read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Пожалуйста, с превеликим удовольствием, - в один голос ответили дамы
и, поднявшись, подставили свои прелести прямо под нос гостю.
Распутник ощупал их, поцеловал, осмотрел взглядом знатока и сказал:
- На этих предметах распутство оставило неизгладимую печать они многое
повидали, и это мне нравится. - Потом он обратился ко всем присутствующим: -
Как прекрасна порочная Природа во всех своих деталях и оттенках, и я всегда
предпочитал увядшие цветы юным розам! Поцелуйте же меня, сладкие жопки!
Дайте мне вдохнуть ваш терпкий эфир. Превосходно, а теперь соблаговолите
опуститься на место.
- А кто эти люди? - снова поинтересовался Корнаро, рассматривая
стоявших вокруг стола.
- Это жертвы, - отвечала я, - приговоренные к смерти они знают, какой
властью вы пользуетесь в этих местах, и на коленях умоляют вас о пощаде.
- Они наверняка ее не дождутся, - заявил варвар, и его взгляд сделался
свирепым. - Много раз я посылал людей на смерть, но ни разу не
смилостивился.
После этого мы принялись за ужин, и скоро все присутствующие пришли в
движение в соответствии с предписанными обязанностями.
Корнаро непрерывно подвергался содомии и уже начал обнаруживать первые
признаки эрекции при этом он потребовал, чтобы каждая жертва подходила к
нему получить наказание от его руки. В ход пошли все средства: он раздавал
пощечины и щипки, вырывал волосы, выкручивал носы и уши, кусал и царапал
груди, после чего несчастные возвращались на свое место и вновь принимали
коленопреклоненное положение. Покончив с предварительной церемонией, Корнаро
одобрительно похлопал меня по ягодицам и велел взять в руку его орган,
состояние которого наполнило меня чувством гордости.
- Все готово, друг мой, - с воодушевлением сказала я, - мы ждем порывов
вашего сердца и побуждений вашего воображения назовите свои желания, и мы
докажем вам нашу преданность неукоснительным послушанием.
Тогда Корнаро довольно грубо ухватил меня за ягодицы, притянул к себе и
приподнял над полом.
- Иди сюда, - крикнул он одному из содомитов, - и прочисти эту задницу,
а я ее подержу.
В меня вонзился толстенный фаллос, а Корнаро наглухо прикрыл губами мой
рот одна из прислужниц занялась его органом, другая прильнула губами к его
седалищу.
- С вас достаточно, Жюльетта, - скомандовал он, - а вы, Лауренция,
займите ее место.
После Лауренции настал черед Дюран, затем все присутствующие женщины
прошли через эту процедуру, и содомиты время от времени вытаскивали свой
член и давали облизать его нашему гостю. Таким же образом менялись служанки,
которыми распоряжалась я.
- Пора перекусить, - наконец произнес Корнаро. - А потом мы продолжим
развлечения и усовершенствуем их. Как вы считаете, Жюльетта, есть ли на
свете более прекрасная страсть, чем похоть?
- Я бы сказала, что таковой не существует но похоть всегда должна
вести к излишествам: в плотских делах заслуживает звания глупца тот, кто
надевает на себя узду, кто даже не пытается узнать, что такое удовольствие.
- Распутство, - вставила Дюран, - это праздник души и тела, который
предполагает попрание всех ограничений, высшее презрение ко всем
предрассудкам, полный отказ от всех религиозных норм и предписаний,
глубочайшее отвращение ко всем нравственным императивам распутник, который
не достиг философской зрелости, который постоянно шарахается между своими
неистовыми желаниями и своей больной совестью, навсегда лишен истинного
счастья.
- Я не думаю, - сказала Лауренция, - что можно хоть в чем-то усомниться
в рассуждениях его светлости, и я убеждена, что он достаточно умен, чтобы
презирать благопристойность.
- Во всяком случае, - заявил Корнаро, - я не вижу ничего, абсолютно
ничего священного в человеческом обществе и с полным основанием полагаю, что
все, придуманное людьми, является не чем иным, как плодом человеческих
предрассудков и эгоизма. Я думаю, нет на земле человека, который знал бы
жизнь лучше меня. Как только исчезает вера в религию и, следовательно,
слепое доверие к Богу, все духовное и телесное в человеке немедленно
подвергается беспрестанному пересмотру и вслед за тем презрению, как это
произошло со мной, ибо Природа вложила в меня отвращение к подобным
вымыслам. В сфере религии, морали и политики никто не разбирается лучше, чем
я, и ничье мнение не вызывает у меня уважения. Стало быть, ни один смертный
не сможет заставить меня поверить или принять свои убеждения, из этого
вытекает, что никому не дано права судить или наказывать меня. В какой
бездне глупостей и заблуждений оказалось бы человечество, если бы все люди
слепо принимали то, что вздумалось утверждать другим! По какому высшему
праву вы называете нравственным то, что исходит от вас, и безнравственным
то, что проповедую я? До какого произвола доходим мы, пытаясь установить,
что есть истина и что есть ложь!
