read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Но самым нетерпеливым, несомненно, был Волгин. С момента, когда Лоций
сообщил о возвращении людей, покинувших Землю в двадцать первом веке ("в
начале второго века коммунистической эры", - сказал он), Волгин не имел
больше покоя. Он считал не дни, а часы. Космонавты должны были ступить на
Землю 23 сентября, рано утром, на центральном космодроме, расположенном в
бывшей пустыне Сахаре. Волгин устремился туда двадцать первого.
Его буквально жгло нетерпение. Увидеть, обнять, почувствовать таких же,
как и он, людей, родившихся в одну эпоху, говорящих с ним на одном языке, -
ни о чем другом он не мог думать.
Разница в их "возрасте" не смущала Волгина. Он был прапредком вернувшихся
космонавтов, но воспринимал их как современников.
Иначе и не могло быть. В сравнении с людьми тридцать девятого века они
были почти одногодками.
Имена, отчества, фамилии, профессии и краткую биографию каждого из
двенадцати космонавтов Волгин уже знал наизусть. Он знал, что самый молодой
из них - Всеволод Крижевский - родился через девяносто четыре года после
него. В книге, которую достал ему Люций, были портреты Второва, Котова,
Озерова и Станиславском, Волгин часами всматривался в черты их лиц. Это были
люди, во всем подобные ему самому. Они так же отличались от теперешних
людей, как отличался Волгин.
Остальные члены экипажа "Ленина" были сняты группой. Фотография выцвела
от времени, рассмотреть подробности было трудно. Но четверо, командный
состав экспедиции, на снимке сохранились хорошо.
Волгин попросил переснять портреты: книгу надо было возвратить в Волгин
попросил переснять портреты: книгу надо было возвратить в архив. Его просьбу
выполнили немедля. И четыре карточки бережно хранились им.
Он уже любил этих людей, пришедших к нему, чтобы разделить его
одиночество.
Теперь он больше не один. У него есть товарищи, которые поймут его всегда
и во всем.
Волгин был очень счастлив.
Три дня он провел в Ленинграде. О том, чтобы продолжать путешествие по
Земле, не могло быть и речи. Те, кто находился сейчас на Ганимеде,
несомненно, захотят ознакомиться с новой Землей - они сделают это вместе.
Люций советовал отправиться на космодром двадцать третьего. Арелет
доставил бы их туда за полтора часа. Но Волгин настоял на немедленной
отправке, мотивируя свое желание тем, что хочет познакомиться с переменами,
которые произошли в Сахаре.
Впрочем, слово "Сахара" произносил только он один. Это название давно
было забыто.
В действительности Сахара его почти не интересовала. Его влекло, влекло
непреодолимо мучительное нетерпение.
Люций летел в Африку неохотно. Ему жаль было прервать работу, но
Верховные советы науки и техники должны были в полном составе встретить
вернувшихся космонавтов. Это давно уже стало традицией. На космодроме
соберутся все выдающиеся ученые Земли. Из академиков только двое - Мунций и
еще один археолог
- не находились на Земле.
Утром в день отлета Сергей привел к: дому пятнадцати местный арелет,
опять-таки того же вишневого цвета.
- Почему такой большой? - удивился Волгин.
- Потому что космонавты, безусловно, не захотят расставаться с тобой, -
ответил Люций. - Мне говорили, что они очень взволнованы и обрадованы
предстоящим свиданием. Не меньше, чем ты. Из них больше половины уроженцы
Ленинграда. Ты их встретишь и сам доставишь сюда.
- Этот дом слишком мал.
- Для вас приготовят другой. Не беспокойся ни о чем.
Волгина не удивили эти слова. Он уже привык. В тридцать девятом веке
переменить дом было совсем просто.
В каждом населенном пункте было больше зданий, чем необходимо. Изобилие
всегда и во всем являлось характерной чертой эпохи.
Хотя мысли Волгина были всецело заняты людьми, которых ему предстояло
увидеть, он не мог не заинтересоваться тем, что открылось его глазам на
месте, где когда-то была Сахара.
Когда арелет на небольшой высоте медленно полетел от берега Средиземного
моря я глубь материка, Волгин, не отрываясь, с возрастающим удивлением
осматривал местность.
Он знал, что перед ним Сахара, но трудно было поверить этому.
Пустыня исчезла. Густой тропический лес заменил собой бесплодные пески.
Темно-зеленый ковер расстилался внизу без конца и края.
Еще в двадцатом веке люди орошали пустыни, перерезая их каналами. Здесь
не было каналов. Арелет пролетал над реками. Настоящими, широкими реками.
Откуда взялись они здесь?..
Большие города с современными зданиями, обилие арелетов, высокие мачты
всепланетной энергетической системы - все было таким же, как в центре
Европы.
