read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Открой глаза и посмотри на меня! - потребовал епископ.
Лорла послушалась. Эррит по-прежнему стоял на полу, на коленях, с воткнутой в руку иглой. Встревоженное лицо покрылось каплями пота. Протянутая к ней рука молила её приблизиться.
- Это я, малышка, - прошептал он. - Это все тот же я. Не бойся. С тобой ничего плохого не будет.
Лорла осталась на месте: она была не в состоянии пошевелиться. Что-то давным-давно забытое промелькнуло в её голове: воспоминание о боли и монотонных голосах. Она вдруг оказалась в комнате без окон - и ей было очень холодно. Чьи-то руки держали её, прижимали к постели. А она кричала.
Лорла раскрыла рот, чтобы завопить, но горло отказывалось издавать звуки. Эррит смотрел на неё с ужасом.
- Лорла! - Его голос донесся до неё откуда-то издалека. - Что с тобой, дитя?
- Не знаю! - зарыдала Лорла. - Я не знаю! Что ты делаешь? Что это такое?
Она проковыляла к Эрриту и встряхнула аппарат, держащий ампулы с жидкостью. Они задребезжали. Свободной рукой Эррит поймал её и оттащил в сторону.
- Не надо! - сердито прошипел он.
Его прикосновение было словно пламя на льду. Лорла испуганно отпрянула. Но епископ не отпустил её, потом притянул к себе и поставил перед собой на колени. Она плакал и смеялся - а в его вены вливалась яркая жидкость.
- Не бойся, девочка, - сказал он. - Я все тот же Эррит, которого ты знаешь.
- Нет, - возразила Лорла. - Ты другой!
- Я не другой. Я все тот же - и мне становится лучше. Верь мне, дитя. Верь мне.
В его голосе звучала такая мука, что Лорла невольно смягчилась. Она придвинулась ближе, всматриваясь в морщинистое лицо, в глубокие складки, похожие на красные полосы от ударов хлыстом, в глаза, горящие, как два сапфира. Все это напомнило Лорле нечто очень далекое, нечто забытое и отброшенное, что никогда не должно было возвращаться в её сознание. Она попыталась вернуть то пугающее воспоминание - но не смогла. Чувствовались только ярость и боль.
- Отец Эррит, мне страшно.
- Ах, Лорла! - Ему было очень трудно овладеть собой - трудно было даже говорить. - Что ты тут делаешь?
Лорла не сразу смогла вспомнить.
- Я искала тебя, - сказала она наконец. - Хотела спросить кое-что насчет росписи.
- И ты меня нашла, - отозвался Эррит. - И узнала мою тайну. - Он огорченно покачал головой. - Да простит меня Бог за то, что я показал тебе этот ужас.
- Отец...
- Я знаю, что выгляжу ужасно. Но это... лечение, Лорла. Оно мне необходимо. Пожалуйста, посиди со мной. Ты мне нужна. Ты можешь мне помочь.
Лорла послушно выполнила просьбу епископа: она села напротив него, поджав под себя ноги. Он откинул голову и судорожно вздохнул, а потом попробовал криво ей улыбнуться.
- Иногда это бывает больно - то, что я делаю. Это средство очень сильное. Но оно мне необходимо, Лорла. Без него я умру, без него у меня не будет сил. А сейчас мне нужны силы. Мне предстоит важная работа. Ты понимаешь?
Лорла кивнула:
- Но что это такое? Откуда это?
- Этого я тебе сказать не могу. Это очень редкое лекарство, очень ценное. Больше я ничего не могу тебе рассказать. Но у меня его мало, и мне нужно его беречь. Вот почему я схватил тебя, когда ты за ним потянулась. - Он виновато посмотрел на нее. - Я не хотел сделать тебе больно. Прости меня.
- Святой отец...
- Отец, - поправил он её.
- Да, отец. Что оно с тобой делает? Почему ты такой... - Она попыталась подобрать нужное слово, внимательно глядя на епископа. - Слабый?
Эррит протянул руку и погладил её по щеке.
