read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



убивает... жеребенка -- или кому-то платит, чтобы тот это сделал, -- чтобы
бросить тень сомнения в деле о другом жеребце?
-- Если ставить вопрос так -- то нет.
-- И я не верю.
-- Итак, Эллис Квинт устроил это сам, а что он устроил, то вы можете
разрушить.
-- У него было больше двух месяцев, чтобы составить план.
-- Сид, -- сказал он, -- отступать -- это на вас не похоже.
Я подумал, что, если бы его постоянно, безжалостно и систематически
преследовала клевета, он мог бы чувствовать то же, что и я, и если не от-
ступить совершенно, то, по крайней мере, устать от сражений.
-- Полиция Нортгемптона вряд ли примет меня с распростертыми объяти-
ями, -- сказал я.
-- Раньше это вас никогда не останавливало.
Я вздохнул.
-- Вы можете выяснить в нортгемптонской полиции, что у него за алиби?
-- Попробую. Я перезвоню вам.
Я положил трубку и подошел к окну. Небольшая площадь выглядела мирной
и безопасной, обнесенный оградой сад -- зеленым пристанищем, где поколения
детей состоятельных родителей резвились и играли, пока их няньки сплетнича-
ли. Я провел детство в трущобах Ливерпуля, мой отец умер, мать болела ра-
ком. Я никоим образом не сожалел о разнице в происхождении. Может быть,
из-за этих трущоб я сейчас еще больше ценю этот сад. Я гадал, как поступили
бы дети, выросшие в этом саду, с Эллисом Квинтом. Позже Норман перезвонил
еще раз.
-- Ваш друг, -- сообщил он, -- провел ночь на частном танцевальном
вечере в Шропшире, почти в сотне миль к северо-западу от этого жеребца.
Бессчетное множество друзей подтвердит его присутствие, включая хозяйку ве-
чера, герцогиню. Вечер был в честь двадцать первого дня рождения наследни-
ка.
-- Черт возьми.
-- Он вряд ли мог найти более заметное или неопровержимое алиби.
-- И какая-нибудь девица будет клясться, что она спала с ним на заре.
-- Почему на заре?
-- Потому что так и бывает.
-- Откуда вы знаете?
-- Не ваше дело, -- сказал я.
-- Вы плохой мальчик, Сид.
Когда-то был, подумал я. Пока не появилась Дженни. Лето, танцы, роса,
влажная трава, хихиканье и страсть. Давным-давно и совершенно невинно.
Жизнь -- сволочная штука, подумал я.
-- Сид, -- донесся до меня голос Нормана, -- вы понимаете, что суд
состоится через две недели в понедельник?
-- Понимаю.
-- Тогда шевелитесь с этим алиби.
-- Есть, сэр, инспектор.
Он рассмеялся.
-- Засадим поганца обратно за решетку.
В четверг я поехал встретиться с герцогиней из Шропшира, для которой
в прежней своей жизни выигрывал призы. У нее даже был мой портрет верхом на
ее любимой лошади, но я уже не был ее любимым жокеем.
-- Да, конечно, Эллис был здесь всю ночь, -- подтвердила она.
Невысокая, тонкая -- и поначалу нелюбезная, она провела меня через
украшенный доспехами холл своего продлеваемого сквозняками старого дома в
гостиную, где до моего приезда смотрела по телевизору скачки.
Входную дверь мне открыл старый слуга, страдающий артритом, который
заковыляют посмотреть, дома ли ее милость. Ее милость вышла в холл с явным
намерением избавиться от меня как можно скорее, но затем смягчилась, ее бы-
лая доброжелательность ко мне вынырнула на поверхность, как забытая привыч-
ка. Стипль-чез на три мили кончаются, жокеи бок о бок летели к финишной
черте, лошади устали и старались изо всех сил, скачка для тех, кто нес
меньший вес, подходила к концу.
Герцогиня приглушила звук, чтобы не мешал разговору.
-- Я не могу поверить, Сид, -- сказала она, -- что вы обвинили Эллиса
в таком отвратительном преступлении. Я знаю, что вы с Эллисом много лет бы-
ли друзьями. Это знают все. Я считаю, что он нехорошо обошелся с вами в те-
лепередаче, но, знаете, вы сами напросились.
-- Но он был здесь?.. -- спросил я.
-- Конечно. Всю ночь. Было пять часов или чуть позже, когда все нача-
ли разъезжаться. Оркестр еще играл... Мы все позавтракали...
-- Когда начались танцы? -- спросил я. -- Начались? Приглашение было
на десять часов. Но вы же знаете, как это бывает. Было уже одиннадцать,
когда прибыло большинство гостей. В три тридцать был фейерверк, потому что
по прогнозу позже обещали дождь, но всю ночь стояла ясная погода, слава Бо-
гу.
-- Эллис попрощался, когда уезжал?
-- Мой дорогой Сид, в эту ночь здесь было почти три сотни человек!