Однако мне могут возразить: мол, есть вещи, настолько отвратительные,
что невозможно сомневаться в их всеобщей опасности и мерзости. Со своей
стороны, друзья, я громогласно заявляю, что нет ни одного, якобы
отвратительного поступка, который, будучи внушенным Природой, когда-то в
прошлом не служил основой какого-нибудь освященного обычая так же, как нет
ни одного, который, будучи соблазнительным, в силу одного этого факта не
сделался бы законным и добропорядочным. Следовательно, я прихожу к выводу,
что нельзя противиться никакому желанию, ибо каждое желание имеет свою
полезность и свое оправдание.
Величайшая глупость думать, что коль скоро вы родились на той или иной
географической широте, вы должны подчиняться обычаям данной местности. В
самом деле, неужели я буду мириться с несправедливостями по отношению к себе
только в силу случайности места своего рождения я таков, каким сделала меня
Природа, и если есть противоречие между моими наклонностями и законами моей
страны, вините в том Природу, а не меня.
Но ты представляешь собой угрозу для общества, могут сказать мне, и
общество, защищая свои интересы, должно изгнать тебя из своей среды.
Абсолютная чепуха! Уберите свои бессмысленные преграды, дайте всем людям
равное и справедливое право мстить за зло, причиненное им, и никаких
кодексов и законов вам не понадобится, не потребуются усилия безмозглых и
самодовольных педантов, которые носят смешное звание криминалистов, которые,
кропотливо взвешивая на своих весах чужие поступки и ослепленные своим
завистливым и злобным гением, отказываются понять, что если для нас Природа
является сплошными розами, для них она не может быть ничем, кроме как
чертополохом.
Предоставьте человека Природе - она будет для него лучшим советчиком,
нежели все законодатели, вместе взятые. Самое главное - разрушьте
перенаселенные города, где скопление пороков вынуждает вас принимать
карательные законы. Неужели так уж необходимо человеку жить в обществе и
испытывать стадное чувство? Верните его в лесную глушь, из которой он вышел,
дайте ему возможность делать то, что он хочет. Тогда его преступления, такие
же изолированные, как и он сам, никому не принесут вреда, и ваши
ограничительные установления отпадут сами по себе дикий человек имеет
только две потребности - потребность сношаться и потребность есть, и обе
заложены в него Природой. Стало быть, все, что он делает для их
удовлетворения, вряд ли можно назвать преступным если в нем порой и
пробуждаются иные чувства, их порождает только цивилизация и общество. Коль
скоро эти страсти - только детище обстоятельств, потому что они присущи
образу жизни общественного человека. По какому праву, я вас спрашиваю, вы их
клеймите?
Таким образом, существует лишь два вида побуждений, которые испытывает
человек: во-первых, те, которые вызваны его состоянием дикости, поэтому было
бы чистым безумием наказывать их, и во-вторых, те, на которые его
вдохновляют условия его жизни среди других людей, так что карать за них уж
вовсе неразумно. Что же остается делать вам, невежественным и глупым
современным людям, когда вы видите вокруг себя зло? Да ничего - вы должны
любоваться им и молчать, именно любоваться, ибо что может быть более
вдохновляющим и прекрасным, чем человек, обуреваемый страстями и потому
молчать, что вы видите перед собой дело рук Природы, которое вы должны
созерцать, затаив дыхание и с глубоким почтением.
Что же до моей личности и моего поведения, я согласен с вами, друзья
мои, в том, что мир может содрогнуться перед таким злодеем, как я не
существует запретов, которые я бы не нарушил, нет добродетелей, которые я бы
не оскорбил, преступлений, которых бы не совершил, и я должен признаться,
что только в те минуты, когда я действовал вразрез со всеми общественными
условностями, со всеми человеческими законами, - только тогда я
по-настоящему чувствовал, как похоть разгорается в моем сердце и сжигает его
своим волшебным огнем. Меня возбуждает любой злодейский или жестокий
поступок больше всего меня вдохновляло бы убийство на большой дороге, а еще
больше - профессия палача. В самом деле, почему я должен отказывать себе в
поступках, которые бросают меня в сладострастную дрожь?
- Ах, - пробормотала Лауренция, - подумать только: убийство на большой
дороге...
- Вот именно. Это высшая степень насилия, и любое насилие возбуждает
чувства любое волнение в нервной системе, вызванное воображением,
увеличивает наслаждение. Поэтому если мой член поднимается при мысли выйти
на большую дорогу и кого-нибудь убить, эта мысль внушена мне тем же самым
порывом, который заставляет меня расстегивать панталоны или задирать юбку, и
ее следует извинить на том же самом основании, и я буду претворять ее с
таким же спокойствием, но с еще большим удовольствием, так как она намного
соблазнительнее.
- Но скажите, - поинтересовалась моя подруга, - неужели мысль о Боге
никогда не удерживала вас от дурных поступков?
- Ах, не говорите мне об этой недостойной химере, которую я презирал
уже в двенадцатилетнем возрасте. Мне никогда не понять, как человек, будучи



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 [ 241 ] 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.