read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Конечно, - быстро кивнул я, - можем немного о прошлом поболтать.
Клавдия загремела чайником, не электрическим, простым, древним, покрытым белой потершейся эмалью.
- Эх, грехи мои тяжкие! Разве думала, что останусь одна-одинешенька? На племяшек рассчитывала, а они вон какие оказались...
Клавдия уставилась на весело пляшущий огонь горелки и принялась рассказывать мне свою жизнь.
Замуж она не вышла, хоть и была красивой, до тридцати лет все выбирала, а потом собралась в дом отдыха. Для получения путевки требовалась санаторная карта, и Клавдия отправилась в больницу, где ее огорошил гинеколог:
- Вам требуется срочная операция.
А уж после оперативного вмешательства по женской части какие женихи? Клава о них и думать забыла, ушла с головой в производство, стала вести общественную работу. Ее хвалили, отмечали, награждали. То премию выпишут, то грамоту дадут, а под один Новый год вручили стиральную машину, вещь по тем временам в домах редкую. Так что на заводе она была начальница смены, орденоноска и маяк для всех. Дома же с ней никто не считался. В квартире бал правила Степанида, она была старше сестры и моментально затыкала той рот при любых спорах. Клава никогда не готовила, не стирала, не убирала. Просто отдавала в общий котел зарплату, хозяйство лежало на крепких плечах Степаниды. которая служила домработницей у соседей.
Клавдия, правда, пыталась наставить сестру на путь истинный и порой говорила:
- Охота тебе за чужими грязь выносить! Возвращайся на завод, иди ко мне в бригаду, возьмем семейный подряд, это сейчас очень приветствуется, рабочая династия будет.
- И думать забудь, - отмахивалась Степанида, - была охота по цеху носиться, да у вас все в пятьдесят уже глухие! Шум какой стоит!
Так и жили, радуясь мелким удачам. Собирали на летний отдых и новую мебель, мечтали о своей дачке на шести сотках, ходили дома в рваных халатах, зато на людях показывались "при полном параде". Двух зарплат в принципе хватало на скромную жизнь, конечно, шуб и золота было не купить, но драповые пальто имелись у всех. Радоваться бы своей счастливой судьбе. Но насладиться жизнью сестрам не давали Рита и Аня.
Ох, не зря в народе говорят: "Маленькие детки спать не дают, от больших сам не заснешь". Девчонки росли своенравные, ты им слово, они тебе десять. По хозяйству помогать не собирались, стирать, готовить и убирать не хотели. Впрочем, Аня была довольно тихой, побаивалась ремня, а Рита вышла ну совсем бесшабашной. Однажды Степанида, решив наказать двенадцатилетнюю Маргариту, двинулась на ту с поясом от платья, приговаривая:
- А ну заголяй задницу, сейчас поймешь, как с матерью разговаривать надо!
Но Рита не испугалась, не заплакала, не стала просить пощады. Она подскочила к матери, вырвала из ее рук ремешок, швырнула его в окно и заявила:
- Только тронь меня пальцем, мигом следом выброшусь! Не будет у тебя дочери!
Степанида испугалась и перестала наказывать Риту, все колотушки доставались с тех пор только Анне, безропотно сносящей "науку".
А потом Рита влюбилась в сына Кузьминского, Сережу. Уж как Степанида уговаривала дочь отвернуться от парня!
- Сумасшедший он, - внушала она ей, - мать его с собой покончила. Да и отец был странный, весь день чего-то писал, писал в тетрадях. Найди себе нормальною!
Но Рита закусила удила.
- Мне нужен только он! - твердила она. Обозленная Степанида отправила непокорную дочку на все лето к бабке в деревню, надеялась, что Маргарита забудет про любовь, хотела сделать лучше, а получилось черт-те что. Рита сообщила Сереже адрес, парень мигом приехал в Тульскую область... Тут-то у них все и случилось, в сарае, на сене.
Вернувшись домой, Рита без стыда заявила матери:
- Нам расписываться надо, я беременная! Степанида схватилась за голову и понеслась к Кузьминскому. Петр Фадеевич к тому времени уже умер, Сережа жил в квартире один, учился в институте.
Степанида влетела к нему в комнату и заорала:
- Мерзавец! Это называется совращением малолетних, я тебя посажу!
В Уголовном кодексе тех лет была статья, предусматривающая тяжкое наказание для мужчины, который вступил в связь с девушкой, не достигшей восемнадцатилетия.
- Прямо сейчас в милицию пойду, - бесновалась Степанида, - снасильничал девочку!
