишащих и умирающих под их мечами, появились новые, еще не виданные - многоглавые змеи; из их пастей высовывались длинные, острые, точно иголки, ядовитые зубы; отравленная желчь капала с них прямо на траву, и стебли тотчас обращались в черный пепел. Укус этой твари означал немедленную, но мучительную смерть, даже у Старого Хрофта вырвался глухой вскрик изумления и тревоги.
И все же они дошли до каменистого откоса - дошли, хотя зубы ядовитых тварей не раз и не два скользили по железу их кольчуг. Стрелки с поля угостили их наугад сквозь заросли десятком стрел, шесть попали в спину шедшего вторым Хагена, по счастью, не пробив панциря. Они полезли вверх.
Это оказалось непросто, особенно для тана, выбившегося из сил к концу их пути через поле. Понятно, что с горы им никуда не деться - она не слишком велика, ее легко оцепить и держать под постоянным наблюдением, - но деваться им было некуда, и потому они лезли вверх.
Змеи и прочие милые создания остались внизу - отвесные, лишенные трещин склоны оказались для них непосильны. Попытались карабкаться ящерицы, но тоже потерпели неудачу, не говоря уж об уродливых сухопутных осьминогах.
Однако твари, похоже, никуда не торопились. Они расположились тесным кольцом вокруг горы, жадно поглядывая множеством пустых глаз на замерших Хагена и Хрофта. А от деревни через огороды и поля к окружавшим спешили присоединиться страшилища куда более грозного и внушительного вида. Хаген едва подавил постыдный крик ужаса, увидав кошмарных морматов; после разгрома Ракота они, видно, разбрелись кто куда, добравшись даже до этих заповедных мест. Они удивили Хагена еще и тем, что, отлично умея летать, даже не попытались подняться в воздух, чтобы сверху наброситься на своих жертв.
- В этой горе есть могучая магия, - проговорил Хрофт, обращаясь к своему молодому спутнику. - Если тут действительно спрятаны Мечи Молодых Богов, то это станет ясно любому деревенскому колдуну-недоучке, пройди они мимо нее ближе чем за милю! Неужто твой Учитель был прав, когда говорил, что это не что иное, как здоровенная ловушка для таких, как мы?
- И ты думаешь, именно эта магия и не дает волшебным созданиям приблизиться вплотную к горе - не говоря уж о том, чтобы на нее взобраться? - закончил его мысль Хаген.
- Кто ж знает? Но мне кажется, что дело обстоит именно так, иначе кто помешал бы этим тварям, - Хрофт кивком головы указал на морматов, - навалиться на нас сверху? Для остальных склоны круты, не спорю, но те же спруты на своих присосках легко могли бы подняться - ползают же они по твердой земле вместо морского дна, и ничего!
"Положеньице, ничего не скажешь", - горько подумал Хаген. Они устроились на узком выступе скалистого склона, серого и гладкого, лишенного обычных для любой скалы трещин, расщелин, мхов, мелких травинок - всего того, что делало живым и разговаривающим даже обычно мертвый камень. Гора казалась огромным саркофагом или, скорее, могильным камнем, наваленным на чье-то глубокое погребение.
Хаген и Хрофт были окружены. Окружены со всех сторон, плотно, без малейшего просвета, без малейшей лазейки. Часовых-людей можно было бы обмануть, в крайнем случае - подкупить; эти существа, похоже, не то что не спали, но даже и не моргали, глядя на ускользнувшую до времени добычу. Морматы время от времени тяжело поднимались в воздух, натягиваясь под напором ветра, хлопали складки их серой морщинистой кожи; сделав круг-другой вокруг горы и, видимо, удовлетворившись осмотром, они вновь опускались на прежние места.
Ученик Хедина и Отец Дружин, одолев в открытом бою всех своих противников, оказались в конце концов побежденными.
"И зачем я все-таки полез в эту заваруху? - неожиданно для самого себя подумал вдруг хединсейский тан. - Мало мне было моего острова?.." (И, не умея лгать себе, тут же ответил: да, Хединсей показался ему слишком тесным!) "Почему я, точно жалкий упырь, послушно исполнял все команды Учителя, рисковал собственной головой, клал невесть за что моих воинов?.. Он сводил старые счеты с Молодыми Богами, освобождал своего друга Ракота, а я... Сигрлинн была права - я всего лишь орудие в руках Учителя... Очень ценное орудие, он берег меня, по-своему даже любил; берег, предчувствуя подобный день, когда я должен принести ему этот проклятый амулет - или погибнуть. А скорее всего я и не добуду амулет, и сам погибну".
Хаген видел себя пробирающимся к логову жуткого Гарма; ловчие сети Сигрлинн; свою безумную атаку и бегство; штурм Столицы Видрира, долгие годы остававшегося верным данной клятве не трогать хединсейского тана, пока тот будет выполнять свои вассальные обязательства, в обмен на что Хаген отплатил ему черной изменой. Он вспоминал схватку в Храме, окровавленный меч в его руках, сраженных им жрецов; столкновение Белого Лезвия и Диска Ямерта, бой в Алтарном Чертоге... и все последующее.