- Милая Лорла, это слишком трудно тебе объяснить. Ты просто должна мне поверить. И ещё надо верить Богу. Я спрашивал Небеса, что мне делать, и ангелы сказали мне, чтобы я был сильным. Они доставили мне это лекарство. Сначала я решил, что его послал мне демон, но теперь я знаю правду. Его дал мне Бог, потому что Ему нужно приготовить меня к последней битве.
- С Бьяджио? - спросила Лорла. Она часто слышала, как епископ упоминает о её Господине.
- Да. С Бьяджио и со всем Черным Ренессансом. - Эррит с трудом перевел дыхание. - Они как раковая опухоль, Лорла. Они погубят империю, ввергнут нас в ад. Только я могу им помешать. И я их остановлю, видит Небо. Остановлю обязательно!
Лорла спрятала свои чувства под маской безмятежности. Всякий раз, когда Эррит упоминал о её Господине, она одаривала его ласковой улыбкой.
- Ты сильный, - сказала она. - Тебя никому не остановить.
- Бога никто не может остановить, - отозвался Эррит. - А меня ведет Его мощная рука.
- Как Дараго! - весело откликнулась Лорла. - Он тоже такой.
- Да, - подтвердил Эррит. - А откуда ты это знаешь?
- Я ходила посмотреть на роспись потолка. Я знаю, что мне нельзя было ходить, но ты не сердись. Я разговаривала с Дараго. Он кое-что мне показал.
Эррит расхохотался:
- Дараго с тобой разговаривал? С маленькой девочкой? Не могу поверить!
- Это правда! - немного обиделась Лорла. - Он взял меня на свою лестницу, чтобы показать потолок. Я до него дотронулась, отец!
Казалось, Эррит забыл о боли.
- Поразительно! - прошептал он. - Ты дотронулась до потолка? Это место священно, малышка. На тебе поистине благословение.
- Я видела картинку, где Элиоэс, - добавила Лорла. - Дараго сказал, что она сирота, как я. Это правда?
- Правда.
Эррит взглянул на ампулу, подсоединенную к игле, и увидел, что она уже пуста. Он облегченно закрыл глаза и вытащил иглу. Лорла снова сглотнула подступивший к горлу тошнотворный ком.
- Расскажи мне о ней! - попросила она. - Я хочу знать про неё все-все!
- В другой раз, - ответил Эррит. Он протянул руку. - Пожалуйста, дитя, помоги мне встать. Эти процедуры отнимают у меня много сил.
Лорла протянула ему руку и приложила все силы, чтобы помочь тучному епископу подняться на ноги. Секунду он качался на нетвердых ногах, но быстро обрел равновесие.
- Да, - выдохнул он. - Да, теперь я быстро приду в себя. Спасибо тебе, дитя. А теперь... - Он озадаченно посмотрел на нее. - О чем это ты меня спрашивала?
- Про Элиоэс! Дараго сказал, что ты можешь мне о ней рассказать.
- Могу, - подтвердил Эррит.
Он перешел из приемной в спальню, где оказалась невероятно пышная постель. Жалюзи были открыты, и в комнату лились потоки света. Епископ рухнул на мягкий матрас. Отдышавшись, он похлопал по кровати, приглашая Лорлу сесть рядом с ним. Лорла послушно умостилась рядышком и приготовилась внимательно слушать.
- Я расскажу тебе все про Элиоэс и научу всему, что я знаю про священную книгу. Ты будешь учиться и крепнуть, малышка. Но сначала расскажи мне о росписи. Ты видела её целиком?
- Она была открыта, - ответила Лорла. - Дараго и его подмастерья над ней работали. Да, я видела её всю.
- Она очень красивая? Ее почти закончили?
- Очень красивая, - подтвердила Лорла, тая от одного воспоминания. - Красивее всего на свете. И - да, по-моему, её почти закончили. Дараго говорит, что скоро должен будет её тебе открыть. Для твоего праздника. Крейна?