На вопль прибежала Рита, вдвоем они с Сережей кое-как успокоили бабу.
- Мы любим друг друга, - увещевал будущую тещу Кузьминский, - хотим пожениться!
Пришлось Степаниде, сцепив зубы, идти в райсовет, просить разрешение на брак.
Свадьба вышла тоскливой. Из-за позора никого не позвали, в загсе были лишь жених с невестой, Степанида с Клавой да Анна. На деревенских родственников Степанида разозлилась - не доглядели за девкой, перед московскими родичами было стыдно. Не устраивали и гулянок. Сережа сказал, как отрезал:
- Я водку не пью, и денег на глупости тратить не собираемся. Мы поедем на медовый месяц в Сочи.
Разразился первый скандал, Степанида увязалась за молодыми. Клавдия осталась дома утешать Анну.
- Ну почему он ей достался? - рыдала девочка.
Прошло время, ребенок так и не родился, у Риты на седьмом месяце случился выкидыш. Обрадованная Степанида заявила:
- Ну теперь и развестись можно и поискать другого, не психа.
Но, несмотря на происки бабы, Рита и Сережа жили дружно. Спустя пару лет Степанида умерла, а Клава никогда не вмешивалась в семью племянницы, у них наладились хорошие, родственные отношения. Жили по-прежнему в соседних квартирах. Анна все никак не выходила замуж, сначала выбирала кавалеров, словно придирчивая невеста: у одного нос велик, у другого уши оттопырены, у третьего лысина. Ну а потом выбирать стало не из кого.
Сергей работал в НИИ, получал, как все. Клавдия, жалея, что у них с Ритой нет детей, радовалась тому, что зять не пьет совсем, капли в рот не берет. Ну а затем случилось событие, полностью переломившее их семью.
Под Новый, восьмидесятый год Риту отправили в командировку, а Клавдию первый раз в жизни позвали друзья отметить праздник в ресторане.
- Ступай, - улыбнулась племянница, - мы с Сережей вдвоем посидим, "Голубой огонек" поглядим.
Не думая ни о чем плохом, Клавдия ушла. Вернулась она не как обещала, в семь утра, а в три ночи. В ресторане ей не понравилось: слишком шумно, много пьяных, и еда пересолена.
Клава вернулась домой. Было тихо. Думая, что Сергей и Анна давно разошлись, тетка вошла в большую комнату и онемела: они, обнявшись, спали на диване, голыми! На столе тикал будильник, стрелка звонка стояла на пяти утра.
Вы и не представляете, какой скандал устроила Клава. Проснувшиеся любовники стали оправдываться.
- Да не было ничего, - бубнил Сережа, натягивая брюки, - я совсем не пью, а тут шампанское, три бокала, вот и развезло.
- Ты Рите не рассказывай, - умоляла Анна, - не надо!
Скрепя сердце Клавдия согласилась хранить молчание. Вернувшаяся Маргарита ничего не узнала, Сергей перестал заглядывать к Клавдии.
Потом Клава заметила, что с Анной творится неладное. Она каждый раз после еды бросалась в туалет, талия ее стала стремительно полнеть. И только когда тугой живот натянул платье, тетка сообразила, в чем дело.
Вне себя она кинулась к Сереже и, наплевав на присутствие Риты, закатила скандал. Маргарита узнала правду. Что творилось в их квартирах на протяжении следующего месяца, лучше не вспоминать.
Но потом вдруг гроза успокоилась. Сережа и Рита, обменяв жилплощадь, исчезли в неведомом направлении. Анна совершенно неожиданно вышла замуж за тихого мужика по имени Валерий и уехала к нему. С Клавой никто из племянниц даже не попрощался. Она до последнего не знала об их планах. И была потрясена, когда увидела, что из соседней квартиры выносят вещи. Столкнувшись с грузчиками, Клава бросилась к Рите.
- В чем дело?
- Отвали, змея, - буркнула племянница, - видеть тебя не желаю, дел иметь не хочу. Мы с Сережей незнамо куда едем, лишь бы с тобой никогда не встречаться!
А через месяц исчезла и Анна, оставив записку: "Ты подлая баба, живи одна, я вышла замуж и ухожу к Валерию". Все, больше они не встречались.
- И что я плохого сделала? - недоуменно вопрошала сейчас Клава. - Ну не сдержалась, налетела на Сережу. Но кто бы утерпел, а? Ведь перенервничала сильно, разве хорошо это - детей делать на стороне? Да еще с сестрой жены! Ведь воспитывала их, растила, а они вон как отблагодарили! Бросили словно собаку! Сколько лет прошло, пока вспомнили! Спасибо, конечно, за конфеты, только лучше бы не чужого подсылали, а сами приехали!
