read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



мог снять - отец даже пилить пробовал. Однако пришла ведунья, бабушка
Шабаниха, намылила под умывальником пальчик, что-то пошептала, поплевала, и
все разрешилось само собой.

Мыла в НАЗе не оказалось - для выживания пилота в экстремальных условиях
оно не требовалось, зато обшаривая лодку, Шабанов отыскал в носовом отсеке
банку с остатками моторного масла. Полив на палец, он растер, размылил его
пополам с кровью и без всяких нашептываний, без особого напряжения
высвободил руку.

- Все, подруга! Развод с тобой! - заправил кольцо в разъем и засунул
"Принцессу" в мешок. - Чтоб я еще раз!.. С тобой заразой!.. Связал
судьбу!..

Герман встал, помахал, потряс вольными руками, после чего отмыл кровь и
масло, протер йодом и завязал рану на пальце. Долина расширилась еще
больше, горы отступили вглубь, и река, вырвавшись из-за очередного
поворота, вдруг покатилась прямо и замедляя бег, превратилась в озеро.
Сверкающая, золотистая от солнца вода простиралась на много километров
вокруг, и гористые берега настолько отдалились, что заметить лодку на
зарябленной, бликующей поверхности нельзя было, пожалуй, и в бинокль. Сама
природа делала его призраком, пловцом-невидимкой без всяких электронных
принцесс.

Озеро оказалось проточным, и хоть медленно, едва заметно, однако же его
несло вперед; появилось наконец время спокойно поискать на карте эту реку и
сориентироваться хотя бы приблизительно. Шабанов развернул планшет,
пробежал глазами путь от Пикулино и ощутил, как поклонило в сон. Прошлая
кошмарная ночь вымотала его и принесла не отдых - назадавала кучу вопросов,
над которыми даже думать было опасно. Тут же, освобожденный от брачных уз с
хваткой барышней, согретый солнцем и почти умиротворенный, Герман
почувствовал, как тает в голове все время саднящая боль и вроде бы
открывается слух; кажется, до ушей долетает плеск мелких волн о борта
лодки...

Он лег на дно, положив под голову НАЗ, выставил больное ухо к солнцу, чтоб
погреть, примостил пистолет под руку и закрыл глаза. И на сей раз уснул,
как младенец, не помешала и назойливая зудящая боль. Одновременно сон этот
был легким и чутким, потому что он почувствовал, как солнце поднялось в
зенит и озеро вроде бы стало еще шире и потому спокойнее несло лодку по
фарватеру между далеких гористых берегов; и еще он отмечал полное
отсутствие какой-либо опасности. Лишь однажды, когда на чистом, без единого
облачка, небе солнце склонилось к закату, некая тень будто бы оторвалась от
воды, на секунду затмила его и ледяной

???

в комбинезоне тело. Шабанов запоздало открыл глаза и привстал - над головой
кружились чайки...

Однако вновь укладывая гудящую голову, вдруг обнаружил груз на правой руке
и, приподнявшись, сперва решил, что чудится или снится: кольцо вновь было
на безымянном пальце, а сама "Принцесса" привязана жгутом к руке.
Аккуратно, с петлей, как утром...

Герман подтянул ее к себе, ощупал, заметил, что бинта на отекшем пальце
нет, и выматерился вслух. Он отчетливо помнил, как прокалывал подушечку,
затем снимал кольцо с помощью моторного масла, и это все происходило без
допинга, в трезвом уме и ощущении реальности. Раны теперь на пальце не
было, а зловредный прибор снова висел на руке, а это значит, освобождение
от уз брака с "Принцессой" ему пригрезилось. Вывод был простой, как
карандаш: разум пустился в свободный полет и творил все, что
заблагорассудится, и удержать его, проконтролировать невозможно, ибо
слишком тонка грань между фантазиями и реальностью.

И тут впервые у него промелькнула мысль, вернее, смутная и пока ничем не
подтвержденная догадка - а не в самой ли "Принцессе" причина? Что если эта
тварь, даже оторванная от самолета и питания, продолжает излучать некую
таинственную энергию, которая сводит с ума не только локаторы, компьютеры и
головки ракет, но и головки людей? Не было никогда прежде подобных безумных
заморочек сознания! Что если это изделие напичкано какой-нибудь постоянно
излучаемой гадостью, способной рождать в сознании человека призраки,
виртуальную реальность или хрен знает какие фантазии? Обманывает же она
каким-то образом локаторы, создает у них иллюзии! Точно так же может и на
мозги давить: в конце концов там тоже все на электронах, как утверждают
медики...