- Истрейи. Крейн - это месяц покаяния. Но ты почти не ошиблась. - Он нахмурился. - Ты знаешь, что такое крейн, Лорла? Или я забыл тебя просветить?
- Я заметила, что священники украшают храм. Но что такое крейн, я не знаю. Простите.
- Тебе не за что извиняться. Это я должен был тебе объяснить, но забыл, насколько вы были отрезаны от жизни у себя на Драконьем Клюве. - Он постепенно приходил в себя. С каждым вздохом его кожа остывала, складки лица расправлялись. Эррит обнял её за плечи. - Перед началом крейна будет большой праздник, который называется Сеским. Весь Черный город будет пировать, готовясь к месяцу лишений. Будут музыка и танцы, лакомства и акробаты. - Он рассмеялся от радости. - Я сам тебя туда поведу! На улицах будет так красиво. Хочешь?
- Да, - ответила Лорла, обрадованная такой перспективой. - Это будет для меня большим подарком ко дню рождения.
- Ко дню рождения? - переспросил епископ. - Лорла, у тебя скоро день рождения?
Сделав вид, будто проговорилась случайно, Лорла отвела взгляд.
- Да, отец. Прости. Мне не надо было тебе говорить.
- Но почему же? Это радостный день, дитя. Я так доволен! Теперь мы сможем отпраздновать сразу и Истрейю, и твой день рождения. Как чудесно!
Лорлу снова охватили угрызения совести. С каждым днем обманов она ненавидела себя все сильнее.
- Это же ничего особенного, отец. Я хочу посмотреть на праздник. Вот и все.
- И посмотришь, дитя, обязательно посмотришь, - пообещал Эррит, одаривая её улыбкой, полной обожания. - Мы отпразднуем Истрейю и твой день рождения, и в этот день я буду обращаться с тобой, как с принцессой. На улицах будут лоточники, можно будет купить прекрасные вещи. И все лавки будут открыты. - Он наклонился и поцеловал её в макушку. - Подумай как следует, ты должна выбрать себе подарок. Что-то совершенно особое!
Лорла ответно ему улыбнулась. Она уже знала, что станет для неё идеальным подарком.

21
Призраки Серой башни

Минина лошадь трусила по усеянному трупами полю. Девушка поражалась резне, которую устроил её отец.
На северном ответвлении Драконьего Клюва - ответвлении Энеаса - стоял очередной морозный день. Дикий ветер трепал плащ Нины, пробиваясь сквозь ткань, словно острый клык. Снег покрывал дорогу и заброшенные дома с закрытыми окнами. Окоченевшие тела на улицах смотрели обледенелыми глазами, где навеки застыл ужас. Скрытое густыми облаками солнце безуспешно пыталось согреть землю. В потеках замерзшей крови на дороге отражались свет и снег. Лошадь Нины брела, сама не зная куда, и всадница её, ошеломленная зрелищем, тоже не знала, куда ей ехать. Лишь гулкий топот копыт нарушал тишину этого жуткого дня. Впереди возвышалась Серая башня, высокая и темная, с сотнями мертвых окон. Дом герцога Энеаса осенял разрушенный город: мрачное надгробие для заледеневших мертвецов.
Глубока и страшна была жажда мести у герцога Энли. До этого дня Нина даже не знала, насколько глубока. Вся таящаяся в нем ярость, вся его ненависть к брату излились мощным потоком, беспощадной приливной волной. Нина осматривалась и с ужасом сознавала, что совершенно ничего не знает о человеке, которого называла отцом.
- Боже мой, Гарт, - прошептала она почти неслышно за шумом ветра. - Неужели это все ваша работа?
Рядом с ней ехал Гарт Дорийский со своими спутниками - дюжиной наемников со своей родины.
- У меня был приказ, девица, - ответил он, не дрогнув. Казалось, Гарта не трогает ничто: ни жестокий холод, ни ужасное деяние, которое он совершил.
- Чей приказ? - спросила Нина. - Моего отца?