Он дрался, как безумец, как берсеркер, он не жалел ни себя, ни своих воинов - зачем? Чтобы тот, кого он столько лет называл Учителем, кто всегда был самым близким его человеком после жены и сына... Стоп! Хедин не был человеком, преступившим законы своей совести, чтобы отправить Ученика, воспитанника и последователя на верную смерть; Хедин был Магом. Для Мага Ученики - лишь орудия, коими он познает мир. Коротко и ясно, как останавливающий жизнь удар боевого молота под сердце. Хаген послан сюда погибнуть. Это точно.
Рука Хагена до боли сдавила рукоять. Как бы то ни было... Он хотел подумать, подтвердить еще раз для себя, что никогда и ни за что не сдастся живым, но вместо этого в голову пришли совсем иные мысли:
"Да зачем мне все это нужно? Из кольца не выберешься. Без амулета Хедину и Ракоту все равно не победить - а они его не получат, потому что мы с Хрофтом можем просидеть на этих камнях, пока не умрем с голоду. Хотел бы я знать, может ли умереть от голода Старый Хрофт? И тогда амулет все равно вернется к Ямерту. Так не лучше ли спастись? Отдать ему эту штуку прямо сейчас? Если он милостивый, как толкуют про него жрецы, быть может, я еще могу покаяться и получить прощение..."
Услышь сейчас мысли тана любой воин из его дружины, он, несомненно, решил бы, что его предводитель спятил. Никогда, даже в болезненном бреду, в его сознании не могли возникнуть подобные мысли...
Однако Старый Хрофт тоже заподозрил неладное. Никто не знал, кем в действительности был молодой Смертный воин для сурового Отца Дружин; может, он напоминал Владыке Асгарда те золотые времена, когда он и его собственные дети царили над Миром Хьёрварда, ни у кого не отнимая власти и не делясь ни с кем ею. Малодушные мысли еще только начали проникать в сознание Хагена, а Старый Хрофт уже встревожился.
- Что-то я тут чую странную волшбу... - подозрительно косясь на Хагена, вымолвил он, втягивая широко раздувшимися ноздрями воздух, точно охотничий пес, берущий свежий верховой след зверя. - С тобой все в порядке, Хаген?
- Какая разница? Мы... про крайней мере я - можно считать, уже покойники, - равнодушно ответил Хаген. Пальцы тана выпустили рукоять; сверкающая полоса Голубого Меча только чудом не сорвалась вниз.
- У-у, плохо дело... - озабоченно протянул Хрофт, заглядывая в потускневшие глаза хединсейского тана.
Токи магических энергий вокруг Хагена сотрясло могучее древнее заклинание - иных Старый Хрофт просто не признавал. Сила сраженного им Предводителя Духов ярко пылала в нем, рядом билось медленными, загадочными толчками зачарованное сердце Мира Магии - амулет Ямерта; скала под его ногами скрывала Мечи Молодых Богов. В этом сплетении чародейских сил Древний Бог таинственным, одному ему присущим чувством смог составить верное заклятье, и впервые за долгие века изгнания и одинокой жизни его чародейство подействовало на полную мощь.
Тану показалось, что ему плеснули в лицо ледяной водой. Освежающий вихрь ворвался в затемненные лабиринты сознания, изгоняя из них предательскую мглу трусливых и жалких мыслишек. Тот, кто пытался издали повелевать мыслями Хагена, явно не принял в расчет сил Древнего Бога.
Вырванный из тенет тяжелых дум, Хаген не сразу понял, что с ним происходит. Нет, он помнил все до единой мысли, только что посетившие его, однако ему казалось, что он просто вычитал их в какой-то книге, сейчас отчего-то не попадающейся на глаза. Эти мысли - понимал он - не могли быть его собственными; кто-то очень умело внушил их ему, и, если бы не помощь Старого Хроф-та, одно Небо ведает, что он мог бы сотворить с собой!
Отрава нехотя покидала тана; выползая из тела, она оставляла после себя опустошенность и раскалывающую виски головную боль. Стиснув зубы, Хаген привалился спиной к скале, стараясь поскорее привести мысли в порядок.
- Спасибо... Хрофт, - выдавил он, с удивлением обнаружив, что и язык плохо повинуется ему. - Что со мной было?
- Кто-то очень хотел, чтобы ты или бросился вниз головой с этой кручи, или напал на меня, - отмолвил Отец Дружин, внимательно вглядываясь в глаза тана, как будто отыскивая в них ответ на свой невысказанный вопрос. Хагену показалось, что во взгляде Хрофта сквозило сомнение - можно ли доверять сидящему перед ним?
"Неужто он боится, что меня... меня подменили?" - подумал Хаген, ощущая холодные, омерзительные когти страха, впившиеся в его душу. Он слыхал о подобном - Смертные Колдуны могут изгнать твое сознание из тела, обречь твою душу на долгие бесцельные скитания, пока рано или поздно она не попадется на глаза Яргохору и не отправится в путь без возврата по Черному Тракту - прямиком в Хель...
