read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- "Господин де Тревиль не сразу принял меня, занятый военными и
мирскими делами своих головорезов, во что мне, скромному монаху, не
надлежит вникать. Приняв же меня в промежутке между разносом
провинившегося в чем-то воина и возлиянием вина, он очень удивился моей
странной просьбе, лишь повторяющей вашу, изложенную в постскриптуме
письма. Сам он, как известно, гасконец и состоял еще при прежнем короле,
тоже гасконце, поэтому мое упоминание о вызывающем интерес путешествии
гасконского дворянина, его мушкетера, не пробудило в нем готовности тотчас
удовлетворить мое праздное, как ему казалось, любопытство, и только мой
духовный сан смягчил разгоревшийся было в нем воинский гнев, ибо господин
де Тревиль славится тем, что горой стоит за своих мушкетеров, что бы те ни
натворили. Я ничего не мог сказать о проступке путешествующего гасконца и
не солгал перед господом богом, заверив капитана, что не ведаю ни о каких
проступках его подчиненного. Только после этого он вызвал к себе одного из
своих лейтенантов и поручил ему узнать о гасконце, побывавшем в Тулузе, а
через некоторое время, пригласив меня из соседней комнаты, где состязались
в шумных криках необузданные и грубые мушкетеры, сообщил мне, что в
указанное в вашем постскриптуме время, дорогой мой Пьер, через Тулузу,
очевидно, проезжал господин..."
Массандр запнулся и закашлялся. Отложив в сторону письмо, он
обратился к судьям:
- Приступ горловой болезни, досточтимые судьи, мешает мне дочитать
этот странный документ, имеющий отношение более к знатокам арифметики, чем
права. Я прошу о снисхождении и ознакомиться с заключительной частью
письма самолично, без моего чтения вслух.
И с этими словами, отнюдь не свидетельствующими о некой горловой
болезни, прокурор передал письмо председателю суда. Тот, напялив на свой
птичий нос очки, посмотрел на развернутый лист, клюнул носом, отчего очки
слетели, поймал их с неожиданной сноровкой и передал письмо по очереди
сначала розовощекому, потом азартному судье.
Выражение лиц у прокурора и досточтимых судей было таким, словно
прямо перед ними в зале суда дали залп из всех крепостных пушек Ла-Рошели.
Пьер восторженно смотрел на смущенную, не знающую, что ей делать,
Луизу, потом подбадривающе кивнул графу Раулю, сидящему, опустив руки,
между двумя стражниками и вопрошающе смотрящему на Пьера Ферма.
Писцы усердно скрипели гусиными перьями.
Наконец председатель суда пришел в себя и прошамкал:
- Суд удаляется для размышлений. А вы свободны, дитя мое. - Последнее
относилось к Луизе, но граф Рауль непроизвольно вздрогнул.
Прокурор Массандр не смотрел на сидящего с ним рядом Пьера, был
раздражен и растерян. Пьер провожал глазами уходящую Луизу, дав ей тайный
знак о том, что придет сегодня к заветной калитке. Этим знаком они
обменивались при расставании, когда он уходил, а она смотрела ему вслед.
Он складывал указательные пальцы крестом на уровне рта. Луиза понимала,
что это означает. Поняла Пьера она и сейчас, хотя никто в зале не мог бы
этого уловить, ибо уходила кроткая девушка, низко опустив глаза и прижимая
к лицу кружевной платок.
Тучный пристав суда подошел к Пьеру Ферма.
- Досточтимые судьи приглашают советника парламента в камеру
размышлений, - сиплым голосом проговорил он.
Пьер знал, что такое приглашение бывает лишь в исключительных
случаях, и хотя ожидал его, но с трудом справился с волнением.
Камера раздумий с решетками на узких и высоких окнах могла бы служить
камерой одиночного заключения, если бы в ней не было стола с почему-то
зажженной днем свечой и трех занятых судьями стульев. Пьеру пришлось
стоять.
- Почтенный метр, нам кажется, что вы не читали письма? - начал
председатель.
- Ваша честь, я не мог этого сделать, господин прокурор вскрыл его, а
потом передал вам.
- Конечно, конечно, - клюнул носом председатель. - Так вы не знаете
его содержания?
- Могу только догадываться, ваша честь.
- По некоторым причинам нам не хотелось бы вручать вам его, уважаемый
метр, поскольку вы сами передали его судьям.
- Конечно, ваша честь.
- Ваша арифметика с игрой в кости и маловероятной удачей неопытного
новичка против искусного дуэлянта убедила нас.
- Я рад слышать это еще здесь до вынесения вашего справедливого
приговора, ваша честь.
- Приговора не будет, - отрезал председатель. - Графа де Лейе немедля
освободят, и судебное разбирательство прекратится без продолжения, если...
- Если, ваша честь?
- Если выводы о невозможности проезжему мушкетеру отыграться в кости
не подтолкнут вас к возбуждению судебного преследования против
неизвестного лица.