- Да. И моего нанимателя, - ответил наемник. Окружавшие его солдаты кивнули, словно это снимало с них вину в резне. - Приказы Бьяджио были вполне определенными, - добавил Гарт. - Я сделал то, за что мне заплатили.
Нина больше не могла на него смотреть и перевела взгляд обратно на останки мужчин и женщин... и даже детей. Разбитые шлемы с вороньими головами закрывали безлицые черепа солдат - защитников герцога Энеаса. Их разрубленные останки валялись повсюду, окоченевшие на морозе. Скрюченные мертвые пальцы тянулись к небу. Здесь находился самый крупный поселок северного ответвления, стоявший в окружении полей и прежде заселенный крепкими крестьянами. Он был стерт с лица земли. Другие поселки Гарт со своими наемниками не тронул, но этот не пощадил. Здесь, у подножия Серой башни, прошла битва. Войска Энеаса защищали память своего герцога - и заплатили за это жизнью. Без защиты воздушной армии отряды в вороньих шлемах потерпели поражение. Неведомый граф с Кроута потратил целое состояние на наемников, которым было приказано захватить северное ответвление: под командованием Гарта их было почти три сотни. Нина плохо разбиралась в вопросах войны, но она часто слышала разговоры своего отца на эту тему. Герцог Энли был воинствен и постоянно думал о своем брате, правившем на противоположном берегу залива. Теперь его одержимость вырвалась на волю - с роковыми последствиями.
Нина с отвращением закрыла глаза. Это был её народ. Увидев его безжалостное уничтожение, она усомнилась в здравом рассудке отца.
- Боже правый, он никого не оставил! - сказала она дрожащим голосом. Зрелище подавляло её. - Как ты мог, отец? Как мог?
На этот вопрос ответа не было. Нина никогда не думала, что он способен на подобное зверство. Она перевела взгляд на стоявшую вдали опустевшую башню: там остались только трупы и разгневанные призраки. Она не была здесь больше десяти лет. Тогда она могла свободно бродить по крепости дяди, радовалась возможности побыть с ним и его воронами. Она, как и все остальные, была счастлива жить на мирной земле.
Времена разительно изменились.
- Гарт, вы чудовище. И вы, и все ваши люди. Гарт моргнул, не теряя спокойствия.
- Я говорил вам, что вы здесь увидите, Нина. Но вы так же упрямы, как ваш отец. - Он начал поворачивать коня. - Поедем. Давайте возвращаться. Если бы сейчас стояло лето, вонь была бы убийственная.
- Подождите, - отрезала Нина. - Я не закончила.
В её голосе было достаточно стали, чтобы Гарт ей повиновался. Он действительно предостерегал её, более того - умолял её не приезжать сюда. Но Нина слишком долго вынуждена была сидеть в Красной башне, гадая, что произошло в замерзшем мире за её стенами. С тех пор как отец повез Лорлу в столицу Нара, Гарт и его наемники времени не теряли. Нине нетрудно было догадаться, чем именно они занимаются, однако она не ожидала такого ужаса. Она даже питала пустую надежду на то, что её дядя ещё жив.
Гарт объяснил ей, как обстоят дела.
После возвращения из своего мрачного крестового похода наемник из Дории рассказал ей все. О её отце. Об убийстве её дяди. И эти новости разбили Нинино сердце. Она, как балованное дитя, спряталась, заперлась в Красной башне, не веря, что её отец мог начать войну с собственным братом. А в это время на противоположной стороне залива шла бойня. А ведь она уверяла Лорлу в том, что все будет хорошо! Теперь Нина проклинала себя, ненавидела собственную робость. Если бы она воспротивилась отцу, то, возможно, смогла бы уговорить его остановиться. Она была единственным человеком, к которому он ещё был привязан. Она оставалась последней нитью, которая связывала его с Ангелом.
"Я должна была попытаться", - думала Нина.
Смогла бы она достучаться до него, смягчить воцарившееся в его сознании безумие? Не она ли виновна в том, что случилось? Нина встряхнула головой, прогоняя эту мысль: "Нет! Не смей так думать!"
- Здесь больше не на что смотреть, - проворчал Гарт.