Сахара превратилась в густо населенную цветущую страну.
В полной мере мог оценить Волгин силу и могущество человека, сумевшего
так разительно изменить величайшую пустыню на Земле.
- Это производит сильное впечатление, - сказал он. - Больше всего меня
поражают реки. Откуда берут они свое начало?
- Из внутренних морей, - ответила Мэри, сидевшая рядом с ним. - В Африке
много искусственных водоемов. Уровень воды в них поддерживается тем, что
сюда направляют ненужные дождевые осадки. Излишек стекает в Средиземное море
и в Атлантический океан.
- Этих излишков, видимо, очень много, - заметил Волгин. - Реки широки и
полноводны.
- В атмосфере всегда много влаги. Особенно в экваториальной полосе.
При небольшой скорости они летели над Сахарой около трех часов. Наконец
на горизонте показался город Космоград - цель их пути.
Волгин видел уже много современных городов и привык к их внешнему виду. В
тридцать девятом веке дома не тянулись вверх, они были, как правило,
невысоки и располагались на больших площадях. Тем удивительнее был вид
Космограда.
Огромное кольцо небоскребов окружало ровное гладкое поле, сплошь покрытое
чем-то вроде асфальта. Это поле и было космодромом, где приземлялись
звездолеты дальних рейсов. Каждый дом был высотой метров четыреста или
пятьсот. Казалось, что будь на небе облака, крыши этих домов должны были
скрываться в них. Архитектура была странна и необычна. Нельзя было
определить, сколько этажей имеет то или иное здание. Обычных окон здесь не
было. Чередовались полосы стекла и металла, иногда расположенные
горизонтально, иногда вертикально. Назначение этих полос трудно было понять.
Некоторые дома были совершенно прозрачны, другие, наоборот, выглядели
сплошной массой, как одно целое. Два или три были прозрачны внизу и
непрозрачны в верхней своей части, что создавало странное впечатление
половины здания, парящего в воздухе. Всюду поднимались тонкие мачты, вершины
которых находились так высоко, что их не было видно. Волгин решил, что это
мачты для межпланетной связи.
- Какой странный город! - сказал он.
- Да, он не совсем обычен, - согласилась Мэри. - Космоград выстроен очень
давно.
Тогда считали, что командиры космолетов должны издалека видеть место
посадки.
- Не совсем так, Мэри, - сказал Люций. - Была другая причина. Потом я
расскажу тебе, - прибавил он, обращаясь к Волгину, - и ты поймешь, почему он
именно такой. Архитектура Космограда неземная.
- То есть как это неземная?
Люций кивнул головой.
- Это так, - сказал он. - Но мы уже прилетели. Отложим объяснения до
более удобного времени.
Арелет опустился на крышу одного из домов. Она оказалась огромной
площадкой, на которой уже стояло несколько арелетов.
- Этот дом, - пояснил Сергей, - один из филиалов Института космонавтики.
Сотрудники института просили, чтобы ты остановился у них. Не возражаешь?
- Конечно, нет.
Прилетевших встретили четыре человека. Один из них был пожилым, трое
совсем молоды. Они поздоровались с Волгиным совершенно так же, как и с его
спутниками,
- приветливо и без всяких проявлений любопытства. Разумеется, он
возбуждал особый интерес, но работники филиала ничем не показали этого.
Их провели в предназначенные для них комнаты, находившиеся на верхнем
этаже. Это тоже было признаком внимания. Не надо было далеко идти или
подниматься на лифте, чтобы добраться до своего арелета.
Еще поддетая к этому дому, Волгин обратил внимание на отсутствие окон в
его верхней части. Но внутри все оказалось залитым солнечным светом.
Повторилось то же, что было в Ленинграде, - стены пропускали сеет
односторонне. Но теперь Волгин уже знал, что яркость этого света, или, иначе
говоря, прозрачность стен, можно изменять по желанию.
В Ленинграде нижняя часть стены всегда оставалась непрозрачной. Здесь
было иначе. Вся стена, от пола до потолка, казалось, не существовала вовсе.
При всем желании ее нельзя было увидеть.
Оставшись один, Волгин подошел к этой стене. Было такое впечатление, что
он очутился на краю площадки, высящейся на высоте полукилометра над землей.
Неприятное чувство головокружения заставило его тотчас же отойти назад.
Он протянул руку и дотронулся до невидимой поверхности. Стена была тут и
надежно отделяла его от бездны.
Волгин обратил внимание, что не чувствует африканской жары. В комнате
было даже прохладно. Очевидно, стекло или что-то другое, из чего была
сделана стена, не пропускало тепловых лучей Солнца.
Биотехника нового века была уже хорошо знакома Волгину. Он без труда



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.