- Сергей Петрович побаивается, - сказал я.
- Чего? - изумилась Клава. - Вон сколько лет утекло, забылось все.
- Степанида все время повторяла, что посадит его за какое-то преступление, - продолжил я.
Клава махнула рукой:
- А, ерунда на постном масле.
- В чем дело, не знаете?
- Конечно, знаю, - усмехнулась Клавдия. - Сережка-то Ритку совратил, ей восемнадцати еще не исполнилось, когда он ребеночка сделал. А за такое в советское время тюрьма светила! Правильно, между прочим, нечего развратничать. Вот Степанидка и пугала постоянно зятя: "Не станешь слушаться, в милицию сдам". Сережа сначала нервничал. Сестра еще пуще, видит - действует, и давай по любому поводу стращать, очень уж ей хотелось его под себя подмять! А потом Сережа со знающими людьми поговорил и ответил:
- Хватит, хоть сейчас бегите в милицию, ничего мне не будет!
- Очень даже будет! - обозлилась теща.
- Нет! - отрезал Сережа. - Я женат на ней, а брак все искупает.
Степанида не поверила и побежала в отделение. Но там ей сказали:
- Мамаша, дело семейное, они расписаны, какое совращение?
На этом разговоры о тюрьме и закончились.
- И это все? - осторожно спросил я.
- А чего еще? - удивилась Клава. Я подмигнул ей.
- У них вроде имелась какая-то идиотская история, про привидение. Кровавое пятно на картине и зловещие убийства...
Клава отмахнулась:
- Да ерунда. Мать у Сережи сумасшедшая была, и отец того, не совсем, а уж люди напридумывали!
- Значит, никакой правды тут нет? А болтали, будто у Кузьминских в доме убийства творились.
- Ой, - покачала головой Клава, - народ-то совсем глупый, трепали во дворе всякое. Степанида первая и начала про ненормальную мать Сергея и ее самоубийство, уж откуда сама только узнала, но потом, когда Сережа на Рите женился, рот захлопнула и о сплетнях пожалела. Стала людей затыкать. Да оно и понятно: ну кому охота слышать, что твой зять не в своем уме? Вот и злилась на всех, хотя чего же она ожидала: сначала растрепала, а потом попыталась на чужой роток накинуть платок. Только после ее смерти пересуды прекратились. Ну еще немного помололи языками и бросили! Откуда вы только эту историю взяли! Про нее все забыли!
Я поколебался и задал вопрос в лоб:
- Значит, Сережа никого не убивал?
- Господь с вами, - перекрестилась Клава, - хороший мальчик, только, может, угрюмый слегка, а так нормальный. Степанида его просто ненавидела, вот и приматывалась. Простить не хотела, что Ритку соблазнил. А мне он нравился: вежливый, воспитанный, непьющий, в институте учился, квартиру имел, да еще сирота: мать давно умерла, и отец до свадьбы не дожил. Ну чем плохая партия. Кабы я имела дочь, лучшей бы не пожелала. Но Степаниду прямо жгла ненависть, уж сколько она гадостей Сергею говорила! Я один раз не удержалась: "Ты не дави парня, убежит, и останется Ритка без мужа, нехорошее творишь".
Степанида посмотрела на младшую сестру и, гадко ухмыльнувшись, отбрила:
- Не лезь не в свое дело. Никуда он не денется, знаю про него кой-чего! Только он в сторону, а я в милицию! За решетку угодит!
- Что она, по-вашему, имела в виду? - поинтересовался я.
- Так небось думала про совращение малолетних, - с обескураживающей откровенностью воскликнула Клава, - говорила же, Ритку он до восемнадцати лет испортил.

Глава 30

Я вышел на улицу и вздрогнул: с неба неожиданно посыпался мелкий дождик. К сожалению, я быстро цепляю простуду, поэтому подбежал к стоявшей у обочины машине.
- У-у-у, - завыл мобильный.
От неожиданности я подпрыгнул и чуть было не упал. Ей-богу, этот "оригинальный" звонок доведет меня до сердечного приступа. Надо, наверное, купить новый телефон. Неожиданно меня охватило раздражение. Ну какого черта поехал тогда к Жанне? Слишком много неприятностей за пару минут удовольствия. Во-первых, пропал мобильный вместе со всеми записанными в нем номерами телефонов. Во-вторых, испарились документы. При воспоминании о последних я испытал приступ отчаяния. До сих пор не могу восстановить паспорт! А ведь еще предстоит делать новые права и бумаги на владение "Жигулями". Похоже, что весь год потрачу на сидение перед кабинетами в милиции и ГИБДД.
