read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



на ступеньки. Она поднялась на колени. Ее руки обхватили мои ноги. На ее
груди на стеганом халате была кровь. Глаза широко раскрыты и блестели, как
серебряные монеты.
- Пристрелите меня.
Я спустился и поддержал ее.
- Это вы, Мариэтта? Кто это вас?
Она глотала ртом воздух.
- Любовник.
Остаток ее жизни ушел с этими словами. Я чувствовал, как он покидает
ее тело.


16
В двери показался Питер. Он не стал проходить в наружную кухню. Ее
заполнила смерть.
- Что она сказала?
- Она сказала, что ее застрелил любовник. Кого она имела в виду?
- Мартеля, - автоматически сказал он. - Она мертва?
Я посмотрел на нее. Смерть как бы уменьшила ее в размерах. Будто я
смотрел на нее через другую сторону бинокля.
- Боюсь, что да. Вы бы лучше позвонили в полицию. Затем скажите отцу.
- А нужно ли ему говорить? Он найдет повод обвинить меня.
- Если хотите, я скажу ему.
- Нет, я сам. - Он демонстративно пересек кухню.
Я вышел в ветреную темноту и достал фонарь из машины. Хорошо
протоптанная дорожка вела от сада Джемисонов к дому Фэблонов. Я решил, что
детские ножки Питера проложили ее когда-то.
Появились свидетельства, что Мариэтта проползла по этой дорожке от
самого дома: пятна крови и следы от коленей на земле. Ее розовая шапочка
свалилась там, где дорожка проходила через пограничные кусты.
Передняя дверь дома громко хлопала. Я вошел внутрь и оказался в
кабинете. Там над всем главенствовал резной письменный стол девятнадцатого
столетия. Я пошарил в ящиках. Там не было любовного письма Одри Сильвестр
к Фэблону, но я нашел письмо, заинтересовавшее меня не в меньшей степени.
Оно было написано миссис Фэблон вице-президентом банка "Новая Гранада",
Панама, Рикардо Розалесом в марте этого года. На довольно высокопарном
английском в нем извещалось, что специальный счет, из которого банк
периодически выплачивал ей деньги, уже исчерпан и не имеется никаких
дальнейших инструкций по этому поводу. По установившимся правилам банка,
для них, к сожалению, невозможно назвать имя ее патрона.
На дне ящика я нашел фотографию в рамке. На ней был изображен молодой
лейтенант авиационных частей, который почти наверняка являлся Роем
Фэблоном. Стекла в рамке не было, и маленькие округлые кусочки снимка были
грубо выковырены. Через минуту я пришел к заключению, что фотография была
растоптана острым женским каблучком. Я подумал: как давно Мариэтта
растоптала изображение своего мужа?
В том же ящике я нашел тонкие мужские часы с четырьмя латинскими
словами, выгравированными на крышке: матиус анимис аманд амантур. Я не
знаю латинский, но "аманд" значит что-то насчет любви.
Я снова посмотрел на фото Фэблона. Для моего натренированного глаза
его голова казалась сделанной из грубой, пустой внутри бронзы. Он выглядел
темным и решительным - тип мужчины, в которого дочь могла влюбиться. Хотя
он был красив, а Мартель нет, я полагаю, можно уловить их некоторое
сходство, достаточное, впрочем, чтобы Мартель мог вскружить ей голову. Я
положил снимок и часы обратно в ящик.
Свет все еще горел в гостиной, где недавно я разговаривал с Мариэттой
и слышал скрип ее зубов. Шнур от ее розового телефона был сорван со стены.
На изношенном ковре краснели пятна крови.
Отсюда она начала ползти к нам на кухню.
Вдали слышалось завывание еще более громкое, чем ветер, и более
мрачное. Это был звук сирены полиции, которая почти всегда приходит
слишком поздно. Я вышел наружу, оставив горящий свет и хлопающую дверь за
собой.
Когда я вернулся в дом Джемисонов, люди шерифа были уже там. Мне
пришлось объяснить, кто я, и показать свое удостоверение. Питер должен был
поручиться, прежде чем меня впустили в дом. Они не позволили мне зайти на
кухню.
Их нежелание сотрудничать со мной меня вполне устраивало. Это меня
оправдывало в том, что я попридержал некоторые результаты собственных
исследований. Но я напустил их на Мартеля. К двум часам дежурный офицер,
инспектор Гарольд Ольсен, зашел в гостиную и сказал, что объявил розыск на
Мартеля по всем статьям. Он добавил:
