read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Вскоре Алеша вернулся. Он остановился у двери и смотрел на меня... не
знаю, как... как язычник на божество...
Ни о чем я больше не думала. Просто кинулась к нему...
Сейчас утро. Алеша недавно ушел. Он так счастлив, а я... Просто язык не
поворачивается сказать ему...
Что мне делать, что мне делать?!
Он не простит, когда узнает. Ну зачем ему этот проклятый Плутон?
Стоп. Время идет, скоро докладывать Прошину. Надо собраться с мыслями.
Вот оно, главное: он будет со мной, но не будет счастлив. Он же мужчина,
космонавт. Разве ты не любишь его. Марта Роосаар? Ведь ты любишь его. Ведь
нельзя так - я или Плутон...
Я взяла свое заключение и передиктовала его. Слово в слово. Только
вместо "Мухин Кирилл" теперь написано "Морозов Алексей". Вот и все. Вот и
все.
А теперь - позвонить Прошину...

14 апреля, вечер
Сегодня в семнадцать ноль-ноль по земному времени на "Ломоносове",
корабле класса "Д", ушел Алеша.

15 апреля
Полноземлие кончается. На земной диск наползает тень.
Вчера уйма народа провожала Вторую Плутоновую. В толпе скафандров я
потеряла Алешу из виду и вдруг услышала в шлемофоне его голос: "Марта, до
свиданья!"
- Алешенька! - закричала я. - Родной мой, буду тебя ждать!
Ждать. Опять ждать.
Дура ты, Марта Роосаар, ох, какая дура! Сама, своими руками...
Кончается полноземлие. У ребят неважное настроение. Костя чем-то
удручен. За обедом я спросила его, что стряслось. Костя промолчал, за него
ответил Виктор Чернецкий:
- Наш друг Буров обозвал его работу о релятивистских электронах чушью.
- И добавил, хлопнув Костю по плечу: - Не горюй, человек. Не для Бурова
вперяем мы, как сказал поэт, пытливый взгляд в звездный лик Вселенной.
- Завтра он улетит на Землю, - буркнул Веригин.
- И воцарится на Луне мир, в человецех благоволение, - подхватил
Виктор. - Пойду-ка я починю линию общей связи. Где мой любимый тестер?
После обеда Костя зашел ко мне в медпункт выпить экстракту. Я спросила,
нет ли новых сообщений с "Ломоносова".
- Разгоняется, - ответил он меж двух глотков.
Я видела, что он занят своими мыслями - о тау-частицах, наверно. А я
думала об Алеше. Давно уже мне не было так радостно - и так жутко...
Вдруг в динамике щелкнуло, мы услышали взволнованный высокий голос:
- ...Невозможно. Ты всех восстановил против себя, даже Костю.
- Они не любят, когда им говорят правду, - отозвался угрюмый голос
Ильи.
Мы с Веригиным остолбенели. Это Виктор починил линию, и те двое говорят
в Костином кабинете при включенном микрофоне...
- Я больше не могу! - В голосе Инны послышались слезы. - Не хочу больше
подписывать твои умные статьи, не хочу ввязываться в твои вечные споры.
- Я делаю это для тебя...
- Нет! Просто ты хочешь что-то доказать. - Она всхлипнула. - И я знаю,
кому...
Веригин шагнул к динамику, резко выключил его.
Я слышала все это как сквозь сон. Мне бы только справиться с собой.
Только бы дождаться.