Он почти убедился в своем открытии и готов был рвануть кольцо, чтобы
навсегда избавиться от проклятия, но внезапно увидел на развернутом
планшете кусок мыла в простенькой бумажной обертке. То, что оно
земляничное, можно было и не читать: с детства знакомое и любимое, это мыло
тянуло за собой ностальгические воспоминания и в быту называлось просто
духовым, поскольку имело тончайший, обволакивающий запах счастья: когда
отец водил маленького Герку в баню, то мыл ему голову сначала щелоком,
потом хозяйственным мылом, нещадно выедающим глаза, и наконец, на десерт и
радость - земляничным. И голова, и тело еще долго источали ни с чем не
сравнимый дух...

Кусок такого мыла лежал сейчас на планшете и был не призраком. А коль скоро
он появился здесь, значит все происходящее - плод воображения... Шабанов
взял упаковку в руку, понюхал, сорвав зубами бумагу, выдавил розовый,
душистый брусок - ну хоть ты лопни, все реально! Все, кроме загадки, как и
кто его сюда подбросил. Он огляделся: блики на воде покраснели от низкого
солнца, но озеро еще широко и по прежнему пустынно...

- Да и наплевать, кто подбросил! - чтоб не впадать в томящие, липкие
раздумья, сказал он. - Главное, ясно зачем!

Герман побулькал мыло за бортом, хорошенько растер его в ладони и принялся
намыливать закольцованный палец, с удовольствием вдыхая щемящий запах.
Разбарабанило палец не так сильно, как утром, и вообще он лишь покраснел и
даже не утратил чувствительности, так что на сей раз обошлось без крови.
Важно было не думать, отчего все это так, и в каком он состоянии находится
- спит и видит сон, или на самом деле снова повенчался с "Принцессой".
Выкрутив палец из кольца, Шабанов сполоснул с рук остатки мыла и все-таки
не удержался от искушения, осмотрел подушечку: свежайший рубец от заросшей
ранки перечеркивал ее наискось.

"Ну и что? - спросил сам себя. - Заросло да и все! Ну, заросло! Вообще, мир
прекрасен, садится солнце, теплый вечер. Лодка по морю плывет, прорва
чистой воды... Голову бы помыть с духовым мылом, но ухо болит. А вот поесть
будет совсем хорошо!"

При этом он поймал себя на мысли что говорит сам с собой, да еще и голоса
не слышит, если не считать внутреннего, который, словно головная боль,
зудит где-то под теменем, противится, подвергает сомнению все, что
происходит, но у него такая участь - брюзжать. Чукчи, например, плывут вот
так, на лодке, или на собаках едут и поют обо всем, что видят - их же не
считают за умалишенных. Наоборот, вольные, счастливые люди...

Шабанов вскрыл НАЗ, вынул банку с мясом, хлебец (за счет чудес и местных
жителей, между прочим, получилась неплохая экономия продуктов!) и стал
неторопливо есть, жалея, что утром поддался голосу разума и не прихватил
кружку - сейчас бы сгодилась, а то нечем воды зачерпнуть. И вообще,
человек, взрослея, начинает задавать себе больше вопросов, чем в детстве
задает их родителям. Самое интересное, в редких случаях может на них
ответить, а больше ломает голову, мучается и в результате умирает с полным
ощущением, что ничего не знает о мире. Зато ребенок знает о нем все, и в
принципе, ответы взрослых лишь запутывают его, сбивают с толку. Например,
Шабанов лет до семи отлично знал, что такое подъемная сила, аэродинамика и
теория полета. Иное дело, объяснить не мог, но знал! Стоит посмотреть, как
летают птицы, как они отрываются от земли, набирают скорость, выстраиваются
в клин или косяк, и как затем приземляются или приводняются, и все
становится предельно ясно. На практике он познал все эти законы, когда
засунул ноги в рукава материнского тулупчика, много лет бывшего подстилкой
на полатях, зажал полы в руках и сначала сиганул с печи. Полетать по избе
не удалось, не хватило высоты, да и взмахнуть успел один раз. Тогда он
забрался на крышу, на самый конек, сгреб с него снег, разогнался и прыгнул.
И еще не успел долететь до земли, а уже все понял и готов был закричать -
эврика! - если бы тогда знал это слово. Дело было не столько в крыльях,
сколько в свойствах воздуха и земном тяготении, вернее, в возможностях
преодолевать его, используя качества воздушной среды. Однако спустя
несколько лет, изобретая первый летательный аппарат, он влез в специальную
литературу и не просто оказался в глубочайшем заблуждении, но и напрочь
забыл то, о чем имел представление.

Окончательно отупел и потерялся в теории полета - уже когда учился в
военном летном...

После неспешного ужина Шабанов вновь спрятал "Принцессу" в мешок и,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.