- Вы можете идти домой, мистер Арчер.
- Я думал, что подожду здесь и поговорю со следователем.
- Я следователь, - сказал Ольсен. - Я сказал своему заместителю
доктору Уилсу не беспокоиться и не приходить сюда сегодня. Ему нужно
отдохнуть. Почему вы не пойдете и не отдохнете дома, мистер Арчер? - Он
тяжело надвинулся на меня, здоровый, упрямый, медлительный швед, который
любил, чтобы его советы воспринимались как приказ. - Расслабьтесь и
успокойтесь. Мы не будем иметь результатов вскрытия по крайней мере в
течение двух дней.
- Почему так? - сказал я, не вставая со стула.
- Мы всегда делаем так, вот почему.
Он здесь был главный, и его слегка выпуклые глаза не терпели
малейшего ущемления его власти. Создавалось впечатление, что, если бы его
воля, он предпочел бы просто иметь дело на руках, но не решать его.
- Нет никакой спешки. Пуля попала в грудь, теперь мы это знаем, и,
вероятно, прошла сквозь легкое. Смерть наступила в результате внутреннего
кровоизлияния.
- Меня интересует, как умер ее муж.
- Это самоубийство. Вам не нужен доктор Уилс, чтобы подтвердить это.
Я вел это дело сам.
Ольсен присматривался ко мне более внимательно. Он опасался, что я
могу подвергнуть сомнению его выводы, и от такой мысли заранее приходил в
ярость.
- Это уже закрытое дело.
- И нет возможности его снова открыть?
- Нет, никакой. - От злости он зашипел совсем безграмотным языком: -
Фэблон совершил самоубийство. Он сказал своей жене, что собирается сделать
это. И сделал. Нет данных, что здесь было дело нечисто.
- Я думал, тело было изрядно подпорчено.
- Акулами и скалами. Там большие волны, и его катало по дну в течение
десяти дней. - Голос Ольсена прозвучал как угроза: - Но все повреждения
были нанесены после того, как он утонул. Он умер, потому что утонул в
соленой воде. Доктор Уилс скажет вам то же самое.
- Где я могу найти Уилса завтра?
- Его заведение на первом этаже госпиталя "Мерси", но он не сможет
сказать вам больше, чем я.
Ольсен покинул комнату с видом большого мастера, шедевр которого
раскритиковал заезжий поденщик. Я подождал, пока заглохнут шаги, и прошел
в библиотеку. Дверь была заперта, но под ней виднелся свет.
- Кто там? - спросила сквозь дверь домоправительница Вера.
- Арчер.
Она впустила меня. На ней было выгоревшее кимоно. Когда она присела
на подушечку у ног Джемисона, я увидел два черных, похожих на обрезанные
провода, шнурка, свисающие у нее со спины.
- Это что-то ужасное, - произнес Джемисон слабым голосом. - Что вы
думаете об этом, Арчер?
- Слишком рано меня об этом спрашивать. Мариэтта сказала, что
любовник стрелял в нее. Это имеет какое-либо особое значение для вас?
- Нет.
- У нее был любовник?
- Конечно, нет, насколько мне это известно.
- Если у нее не было любовника, то кто мог это быть?
- Не имею представления. Откровенно, общего с Фэблонами с тех пор,
как Рой умер, даже раньше, у меня оставалось мало. Это правда, что мы были
близкими друзьями в колледже и несколько лет потом, но наши судьбы пошли
по разным дорогам. О личной жизни Мариэтты я совершенно ничего не знаю. Но
мне сдается, что она имела в виду не своего любовника.
- Вы говорите о Мартеле?
- Боюсь, это вполне очевидный вывод. Но я напал на любопытную связь
между ним и Мариэттой. Она получала какие-то свои доходы из банка "Новая
Гранада".
- Мариэтта?
- Да, так. Выплаты прекратились пару месяцев назад.
- Что это был за источник?
- Не ясно.
- Это может быть Мартель, и если так, можно предположить самые
невероятные вещи. Мариэтта могла продать ему свою дочь.
- Она этого не сделала бы, - Джемисон был поражен такой мыслью.
- Множество других матерей так поступают. Они не называют это
продажей. Но все сводится к этому. Балы дебютанток - мероприятие весьма
близкое к тому, что происходит на рабском рынке в Судане.
Вера хихикнула. Ее хозяин взглянул свирепо на нее и сказал тоном
упрека:
- Но Мариэтта была предана Джинни.
- Она тоже знает, как важны деньги. Она мне сама говорила.
- В самом деле? Она, бывало, разбрасывала деньги где попало, будто у



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.