read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



визита. - В будущий четверг. Завтра запись... Мне велели договориться насчет
интервью.
- А вы? - Кович уселся за стол, бездумно провел взглядом по пестрой сетке
календаря за Павлиной спиной.
- А что я? - она начинала злиться.
- Ну, договаривайтесь, - Кович уставился ей прямо в глаза. Павла слышала,
что примерно так тестируют глупых девчонок при поступлении в театральный:
"Представьте, что я ваш шеф. Упросите меня дать вам отпуск".
- А чего договариваться, - Павла отвернулась. - Согласитесь - хорошо...
завтра приедет съемочная группа. Не согласитесь - так и будет...
Кович полез в ящик стола. Вытащил красный маркер, коробку из-под синей
туши, перочинный нож; бездумно разложил перед собой, будто решившись открыть в
своем кабинете маленькую торговую точку. Филиал канцелярской барахолки.
- Павла... Вам вчерашний спектакль... Черт, это было позавчера... Вы
сказали, что вам нравится,- соврали?
- Я не театровед, - сказала Павла сухо. - Чего вы от меня хотите? Интервью
будет брать собственноручно господин Мырель...
- Плевал я на господина Мыреля, - сказал Кович задумчиво. - А вот ваш
господин Тритан Тодин меня беспокоит. Это очень сложный... гм... человек. Не
стоило с ним связываться.
Нет, ну какая наглость!..
Несколько секунд Павла обдумывала ответ. Замечательную хлесткую отповедь,
которая расставила бы все по своим местам и навек отучила Рамана Ковича совать
свои режиссерские руки в драматургию Павлиной судьбы. Тоже мне, гений...
- Я так и знал, что вы неправильно поймете, - сказал Кович грустно. -
Ладно... Дело ваше. Прошу прощения.
Павла царственно наклонила голову:
- Что ж, я могу идти?
Кович снял колпачок с маркера, осторожно потрогал пальцем широкий, как
ленточка, стержень:
- Да я в общем-то... Если вам нечего мне сказать - конечно, до свидания...
Она шагнула к двери. Замешкалась - кажется, она снова забыла о чем-то
важном. Ах да...
- Так как насчет интервью?
- Интервью, - тупо повторил Кович, обращаясь к маркеру. - Как вам, Павла,
такая тема для интервью... Образы Пещеры, преломленные человеческой фантазией?..
Нет, не отвечайте. Ваше лицо красноречивее любых слов...
Павла проглотила слюну. Кович не смотрел на нее -поднялся, подошел к окну,
сел на низкий подоконник, Павла испугалась, что сейчас он выбросится вниз.
- Скажите, Павла... С вами больше не случалось... Как тогда, с машиной?
Никто вашей жизни не угрожал?..
Павла молчала - но Ковичу, оказывается, ничего не стоило вести диалог и с
совершенно немым собеседником.
- Вижу... По лицу вижу - что-то было. Один раз? Сколько? Что, опять
случайность, да?..
- Случайность, - сказала она глухо. - Вам-то что...
- Ничего... - Кович пожал плечами, глядя куда-то вниз, за окно. - Ага...
Вот и Дин распустил ребят с репетиции. Паршиво, надо сказать, идет пьеска...
- Бывает, - сказала Павла, только чтобы что-нибудь сказать.
- Павла,- Кович обернулся от окна, лицо его было холодным и жестким. - С
тобой случалось, глядя на человека, задумываться: а кто он в Пещере?..
- Нет, - сказала Павла быстро. Запнулась, подумала, выдавила через силу:-
Что-то... наверное, да, но...
- А со мной постоянно, - Кович раздраженно убрал со лба растрепанные ветром
волосы. - Теперь постоянно. Вот смотрю на господина Тритана Тодина... Кто он в
Пещере, Павла, как вы думаете?
Внизу, у служебного входа, громко говорили, смеялись, дудели в какую-то
дудку вырвавшиеся с репетиции молодые актеры. В дверь робко постучали.
- Занят! - рявкнул Кович от окна; с той стороны двери, по-видимому,
отшатнулись, и даже голоса внизу как-то растерянно примолкли.
- А зачем об этом задумываться? - спросила Павла, глядя в синий лоскуток
весеннего неба за окном.
- Само приходит, - Кович поморщился. - И рад бы, да... Ты не удивляйся, что
я обо всем этом говорю с тобой. Ты меня, видишь ли, можешь понять, потому что на
собственной шкуре...
Он запнулся.
- Понимаю, - отозвалась Павла тихо. И добавила, неожиданно для себя: -
"Первая ночь" - действительно слабая пьеса?
Кович нахмурился:
- Ну, как сказать... А с чего ты взяла, что она слабая?
Павла промолчала, но Ковичу и не нужен был ответ.
- А, это мнение господина Тритана Тодина...- констатировал он равнодушно.