Время шло, и он начинал проявлять нетерпение. А возможно, ему было немного страшно. Во время их поездки по северному ответвлению никто не пытался встать у них на пути, но это не означало, что никто этого не сделает и дальше. Гарт продолжал бдительно следить за пустыми домами и мертвыми телами, словно опасался, что они оживут. Казалось, его подчиненные разделяют то же беспокойство. Они поехали с Гартом потому, что того потребовала Нина, однако верность наемников имеет свои пределы. Нина холодно улыбнулась. Это она узнала от отца.
"Ты своего добился, отец, - мысленно обратилась она к Энли. - Теперь тебе принадлежит весь Драконий Клюв".
Энли принадлежали даже вороны, хваленая "воздушная армия" его брата. Крак, ручной ворон, сидел у Нины на плече и щелкал клювом, выражая свое недовольство холодом. Перед тем как уехать в Черный город с Лорлой, отец предупредил её, чтобы она не расставалась с вороном.
- Теперь он предводитель воронов, - сказал Энли.
Нина знала, что означает этот термин. Теперь у Крака на шее красовалась золотая цепь, символ вожака воронов. Нина помнила их историю. Энеас очень гордился своими воронами и с радостью рассказывал ей о них. Ей было известно о статусе главного ворона. Несомненно, предводитель воронов Энеаса мертв, как и его господин. Нина повернулась к сидевшей у неё на плече птице, радуясь тому, что Крак с нею. Насколько было известно, воздушная армия оставалась поблизости от Серой башни и ждала возвращения Энеаса. Лишившись предводителя, вороны позволили Гарту и его наемникам перебить всех защитников замка.
- Оставайся со мной, Крак, - попросила Нина. - Ты можешь мне понадобиться.
Она не знала, что может ждать её в Серой башне. Она даже не сказала Гарту, что они направляются именно туда, - не знала, как он на это отреагирует. Хотя она дочь герцога, а ему платят за то, чтобы он её охранял, он вполне мог бы её бросить. Он и сюда приехал только благодаря её настояниям. Нине надо было собственными глазами увидеть последствия резни, осознать всю глубину безумия своего отца.
Она сама не ждала, что Серая башня будет так её манить. На неё нахлынули давно забытые воспоминания. Нина смотрела на башню, чувствовала, как тянет её туда, и думала, как изменится её жизнь, если она туда поедет.
Если жизнь вообще не кончится.
- Мы едем дальше, - сказала она едва слышно за шумом ветра.
- Дальше? - переспросил Гарт. - Куда?
- В башню.
- Нет. Даже не думайте. Но Нина уже решилась.
- Я еду. Если хотите, можете ехать со мной. Или оставайтесь здесь, если боитесь. Я вернусь в Красную башню одна.
Наемники заворчали. Гарт подъехал вплотную к Нине и наклонился к ней, чтобы его люди не услышали его слов.
- Послушай, малышка, - прошептал он. - Я приехал с тобой сюда, и хватит с тебя. В башне смотреть не на что. Не заставляй меня волочить тебя домой, словно капризного ребенка.
- Я хочу увидеть все сама, - ответила Нина.
- Там нечего смотреть, дура! Одни трупы. Хочешь смотреть на трупы? Тогда насмотрись прямо здесь!
Крак взъерошил перья, но Нина оставалась тверда.
- Я еду, Гарт. С тобой или без тебя. Лицо наемника побагровело.
- Только попробуй, и, видит Бог, я...
- Что ты сделаешь, Гарт? Потащишь меня обратно в Красную башню, словно мешок зерна? Не думаю. - Нина устремила на него жесткий взгляд. - Если ты ко мне прикоснешься, я скажу отцу, что ты позволил себе вольничать со мной. Или даже изнасиловал меня. Он скажет Бьяджио, и тебе не заплатят.
Ее угрожающий тон заставил Гарта заколебаться. Он знал, что Энли души не чает в дочери, а без расположения Энли Бьяджио вполне может не развязать своего кошелька. И в конце концов Гарт сдался.