- На тебя напали не сами Молодые Боги, - продолжал Хрофт. - Признаюсь, я страшился этого - не знаю, хватит ли у меня сил отразить их удар здесь. Я бы сказал - это или сам Мимир, или кто-то из его подручных... а может, те милые ведьмочки, с которыми мы имели удовольствие переведаться совсем недавно... Как бы то ни было, мы отбились. Ты - в себе, и это истинный ты, я вижу. Твоя душа в неприкосновенности. Однако я по-прежнему ума не приложу, что нам делать дальше! Спускаться с горы - чистое безумие.
- Может, это и попробовать? - предложил Хаген. - Такого от нас наверняка не ждут.
- В другом месте и не при таком раскладе сил, быть может, это и сработало бы, - возразил Старый Хрофт. - В другом месте - не здесь. Их слишком много. Мне удалось сейчас одно заклятье - но кто знает, удастся ли второе?
- Есть другие предложения? - спросил Владыку Ас-гарда Хаген. Он не ожидал ответа, однако Древний Бог неожиданно произнес:
- Думаю, есть, Хаген. Нам не осталось ничего иного, как подняться на вершину и постараться овладеть Мечами Богов. Погоди, не возражай! - Старый Хрофт останавли-вающе поднял руку. - Слова твоего Учителя я помню. Но скажи, что нам предпринять, если не это?
- По-моему, от нас только этого и ждут, - угрюмо заметил хединсейский тан, ощупывая отметины, оставленные на его панцире арбалетными болтами обитателей деревни.
- Не слишком ли много ложных ловушек, которые не срабатывают? - упорствовал Хрофт. - Амулет Ямерта в столичном Храме оказался поддельным - однако вот мы здесь и настоящий амулет в наших руках! Если тот, первый - это западня, то, право же, устроившим ее не мешало бы поучиться искусству у любого из мастеров Подземелья!
- А откуда ты знаешь, что она не сработала? - осведомился Хаген. - Амулет, который мы считаем настоящим, - в наших руках, однако использовать его мы не можем - и сидим здесь, в наглухо запечатанном Мире, в плотном кольце, и вдобавок ни ты, ни я не умеем по-настоящему творить здесь волшбу! И кроме того, что ты собираешься делать с этими Мечами, попади они нам в руки? Тебе ведома их магия? Мой меч тоже сработан Богом, но разве нам от этого легче?
- Магия их мне ведома, - настолько мрачно и грозно вымолвил Отец Дружин, что Хагену даже стало не по себе - глаза Хрофта дико сверкнули, в горле клокотала давняя ненависть. Таким словам Хаген верил, Владыка Асгарда действительно кое-что знал.
- Я был на Боргильдовом Поле, - продолжал Хрофт, уставясь перед собой невидящими глазами. - Я видел, я помню взмахи этих клинков, я слышал их слитное пение и жадное ворчание, когда они купались в крови... Передо мной развертывались панорамы сил, повелевающих этими клинками, я запомнил отражение вложенной в них мощи, моя память сохранила слова приказов незримой рати, что окружала их... Я спрятал это знание так глубоко, что даже Молодые Боги не смогли докопаться до истины. Они - даже они! - так и не поняли до конца, насколько я могу оказаться опасен! - Хрофт вскочил, седая борода гневно встопорщилась. Рука его сдавила подвернувшийся камень - и кусок гранита превратился в пыль.
- Отчего же ты не сказал об этом Учителю? - поразился Хаген.
- Моя память - очень странная штука, - криво усмехнулся Хрофт. - Одно время мне казалось, что я забыл даже то, кто я такой... постепенно знания стали возвращаться, начиная, конечно же, с самых незначительных и ненужных. Я вспомнил эти заклинания только сейчас, стоя на этой горе, Хаген! С Мечами Богов мы проложим себе дорогу не то что к Вратам на Хединсей - мы прорубимся к самому Обетованному!
Хаген пытался найти достойное возражение: все его существо протестовало против предложенного Хрофтом плана, его интуиция, его шестое чувство подсказывали ему, что делать этого ни в коем случае нельзя... Однако, что он мог предложить взамен?
- Я бы попробовал Диск Ямерта, - наконец сказал он, снимая оружие с цепочки. - Мы неуязвимы, цель как на ладони... может, они разбегутся?
- Они же не знают, что такое смерть, - усмехнулся Старый Хрофт. - Да истреби ты хоть три четверти этого скопища - остальным и в голову не придет, что вот-вот настанет их очередь и потому лучше убраться восвояси!
- И все-таки я попробую, - упрямо ответил Хаген. Отец Дружин не стал спорить.
Они спустились чуть ниже; под прикрытием скального выступа Хаген взял на прицел здоровенного старого мормата, матерое чудовище, с меченными шрамами крыльями, размахом в добрые четырнадцать футов. Он сотворил Направляющее и Разгоняющее Заклятье, с облегчением ощутив, что для этого сил ему еще хватает.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.