read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ла ваша лошадь.
Никто не замечал моего присутствия, поэтому я тихо и незаметно остал-
ся в офисе. Сержант Смит принес длинный узкий сверток, который положил на
один из столов.
-- Скажите, пожалуйста, мадам, это ваша вещь?
Манеры у него были почти враждебные и обличительные. Казалось, он
ждет, что ему ответят "да".
-- Что это? -- спросила мисс Ричардсон без следа вины.
-- Вот что, мадам, -- сказал сержант с ноткой торжества и развернул
грязную тряпку, открывая пару длинных деревянных ручек, оканчивающихся тя-
желыми металлическими лезвиями. Секатор.
Мисс Ричардсон и миссис Бетани посмотрели на них, не пошевельнувшись.
Зато Джинни Квинт побледнела и упала в обморок.

ГЛАВА 8
Так мы жили в октябре, когда желтеющие листья облетают с деревьев.
Я сидел у постели Рэчел Фернс в огромном оранжевом клоунском парике,
с красным накладным носом и веселил больных детей, будучи сам в настроении,
далеком от веселья.
-- Вы поранили руку? -- спросила Рэчел.
-- Ударился, -- сказал я. Она кивнула. Линда удивилась.
-- Когда что-то болит, -- сказала Рэчел, -- это видно По глазам.
Она слишком много знала о боли в свои девять лет.
-- Мне пора идти, чтобы не утомлять тебя, -- сказал я. Рэчел улыбну-
лась без тени сомнения. У нее, как и у других ребятишек в принесенных мной
париках, вспышки активности были очень короткими. Посещение было ограничено
максимум десятью минутами. Я снял клоунский парик и поцеловал Рэчел в лоб.
-- Пока, -- сказал я.
-- Вы вернетесь?
-- Конечно.
Она удовлетворенно вздохнула, узнав, что я вернусь. Линда вслед за
мной вышла из палаты на больничный двор.
-- Это ужасно, -- сказала она. Было холодно. Я обнял ее. Обеими рука-
ми. -- Рэчел все время спрашивает о вас. Джо обнимает ее и плачет. Она об-
нимает его и пытается утешить. Она -- любимая папина дочка. Она любит его.
Но вы... вы ее друг. Вы заставляете ее смеяться, а не плакать. Она постоян-
но спрашивает о вас -- не о Джо.
-- Я всегда буду приходить, если смогу.
Она тихо всхлипнула, уткнувшись мне в плечо, и выговорила:
-- Бедная миссис Квинт.
-- М-м.
-- Я не сказала Рэчел об Эллисе...
-- И не говорите, -- сказал я.
-- Я была груба с вами.
-- Нет, ничуть.
-- В газетах пишут о вас жуткие вещи. -- Линда вздрогнула в моих объ-
ятиях. -- Я знаю, что вы не такой... Я сказала Джо, что верю вам насчет Эл-
лиса Квинта, и Джо думает, что я дура.
-- Заботьтесь о Рэчел. Все остальное не имеет значения.
Она вернулась обратно в больницу, а я в унынии поехал в Лондон на ма-
шине "Теле-Драйв".
И хотя я добрался почти на час раньше, чем планировал, решил не заез-
жать на Пойнт-сквер, поскольку память о нападении Гордона Квинта была слиш-
ком свежа, а сразу отправился в бар на Пиккадилли, где договорился встре-
титься с Дэвисом Татумом. Улыбаясь на миллион, французская леди, команду-
ющая в этом баре, организовала мне кофе и сандвич, пока я его ждал. Бар
выглядел так, как будто был создан для встреч за ленчем. Здесь было не бо-
лее шести столиков, бармен, разносящий напитки, и спокойная обстановка.
Я сидел за столиком в углу, спиной ко входу, хотя на самом деле при-
ходили немногие -- большинство народу уходило после долгих разговоров и
ленча. Я принял ибупрофен и стал терпеливо ждать. В моей профессии иногда
приходилось часами ждать, пока хищники не покинут свои норы.
Дэвис опоздал и запыхался -- явно бежал по лестнице, вместо того что-
бы воспользоваться лифтом. Он с присвистом дышал за моей спиной, потом обо-
шел столик кругом и опустил свои телеса на стул напротив меня.
Он наклонился вперед и протянул мне руку. Я сделал слабое движение
навстречу. Дэвис вскинул брови, но ничего не сказал.
Он представлял собой тот случай, когда необыкновенно быстрый разум
заключен в совершенно неподходящем теле. У него были толстые щеки, двойной
подбородок, заплывшие глаза и маленький рот. Темные гладкие волосы не реде-
ли и не седели. Уши у него были прижаты к голове, шея -- как у грузчика,
костюм в розовую полоску обтягивал обширный живот. Я подумал, что ему зат-
руднительно обозревать некоторые части своего тела. За исключением черепной
коробки природа слепила его кое-как.