- Там нечего смотреть, - снова предупредил он Нину. - Там только эти проклятые птицы. Если они на нас нападут...
- Не нападут, - заверила его Нина. - Крак нас защитит. Держитесь рядом со мной, и с вами ничего не случится.
Это было смелое обещание, и Нина почувствовала, что наемники ей не верят. Она и сама не была уверена в своих словах. Хотя в последний раз она видела Серую башню в пятилетнем возрасте, вороны Энеаса запомнились ей как мрачный кошмар. В памяти ярко запечатлелись тысячи черных глаз. Но эта картина мелькнула и пропала. Ее ждала Серая башня, а там, возможно, хоть какие-то ответы. Отец оказался способен на вероломство, и на месте прежней любви в душе Нины образовалась пустота, наполненная сомнениями - впервые в её жизни. А может быть, впервые в жизни у Нины появилось мужество - она и сама не знала. Она знала только, что прежняя тепличная жизнь кончилась катастрофой и кто-то в этом должен быть виноват.
- Поехали, - приказала она, направляя лошадь к замку.
Дорога была длинной и узкой, поросшей по сторонам густым лесом. Ближе к башне ветер усилился. Гарт и его наемники ворчали, но ехали следом, и вскоре город остался позади. Деревья по сторонам стали выше, их ветви пологом закрывали небо. Лошадь Нины недовольно фыркнула. Сидевший на её плече Крак тихо и протяжно присвистнул - эту привычку он перенял у герцога Энли. Нина стянула края капюшона, защищая лицо от холода. Поездка длилась уже много часов, и затянутые в перчатки руки сильно ныли.
Гарт ехал рядом с ней.
- Ты дура, девица, - фыркнул он. - Ты гоняешься за призраками. Я ещё раз тебе повторяю: там ничего нет.
- Тогда чего ты боишься? Гарт ответил, поморщившись:
- Я ничего не боюсь. Но мы даром тратим время, а здесь чертовски холодно. И может быть, опасно. Для тебя.
- Именно поэтому я и взяла вас с собой - чтобы вы меня защищали. А теперь замолчи. От твоего дыхания меня тошнит.
Дорога тянулась дальше, темная из-за высоких сосен и неровная из-за заболоченных низин. Переплетенные над головой ветки гнулись под снегом и время от времени роняли его на людей. Оконечность Драконьего Клюва была уже близко. Нина ощущала в воздухе слабый запах моря, слышала шепот далекого прибоя. Она пришпорила лошадь, торопясь спрятаться от мороза.
Наконец коридор ветвей закончился, и кавалькада выехала в тень Серой башни. Замок возвышался перед глазами, опустевший, заброшенный, мрачный, исхлестанный несчетными бурями. Нина устремила на него взгляд, потрясенная и изумленная, подхваченная потоком давних воспоминаний. Чувства душили её, и не ощущай она на себе взгляд Гарта, то непременно расплакалась бы.
- Отец! - прошептала она. - Что ты наделал?
Серая башня ответила мертвой тишиной. На противоположной стороне прогалины, окружавшей замок, Нина увидела следы битвы: изломанные тела защитников башни, упавшие в снег, ненужное оружие, оставленное ржаветь на земле. Сама прогалина была истоптана копытами коней, завалена комьями земли. Мертвецы лежали под снегом вплотную, бесформенные белые кочки, согнутые под немыслимыми углами. Когда закончится зима и настанет тепло, здесь начнется эпидемия. Возможно, яда будет столько, что эпидемия захлестнет и южное ответвление. Отец был бы в ужасе, если бы знал, что Гарт не потрудился прибрать за собой. Она осмотрела окрестности замка, надеясь заметить хоть какие-то признаки жизни, хоть какое-то малое существо, пережившее резню, но не видела ничего живого.
Кроме воронов.