- Ваня, - заорала Нора, - ты где?
- Сейчас приеду, - ответил я.
- Давай поторопись, - приказала она, - тебя за смертью посылать, совсем пропал.
Я сунул мобильный в карман. Вздорность и вечное недовольство - вот основные признаки каждой женщины.
- У-у-у, - вновь ожил сотовый.
Я, с головой ушедший в свои мысли, резко дернул рулем и, не понимая как, задел растущее у обочины дерево.
Еле сдерживаясь, я вылез из-за руля и увидел сильно помятое крыло. Тут же, словно из воздуха, материализовалась патрульная машина, из нее вылезли два страшно похожих на кабанов сержанта и, не торопясь, вразвалочку, пошли ко мне. Все автолюбители хорошо знают: если попал на дороге в аварию, прибытия гибэдэдэшников нужно ждать несколько часов. Но если они не нужны, то возникают словно по мановению волшебной палочки.
Парочка приблизилась ко мне.
- Да, - протянул один, - чудная картина, как ты мне мила!
- Пил? - поинтересовался второй. - Нет.
- Бухаловым не пахнет, - вынес вердикт первый мент, - может, у него ширялово в вене?
- Я не употребляю наркотики! Просто не удержал руль!
- Это кому другому скажи, - усмехнулся сержант, - права и документики на машину.
- Нету, - безнадежно ответил я, - украли. Вот справка из отделения.
- Глянь, Санек, - покачал головой второй, - филькина грамота у него.
- Значитца, так, - заявил Санек, - пятьсот баксов с тебя.
- За что?! - подскочил я.
- А за нашу доброту, за то, что не забираем, - лениво пояснил Санек, - "жигуль" явно паленый, ты сам никакой...
- Да просто... - начал я, и тут вновь заорал мобильный.
Санек шарахнулся в сторону, споткнулся о бордюр и упал. Его коллега попятился.
- Эт-то чиво?
Я вынул телефон и принялся объяснять ситуацию.
- Прикольная штука, - задумчиво произнес Санек, отряхивая брюки, - ни у кого такой нет. Дай поглядеть.
Я молча отдал ему сотовый.
- Дорогой? - деловито спросил Санек, вертя "Нокиа".
- Пятьсот баксов, - ответил я, умолчав, что мне аппарат с идиотским звонком обошелся в два раза дешевле.
- Слушай, - предложил сержант, - давай сделаем так: ты мне его отдашь и езжай себе спокойненько.
Я посмотрел на мобильный. А что, может, это самый лучший выход. Не могу больше слушать утробные завывания, уже решил приобрести себе другой, с нормальным звонком.
- Забирай.
- Классно, - обрадовался Санек, - ща мы тебе вот тут крыло отогнем, и ехай на здоровье.
Я влез в покореженный автомобиль, вырулил на проспект и тут только сообразил, что забыл в "Нокиа" СИМ-карту. Значит, завтра надо позвонить в "Би-лайн" и заблокировать номер. Вряд ли жуликоватый Санек успеет наговорить на большую сумму. Хотя кто его знает! Страшно недовольный собой, я свернул влево, потом вправо. Машин на дороге, как ни странно, оказалось мало. Обычно в Москве постоянные пробки, движение не затихает ни днем, ни ночью. Так, доберусь до Норы, запаркую несчастный "жигуленок" и лягу спать. К Кузьминскому мне ехать незачем. Сергей Петрович в больнице, да и трудно пешком добраться до поселка. Правда, мой несчастный "жигуль" на ходу, но внешний вид у него не ахти, меня начнут останавливать на каждом посту, документов нет, только справка из милиции. Нет, почему мне так не повезло? Зачем поехал к Жанне?