Павла обозлилась:
- А своего у меня нет- я не читала...
- Да? - Кович неожиданно воодушевился. - У меня дома... Короче, хочешь, дам
почитать?..
Сочетания и перестановки - Павла едва успевала уследить за меняющимся на
экране изображением.
Она сидела, опутанная датчиками, послушно ловя знакомые ассоциации среди
меняющихся на экране абстрактных картинок; шел третий час в лаборатории. Тритан
не уставал, а ей неудобно было просить его о передышке.
Сегодня он показал ей ее собственное генеалогическое древо, составленное до
восьмого поколения предков. Павле трудно было вообразить, сколько архивной
работы за этим деревом стояло, она долго и восторженно перечитывала имена
предков, погружавшие ее в глубину времен; она была поражена и благодарна - а
потому честно и подробно, не выказывая раздражения,. отвечала на бесчисленное
множество вопросов, половина из которых были настолько интимными, что задавать
их вслух казалось нескромным.
Она рассказывала о детстве. Она с трудом рассказывала о трагической гибели
родителей, о страхах, о Стефане; она отвечала на вопросы о школе, любимой дище,
стуле и мочеиспускании, пристрастиях, увлечениях и первой менструации. После
напряженного двухчасового допроса голова ее сделалась, как мяч, и тогда Тритан
усадил ее перед экраном, и она смотрела, еле щевеля губами:
- Кошка... Гриб... Гроза... Дым над костром... Дмеба под микроскопом...
Гвоздь... Ой...
Она отпрянула и зажмурилась; расплывавшаяся на экране клякса вдруг
показалась ей до одури страшной. Она даже попыталась вскочить с кресла- но
вовремя опомнилась, искоса взглянула на Тритана, ощутила свою глупость,
усталость, бездарность...
Тритан смотрел угрюмо и без улыбки- Павла подумала, что ее дурацкое
поведение здорово спутало ему карты.
- Что случилось, Павла?
- Ничего, - она хотела улыбнуться, но не смогла.
- Страшно?
- Померещилось.
Тритан сдвинул вниз какой-то рычаг - экран погас; Павла, закусив губу,
поднялась с кресла- и тут же осела вновь. Головокружение. И почему-то - тупая
зубная боль.
Тритан смотрел, и в его взгляде не было привычной рассеянности.
- Извините, - сказала Павла шепотом. Тритан встал, в два шага преодолел
разделявшее их расстояние, опустился на подлокотник кресла и взял
Павлу за лицо.
Она дернулась было - но тут же и замерла; теплая ладонь лежала наискосок,
от подбородка к виску, и подушечки пальцев безошибочно отыскали прыгающую под
кожей жилку.
- Легче? - спросил Тритан, едва разжимая губы. Павла утвердительно опустила
веки.
- Павла... Это вы меня, пожалуйста, извините.
- За что?..
Он осторожно провел ладонью по ее щеке. Помедлил, будто не решаясь
коснуться снова; даже на расстоянии Павла чувствовала тепло его ладони. Тепло...
и еще что-то. Едва ощутимое покалывание.
- За что извинить, Тритан?..
Он отвел ладонь от ее лица. Поднялся; Павла пыталась поймать его взгляд -
но Тритан старательно смотрел в сторону.
- Я... совсем вас доконал. Думаю, стоит отдохнуть... Я тоже, признаться,
устал,- он улыбнулся не своей, странно Вымученной улыбкой.- Я вам... позвоню.
Павле показалось, что он колеблется. Мимолетно, мгновенно, чуть-чуть.
Он проводил ее до выхода - в молчании, и только в самом низу широкой,
обсаженной фикусами лестницы вдруг коснулся ее рукава:
- Я огорчил вас, Павла?
- Нет, - соврала она, изображая беспечность. Тритан грустно покачал
головой:
- Огорчил...
И осторожно взял ее за запястье; Павла удивилась, ощутив прикосновение
металла.
- Вот, давно хотел, но как-то случая не было... Может быть...
Павла смотрела на свою руку; на запястье тускло поблескивал браслет белого
металла, с чеканным узором, с островками темных шлифованных камней.
- Это мне?.. - она тут же устыдилась традиционно-кокетливого вопроса.
Тритан смотрел без улыбки. Странно смотрел; ей показалось, что сейчас он
снова попросит прощения. Непонятно, за что.
- Мне будет приятно, Павла... Если эта вещь принесет вам радость.
Они стояли посреди широкого холла- наедине, если не считать фикусов; Павла
смятенно решала, как следует высказать благодарность. Потому что она
действительно была сейчас благодарна - не столько за браслет, сколько за
интонацию. За странное выражение зеленых глаз.
И она нашла, как отблагодарить.
У Тритана была твердая горячая щека. Ее губам сделалось жарко.
Интервью Ковича походило на поединок- Раздолбеж спрашивал об одном, глава



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.