Они были повсюду. Огромные, черные, они ковыляли среди трупов и каменных оград, не замечая холода. Они клевали тела, отрывая длинные полосы мяса. Их блестящие перья ловили лучи солнца, словно огромный соболино-черный океан. Некоторые птицы заметили пришельцев и обратили глаза-бусинки на восток, разглядывая Нину и её отряд. У Нины пересохло в горле, при виде этого множества страшных созданий у неё отчаянно забилось сердце. Тщательной селекционной работой Энеас вывел настоящих чудовищ. Они заполняли все ниши, каждый столб был окутан черными перьями. Одна за другой птицы получали сигналы от своих собратьев и поворачивались, чтобы посмотреть на Нину и наемников.
- Боже правый! - прошептал Гарт. - Вы только посмотрите на них. Сидят и ждут.
- Надо уматывать! - сказал кто-то из наемников, и его товарищи отозвались одобрительным гулом. Одним взглядом Гарт заставил их замолчать.
- Тихо, болваны! - прикрикнул он. А потом, повернувшись к Нине, добавил: - Они правы. Давай уезжать, девица, пока нам не выклевали глаза.
Нина погладила перья Крака.
- Я не боюсь. Вы можете остаться, если хотите. Можете все оставаться. Но я хочу посмотреть, что в замке.
- Зачем? - с досадой спросил Гарт. - Ничего там нет!
- Есть, - возразила Нина. - У меня там воспоминания. - Она сама усмехнулась, осознав, как глупо это звучит. - Уезжай, если хочешь, Гарт. Мне тут ничего не грозит, и не надо пугать их таким количеством всадников. Возьми своих людей и возвращайся в лес. Я скоро вернусь. - Нет, - решительно заявил наемник. - Я поеду с тобой, пусть даже Бог проклянет меня за это. Мне положено тебя охранять. - Он вздохнул, явно недовольный своими обязанностями. - Ты уверена, что эта птица нас защитит? - спросил он, указывая на Крака.
- Уверена, - ответила Нина. На самом деле никакой уверенности у неё не было, но собственные слова её ободрили. Крак был теперь предводителем воронов. А воздушная армия ничего не делала без приказа своего предводителя. - Только не делай глупостей, - предостерегла она птицу.
Крак подпрыгнул у неё на плече, показывая, что понял.
Нина пустила лошадь вперед, к башне. Гарт держался прилично сзади, чтобы вороны замка увидели птицу, сидящую на плече у Нины. Захлопали крылья, раздалось хриплое карканье. Нина боролась с нарастающим страхом. И лошадь под ней тоже боялась, настороженно наблюдая за хищными птицами. Позади неё зазвучал отчаянный шепот Гарта:
- Да вы только посмотрите, сколько их!
- Тихо! - огрызнулась она.
Любого звука может оказаться достаточно, чтобы встревожить птиц, заставить их подняться на крыло. Однако Крак оставался у неё на плече, гордый и властный, - и замковые вороны заметили главную птицу с золотой цепью на шее. Вскоре вся стая уже вернулась к своим делам. Отчаянное сердцебиение Нины немного унялось. Впереди виднелись двери замка, широко распахнутые и занесенные снегом. На пороге лежал труп, загораживающий вход в башню. На его голове устроился громадный ворон с таким обыденным видом, будто сидит на придорожном камне, и эта обыденность отдавала черным юмором. Нина направила лошадь во двор, стараясь объезжать самые плотные скопления воронов. Путь был завален трупами. У Энеаса было не больше двухсот солдат, и наемники Бьяджио легко их одолели. Гарт, оказавшись на месте своей кровавой работы, проявлял стоическое спокойствие. Словно мертвец, он, казалось, не замечал ничего. Или был ко всему равнодушен.
Вороны расступились, давая дорогу. Добравшись до башни, Нина вздохнула с облегчением. В дверях на шлеме мертвеца сидел последний ворон и смотрел с любопытством, склонив голову набок. Услышав гневный окрик Крака, он отлетел прочь. Нина с благодарностью улыбнулась своей черной птице.
Нина и Гарт объехали мертвого солдата и оказались в замке. Внутри Гарт спешился и закрыл двери, оставив птиц снаружи. В холле царила полутьма.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.