Мысли потекли в другом направлении. Жанна, конечно, хороша собой, но эгоистична, капризна и глупа. И замужем, что, с одной стороны, хорошо, потому что она не требовала от меня похода в загс, а с другой - плохо: приходилось соблюдать меры предосторожности. Нет, больше никогда не стану встречаться с ней, все чувства перегорели, а я не способен использовать женщину лишь как постельную принадлежность, мне надо испытывать хоть какие-нибудь эмоции. В глубине души я романтик и четко представляю, какой должна быть МОЯ женщина. Ну, во-первых, не слишком страшной, хотя красота модели или киноактрисы меня отпугивает. Больше привлекает нормальное русское лицо: сияющие глаза, чистая кожа, аккуратный нос. Цвет волос безразличен, но что для меня принципиально - это вес. Моя женщина должна быть худощавой, а рост может иметь любой, со своими двумя метрами я неплохо смотрюсь даже рядом с баскетболисткой. Но внешность дело десятое. И еще мне абсолютно безразлично, какие наряды носит избранница, имеет ли она устойчивое финансовое положение. Я вполне способен сам содержать любимую женщину.
Вот наличие детей ни к чему, вряд ли сумею полюбить чужого ребенка, боюсь, что и свой начнет раздражать. Но главное - это характер. Я надеюсь встретить добрую, ласковую, неэгоистичную натуру, способную полюбить меня ради меня самого. Если она будет прощать мне мелкие слабости, такие, как курение, - очень хорошо. Если поймет, что я порой нуждаюсь в уединении, еще лучше. Мне хочется, чтобы жена была верным, настоящим другом в горе и радости. Совсем не обязательно ей сидеть дома, стирать, убирать, гладить... Наоборот, пусть совершенствуется в любимом деле, а я найму прислугу, это теперь недорого.
Тут я вздохнул: эк меня занесло - нет, подобного варианта не найти. Потом еще нужно, чтобы она не ссорилась с Николеттой и пришлась по душе Норе. Не слишком ли многого я хочу от одной особы? Видно, доживать мне в холостяках. Отчего к моему берегу постоянно прибивает таких дам, как Жанночка? Где ходят другие женщины? Не обращаться же к свахе?
Углубившись в собственные мысли, я ехал в правом ряду. Внезапно перед глазами замелькал синий спецсигнал, и металлический голос прогремел:
- "Жигули", номерной знак 337, немедленно остановитесь!
Ну вот, теперь разбитая колымага привлекла внимание других стражей дорог. Интересно, сколько на этот раз слупят?
Покорно прижавшись к обочине, я вылез наружу и увидел Санька с мобильным в руке.
- На, - сунул он мне трубку. Я машинально поднес ее к уху.
- Безобразие, - раздался крик Николетты, - имейте в виду, вам мало не покажется! Немедленно позовите Ивана!
- Слушаю.
- Это ты?! - Да.
- Только что отвечал какой-то идиот, совершенно ненормальный хам!
- Извини, это случайно вышло!
- А-а-а, - визжала Николетта, - ты нарочно не берешь трубку, не желаешь со мной разговаривать! Вот ты какой! Ну погоди, никогда, никогда не расскажу тебе! Никогда! Мучайся теперь!
И она швырнула трубку.
- Это кто? - спросил Санек.
- Мать, - ответил я.
- Да уж, - покачал головой Санек, - ну и голосина у нее. Гляди, чего вышло.
Я посмотрел на патрульный автомобиль. Левое крыло было слегка помято.
- Только отъехали, - почесал в затылке Санек, - эта штука как завоет, Павлуха вздрогнул, и во, в оградку влетели. А потом эта как завизжит: "Где Ваня? Где? Умираю!!!" Мы подумали, может, плохо кому, и за тобой. Едем, гудим, мигаем, а ты словно оглох и ослеп.
- Простите, не увидел.
- Забирай свой телефон, - прогундосил Санек, - ну его в задницу! Никакого прикола нет! И ведь знали, что выть станет, а испугались!
Я повертел "Нокиа" в руках.
- Значит, не пришелся ко двору?
- Ваше никак, - сплюнул Санек, - машину помяли, как ты. Теперь верю, что испугался.
- Возьми телефон, от чистого сердца, - предложил я.
Тут трубка снова взвыла, Санек отступил.
- Во, едрена Матрена, не надо мне такого счастья.
Не успел я сказать и слова, как он нырнул в свой покалеченный кабриолет и отбыл.
Мобильный выл, я смотрел на него. Скорей всего это Николетта. Господи, как хорошо было до того, как человек придумал сотовую связь. Ехал бы себе спокойно, теперь же...
Внезапно я усмехнулся. А что теперь? Я размахнулся и со всей силы зашвырнул мобильник в ближайший мусорный контейнер. В душе мигом проснулся внутренний цензор. "Вава, что ты делаешь?" - в ужасе спросил он меня.
Я постоял пару секунд, слушая заунывный вой, доносившийся из грязного железного ящика, и ответил: "Избавляюсь от докуки, имею право на спокойную ночь".

* * *



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.