ИНТЕРМЕДИЯ. ВЕЛОСИПЕДНАЯ ПРОГУЛКА
Когда Заостровцев и Надя вышли из лесу, небо было серое, сплошь в
тяжком движении туч. Приоткрыв рот, вздернув бровки, Надя посмотрела вверх
и сказала:
- Как интересно!
- Что интересного? - спросил Заостровцев, привязывая корзинку с грибами
к багажнику велосипеда.
- Будет дождь! Большой-большой дождь. Папа, давай подождем. Подождем
под дождем! - Девочка засмеялась, обрадовалась игре слов.
- Не болтай. Ничего нет хорошего в том, что нас прихватит дождь.
Садись, поехали.
Надя танцующей походкой подошла к детскому велосипеду, прислоненному к
сосне рядом с велосипедом Заостровцева. Этой походкой, хорошеньким личиком
с бойкими карими глазами, всей повадкой была она очень похожа на мать.
По тропинке, виляющей среди облетевших кустов шиповника, они выехали на
темно-серую твердь шоссе и нажали на педали.
- Па-а-ап! - крикнула она. - Давай обгоним дождь!
В-свои шесть с небольшим лет она управлялась с велосипедом не хуже, чем
он, Заостровцев. Все, чему ее учили, давалось Наде легко - да и то, чему
не учили, тоже. Вот, принялась рисовать акварельными красками - ничего
особенного, обычная поначалу детская мазня, домики, цветочки, зайчики. И
вдруг как-то раз Тоня показывает Заостровцеву натюрморт: садовая скамейка
среди зелени, а на скамейке стоит стакан с водой. Заостровцев глазам своим
не поверил: неужели Надя нарисовала? До того натуральным он был,
голубоватый стакан, пронизанный светом, что Заостровцев как бы ощутил вкус
воды - такой круглый, полный прохлады глоток. "Почему ты это нарисовала?"
- спросил он. "А что? - удивилась Надя. - По-моему, нет ничего красивее,
чем вода в стакане". Так и сказала.
Ветер ударил навстречу, да какой холодный, осенний! Закружил, понес
сорванные с придорожных лип последние листья. У развилки Заостровцев
остановился. Подкатила Надя, и он ей сказал:
- Давай поедем по этой дороге, - кивнул вправо. - Кажется, так будет
быстрее, чем по шоссе.
Никогда они по этой узенькой дороге не ездили, да и вообще первый раз
попали в этот уголок Подмосковья, и очень удачно съездили, вон сколько
грибов насобирали.
- Давай, - сказала Надя. Она бурно дышала.
- Ты не устала?
- Нет. Папа, а эта дорога - к бабушке Наде, да?
- Что это ты болтаешь? - Заостровцев помигал, глядя на дочку. - Ты
прекрасно знаешь, что она погибла на Плутоне.
Надя кивнула.
А ведь как было? Вскоре после того странного происшествия у Юпитера он,
Заостровцев, ушел из Космофлота. Его рапорт вызвал недоумение у
начальства: что такое, почему уходит молодой способный инженер, хорошо
себя проявивший в зачетном полете? Чем не угодил Космофлот сыну
прославленных космонавтов? Но Заостровцев не поддался уговорам. Он бы не
смог больше летать. Из разговоров с Лавровским знал, что сильные
эмоционально-волевые напряжения могут снова и снова вызвать у него вспышку
болезни... ну, не болезни, а того гадкого состояния, от которого пылает
мозг... Ни за что больше! Пусть даже ценой отказа от космонавтики, от дела
жизни...
Он возвратился в Москву, в родительскую квартиру, он ходил по улицам,
сидел в кино, ездил в метро, он хотел слиться с толпой, чтобы быть от нее
неотличимым. Но по вечерам, по ночам приступы отчаяния надрывали ему душу.
Заостровцев изнемогал от неуверенности в Тонином ответном чувстве, от
острого сознания своей ненужности. Даже послал радиограмму в Ареополис -
просил тетю Милу прилететь при первой возможности, ведь она была
единственным родным ему человеком. Но спустя месяц и четыре дня - он
считал дни и знал точно - к нему прилетела Тоня. Ей тоже было нелегко
расстаться с работой в ССМП, работой, которую она любила. Они поженились,
и Тоня взяла в свои маленькие крепкие руки устройство их жизни.
Вскоре Заостровцев подыскал себе работу в конструкторском бюро по
ракетным двигателям и переехал с Тоней в новый поселок, выросший близ
этого КБ, на опушке старинного бора в Подмосковье. В одном из стандартных
двухэтажных домов им дали верхний этаж - три комнаты с широкой верандой, -
и Тоня, вступив во владение, завела здесь твердый порядок. Ее целью было -
оградить Володю от каких бы то ни было беспокойств и волнений. Что ж, она
преуспела в достижении цели. Размеренной, расчисленной, рассчитанной
жизнью зажил Заостровцев: пять часов работы, обед, отдых, прогулка,
вечером - книги, немножко телевизора (по выбранной Тоней программе),
иногда - кино (тоже с разбором, чтоб ничего тяжелого, трагического).
Изредка ходили в клуб или в гости к сотрудникам. Однажды на первомайском
вечере в клубе компания составилась остроумная, Тоня очень развеселилась,
без устали танцевала-плясала, хорошенькая, хохочущая, беспечно носилась по
залу. Вдруг - будто рукой провели по ее оживленному лицу, смахнули эту
беспечность. В середине вальса Тоня выскользнула из рук опешившего
партнера и кинулась бежать из зала. Она разыскала Заостровцева в баре - он
сидел, отрешенно-задумчивый, и потягивал пиво из высокого стакана, -
опустилась рядом с ним на табурет и, переведя дыхание после быстрого бега,
сказала: "Ничего, я споткнулась о камень, это к завтрему все заживет..." И
засмеялась, и была в ее смехе какая-то горчинка.
Потом родилась у них дочка - ее назвали именем Надежды Илларионовны,
Володиной покойной матери. И Тоня бесповоротно и окончательно замкнула
свою жизнь в семейном кругу. Лишь по большим праздникам, уступая просьбам
Володи и его сотрудников, позволяла себе устроить как бы небольшой



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.