Пьер понял все! Слишком прославлено было, видимо, названное в письме
Мерсенна имя мушкетера, скорее всего любимца короля и даже его
высокопреосвященства господина кардинала, стремящегося переманить его в
гвардейцы, ценя его заслуги (и услуги!), которых было не меньше, чем
прощенных ему дуэлей.
Казалось бы, все складывалось так, как того добивался Пьер Ферма.
Мушкетер оказался именно тем, кого он подозревал, отводя всякие подозрения
от графа Рауля де Лейе, но... и Пьер Ферма невольно зажмурился. Перед его
мысленным взором встала напряженная черная фигура гневной вдовы на фоне
алеющего неба. Месть! Надежда на закон и справедливость! Что должен он
ответить судьям?
Никогда в жизни не привелось Пьеру Ферма пережить подобную минуту,
словно растянутую на часы терзаний! Сообщить суду о раскрытых им
преступлениях, "доблестно" совершенных неуемным забиякой-гасконцем?
Поставить перед судьями выбор: навлечь им на себя недовольство короля и
кардинала преследованием их фаворита или не обратить внимания на слова
молодого советника парламента, действующего без всякого ему поручения, и
завершить дело с убийством маркиза де Вуазье так, как это уже намечалось
до начала судебного заседания и как требовал прокурор? Недаром ни
Массандр, ни судьи не назвали вслух, в присутствии все записывающих писцов
имени мушкетера, а потом вызвали молодого советника парламента в камеру
раздумий. Пьеру нужно было решать, что важнее: жизнь невиновного или месть
виновному, осуществление которой по меньшей мере сомнительно при
царствовании короля, повелевающего именовать себя Справедливым и
передавшего всю власть кардиналу Ришелье?
И Пьер Ферма, внутренне кляня себя, решился. В собственных глазах он
как бы предал пылающую гневом в ненавистью безутешную вдову, предал ради
счастья кроткой и настойчивой Луизы, жизни графа Рауля де Лейе и
собственной победы.
И Пьер Ферма почтительно произнес:
- Возбуждение судебного преследования прерогатива прокурора, ваша
честь, а не советника парламента.
- Ну вот и хорошо, - прошамкал председатель, поднося письмо аббата
Мерсенна к пламени свечи. - А теперь пора обедать. Мы советовали бы вам,
молодой метр, отобедать вместе с метром Массандром. А за сыном старый граф
уже прислал карету. Надеюсь, он достаточно вознаградит вас за старания и
поможет вам расплатиться с долгами?
Очевидно, старый судья прекрасно знал о долгах Пьера, а может быть, и
ждал их уплаты.
Когда Пьер Ферма вышел из парламента, то покрытая лаком карета с
графским гербом на дверцах продолжала стоять у подъезда. Из окна ее
выглядывал счастливый Рауль, а открыв дверцу и тяжело опустившись на
откинутую ступеньку, на землю сошел старый вельможа, издали делая знаки
Пьеру.
Тот направился навстречу старому графу.
- Не откажите в милости, дорогой метр, осмотреть отныне принадлежащий
вам дом. Там, в сундуке, ключи от которого я вам вручаю, вы найдете
достаточно средств, чтобы начать достойную вашим способностям жизнь
видного метра Тулузы.
Пьер должен был уступить старому графу.
Вслед уезжающим в карете счастливым людям смотрели судейские, в числе
которых был розовощекий судья. Поскольку он слышал, выйдя вместе с Ферма
из парламента, обращение к нему старого графа, слух о баснословной награде
молодому советнику, применившему так удачно математику в судебном деле,
мгновенно разнесся по городу.
Во всяком случае, Луизу дома ждал уже все знающий отец.
В страхе стояла она перед ним, когда он потребовал, чтобы дочь
спустилась к нему.
Расхаживая по веранде от колонны к колонне, как и в памятный день
"первого сонета", он говорил:
- Я не знаю, осудила бы покойная мать твое дерзкое появление в зале
парламента, но я, отец твой, служащий Справедливости, признаю твой
поступок достойным, поскольку он содействовал спасению невиновного
человека. Я не знаю, что заключалось в письме, но поведение молодого метра
Пьера Ферма, нашего родственника по женской линии, показало, что мы имеем
дело с человеком удачливым, может быть, имеющим где-то вверху солидную
поддержку. Однако не следует из этого делать вывод, что он на правах
родственника может снова появиться на пороге моего дома.
- Что вы, папа! - опустив глаза, сказала Луиза. - Разве, так
разбогатев, став сразу завидной фигурой, он посмотрит в нашу сторону?
Господин Франсуа де Лонг засопел и согнулся еще больше:
- Вот видишь, как я был прав, отстранив такого человека от твоей
чистоты. Да ты сама не захочешь на него взглянуть, несмотря на свалившееся
ему богатство.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.