-- Так вы не помните, когда уехал Эллис?
-- Последний раз я видела его, когда он танцевал с этой неуклюжей де-
вицей Рэйвен. Бросьте, Сид. Я говорю с вами ради добрых прежних дней, но вы
только вредите себе.
-- Возможно, нет.
Она коснулась моей руки.
-- Я всегда буду рада видеть вас, на скачках и так далее.
-- Спасибо, -- сказал я.
-- Да. Будьте так добры, выйдите сами. У бедного старого Стоуна ра-
зыгрался артрит.
Она включила звук, чтобы посмотреть следующий заезд, и я ушел.
Неуклюжая девица Рэйвен, которая танцевала с Эллисом, оказалась
третьей дочерью эрла. Сама она укатила в Грецию на чью-то яхту, но ее сес-
тра (вторая дочь) утверждала, что Эллис танцевал после этого с десятком
других и не мне, Сиду Холли, упрекать его в этом.

Я поехал встретиться с мисс Ричардсон и миссис Бетани, совладелицами
Винвардского конезавода, где и обитал пострадавший жеребец, и, к своему
смущению, обнаружил там Джинни Квинт.
Все три женщины находились в офисе, который располагался отдельно от
одноэтажного жилого дома. Грум, выводивший годовалого жеребенка, безразлич-
но указал мне дорогу, и я подъехал к розоватому кирпичному зданию, не испы-
тывая никакого удовольствия от своей миссии, но и не ожидая торнадо.
Я постучал и вошел, как принято в подобных офисах, и оказался среди
обычного нагромождения столов, компьютеров, факсов, настенных диаграмм и
груд бумаги.
Прежде чем поехать сюда, я хорошо поработал, поэтому опознал мисс Ри-
чардсон в высокой крупной женщине с седеющими короткими кудряшками, в тви-
довом жакете и поношенных брюках. Лет пятьдесят, определил я, к людям отно-
сится презрительно. Миссис Бетани, пониже ростом, была менее властной копи-
ей мисс Ричардсон и пользовалась репутацией человека, который готов всю
ночь провести в стойле жеребящейся лошади и привязанность которой к лошадям
удерживала на плаву все это хозяйство.
Этим женщинам не принадлежали ни два жеребца (они были собственностью
синдиката), ни кобылы -- Винвардский конезавод был чем-то средним между
платной конюшней и племенным хозяйством. Они не могли допустить, чтобы нес-
частье с жеребенком испортило им репутацию.
Джинни Квинт, сидевшая за одним из столов, в гневе вскочила, едва я
появился на пороге, и обрушила на меня накопленный вулканический поток сло-
весной лавы, от которого ноги мои приросли к полу, а язык присох к небу.
-- Я верила тебе. Он умер бы ради тебя.
Я чувствовал, что мисс Ричардсон и миссис Бетани выслушивают все это
в изумлении, не зная, кто я такой и что я сделал, чтобы заслужить такую
встречу, но видел я только Джинни, чья долгая привязанность ко мне превра-
тилась в ненависть.
-- Ты собираешься выступить в суде и попытаться отправить своего луч-
шего друга в тюрьму... уничтожить его... свалить... растоптать... Ты преда-
ешь его. Ты недостоин жить.
Эмоции неприглядно исказили ее мягкие черты, слова летели плевками.
Ее собственный сын сделал это. Ее золотой обожаемый сын. В конце кон-
цов он сделал из меня предателя, который может обойтись без поцелуя.
Я не сказал абсолютно ничего.
Я ощущал, -- сильнее, чем обычно, -- горькую уверенность в том, что
возмущаться бесполезно. Связанный тайной следствия, я не мог защищаться,
особенно потому, что пресса была склонна цепляться к моим возмущенным про-
тестам и клеймить их "хныканьем", "скулежом" и "пожалуйста, учитель, он
первый начал...".
После быстрой проверки адвокат подтвердил, что, хотя можно попытаться
привлечь к суду одну газету за клевету, привлечь их все невозможно. Шуточки
Эллиса не давали основания для судебного преследования, и, к несчастью, то,
что я не лишился работы, означало, что я не могу доказать, будто критика
повредила мне с финансовой точки зрения.
-- Стисни зубы и терпи, -- весело посоветовал он мне, и я заплатил
ему за совет, который сам себе давал каждый день.
Не было никакой надежды на то, что Джинни услышит хоть что-то, что я
могу сказать. Я невесело, но практично стал отступать, намереваясь вернуть-
ся позже, чтобы поговорить с мисс Ричардсон и миссис Бетани, и обнаружил,
что дорогу мне преграждают двое плечистых молодцов, уже известных владели-
цам конного завода в качестве полицейских.
-- Сержант Смит, мадам, -- сказал один из них мисс Ричардсон.
-- Да, сержант?
-- Мы кое-что нашли, спрятанное в живой изгороди вокруг поля, где бы-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.