-- У меня плохие новости, -- сказал он.
-- Что еще произошло? -- вздохнул я. Хороших новостей вообще было
немного.
-- Эллис Квинт взял назад свое признание и вернулся к утверждению
"невиновен".
-- Взял назад? -- воскликнул я. -- Как можно взять назад признание?
-- Очень легко. -- Дэвис усмехнулся. -- Квинт говорит, что был вчера
потрясен смертью своей матери и что его слова о чувстве вины были неверно
истолкованы. Точнее, его адвокаты оправились от шока и передумали. Они явно
знают, что вы не смогли опровергнуть алиби Эллиса Квинта в ту ночь, когда
было совершено нападение на жеребца в Нортгемптоншире, и думают, что смогут
прекратить дело о жеребце Брэккенов, несмотря на "Лендровер" и подробные
свидетельские показания, так что они ведут дело к полному оправданию, а не
к психиатрическому лечению, и, должен вам с сожалением сказать, близки к
успеху.
Он мог не говорить мне, что моя репутация никогда не восстановится,
если Эллис выкрутится.
-- Если бы я был государственным прокурором по этому делу, то меня бы
отстранили за разговоры со свидетелем. Как вам известно, я старший адвокат
палаты, в которой работает прокурор по делу Эллиса Квинта. Я виделся с ним
и обсуждал это дело. Я могу абсолютно свободно говорить с вами, хотя, веро-
ятно, некоторые могут счесть это неосторожностью.
Я улыбнулся.
-- Ну тогда до свидания.
-- Я не могу обсуждать с вами дело, по которому мне может случиться
допрашивать вас как свидетеля. Но, конечно, я не буду вас допрашивать. Кро-
ме того, мы можем разговаривать о чем-нибудь другом. Например, о последней
партии в гольф.
-- Я не играю в гольф.
-- Не будьте бестолковым, дружище. Вы хорошо схватываете.
Его глаза блеснули из-под нависших век.
-- Я видел рапорт, который вы направили в Королевскую прокуратуру.
-- В Королевскую прокуратуру?
-- Вот именно. Я поговорил с одним своим приятелем. Я сказал, что ваш
рапорт поразил меня как своей основательностью, так и твоими выводами и
заключениями. Он сказал, что я не должен удивляться. Он сказал, что вся
верхушка Жокейского клуба прислушивается к каждому вашему слову. А примерно
год назад вы внесли ясность одновременно в два крупных дела, связанных со
скачками. Такого не забывают.
-- В мае прошлого года, -- сказал я. -- Вы это имеете в виду?
-- Полагаю, да. Он сказал, что у вас был помощник, которого больше не
видно. При вашей работе нужен помощник.
-- Чико Барнс?
Он кивнул.
-- Да. Что-то в этом роде.
-- Он женился, -- сказал я. -- Его жене не нравится то, чем я занима-
юсь, так что он ушел. Он преподает дзюдо. Я продолжаю с ним встречаться --
он дает мне уроки дзюдо, но я не могу требовать от него другой помощи.
-- Жаль.
-- Да. Он был хорош. Отличный товарищ и способный.
-- И его напугали. Вот почему он ушел.
Я был совершенно спокоен.
-- Что вы имеете в виду? -- спросил я.
-- Я слышал. -- сказал он, внимательно глядя мне в глаза, -- что его
избили чем-то вроде цепи, чтобы он не помогал вам. Чтобы он вообще не зани-
мался расследованием. И это сработало.
-- Он женился, -- сказал я.
Дэвис Татум откинулся на спинку своего стула, который скрипнул под
его тяжестью.
-- Я слышал, -- сказал он, -- что вам тоже досталось и во время док-
лада руководители Жокейского клуба попросили вас снять рубашку. Говорят,
что они никогда ничего подобного не видели. У вас все тело, все плечи были
черными от синяков, в ужасных красных полосах. И вы, пряча это все под ру-
башкой, спокойно объясняли им, как и почему на вас напали, и что один из
них, который все это и устроил, -- негодяй.
-- Кто вам все это рассказал?
-- У меня есть уши.
Мысленно я непечатно выругался. Шесть человек, которые видели меня в
тот день без рубашки, обещали никогда об этом не рассказывать. Они хотели
скрыть ту мерзость, которую я обнаружил в их стенах, и ничто меня так не
радовало, как это молчание. Тогда мне было плохо. Я не хотел, чтобы мне об
этом постоянно напоминали.
-- И где же вы это услышали? -- спросил я.
-- Не будьте ребенком, Сид. В клубах... в "Баксе", "Турфе", "Гэрри-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.