read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- "Вихрь"! - передразнил Джемс. - Ты брось эти фокусы. Мне от тебя
нужно другое.
Я полюбопытствовал:
- А что именно?
Он молча раскрыл свернутый трубочкой очередной номер "Экспресса".
Какие-то страницы его слиплись. Джемс, воровски оглянувшись, осторожно
разъединил их, и я увидел заложенный внутрь газетный листок небольшого
формата на тоненькой, почти прозрачной бумаге, на которой обычно
печатаются увесистые однотомники и карманные словари. Название листка
"Либертэ", колонка курсива под заголовком "Доколе!" и шапка на оставшиеся
четыре колонки "Трупы на колючей проволоке", а под ней шрифтом поменьше:
"Массовые расстрелы в Майн-Сити" без ненужных пояснений рассказали мне все
о газете. У Сопротивления родился печатный орган, и Джемс, подхвативший
эстафету отца на поприще журналистики, был одним из редакторов.
- Мне нужны сотрудники, - сказал он. - Я рассчитываю на тебя и на
Мартина.
- Мартина не подпускай к агитации: у него опыт бульварной газеты. Держи
на хронике, - посоветовал я.
- С Мартином у меня свой разговор. Я к тебе обращаюсь.
- Я не принадлежу себе. Джемс. Как и ты. У меня свое задание.
- Мне важно твое согласие. Кстати, и редакция и типография у вас под
ногами.
- Где?!
- В подвалах "Омона".
Мне показалось, что молния ударила в соседний каштан.
- Этьен знает?
- Конечно. Он же и предоставил помещение.
Я подумал о том, что безоговорочное доверие Джемса и Этьену могло
приоткрыть наше инкогнито. А может быть, оно уже раскрыто?
- Я давно хотел спросить тебя: что знает о нас Этьен?
Джемс насторожился:
- А почему тебя это интересует?
- Потому что по условиям связи он ничего знать не должен.
- Он знает только то, что вы "дикие", вернувшиеся к городской жизни.
- Не больше?
- Ты с ума сошел! - вспылил Джемс. - Ты знаешь, кто такой Этьен?
- Не знаю.
- Так я тебе говорю, что он фигура. Любишь сравнивать с шахматами, как
Борис? Так он ладья или слон, а не пешка. Он имеет право знать многое из
того, что известно нам.
- По условиям конспирации твоя информация для меня недостаточна.
Джемс отчужденно отодвинулся. Простились мы сухо. Он - еле дотронулся
до моей руки холодными пальцами, процедив сквозь зубы: "Я не столь
педантичен, но спорить не буду", я - стараясь скорее уйти: сказанное об
Этьене отодвигало все заботы.
Вечером я наконец поймал Зернова.
- Ты все знаешь о "Либертэ", Борис?
- Читал первый номер. Кое-что хорошо, кое-что наивно.
- Я не о том. Ты знаешь, где они печатаются? В подвалах "Омона".
Зернов тихо свистнул.
- С ведома Этьена?
- Конечно. Он все знает.
- Плохо.
- Может, мы несправедливы к нему, Борис? Может быть, это цитата из
другого романа? С другой метафорой. Может быть, прожив здесь девять лет...
- Стал другим?
- А вдруг?
- Гадаешь?
- Зачем? Просто высказываю предположение.
Зернов прищурился с откровенной злобой.
- А надо знать точно. Даже малейшего просчета здесь нельзя допустить.
Этот Этьен биологическое повторение того. Больше мы ничего не знаем.
- Какой же вывод?
- Создать законсервированную резервную типографию. И с одним
непременным условием: Этьен знать не должен.
Я долго молчал, прежде чем ответить.
- Нет, не рискну, - наконец сказал я. - Фляш потребует объяснений. А
какие у меня основания? Предположение. Предчувствие. Дурной сон. Нет, не
рискну.
- Хорошо, предоставь это мне.
О предстоящем экзамене, обещанном мне Корсоном Бойлом, мы так и не
поговорили.



18. ЭКЗАМЕН
Город обычно просыпался уже в три утра, в четыре открывались лавчонки
помельче, в пять - двери больших магазинов и ворота заводов, а в шесть
собиралась в своих канцеляриях вся конторская братия. Дежурный портье
поднял меня в четыре утра, когда Мартин еще не вернулся с ночной смены, а
Зернов с Толькой мирно посапывали в своих постелях.
- Звонили из фуд-полиции, - почтительно склонился портье; слово "фуд" -
"пища" - он произнес при этом с подчеркнутым уважением и даже
настороженностью: видимо, в отель "Омон" из продовольственной полиции
обращались не часто. - Предупредили, что в пять за вами пришлют экипаж.
В пять я уже, потягиваясь и зевая, прошел мимо снова склонившегося
портье и вышел на улицу. Экипаж подъехал почти одновременно - открытый
кузов легковой автомашины, запряженный парой рослых и упитанных лошадей с
расчесанными гривами. Вместо обрезанного радиатора торчал самодельный
облучок-модерн из полых алюминиевых трубок с губчатой подушкой, на которой
восседал очередной "бык" в сером мундире с выцветшим желтым шитьем. В
лучшие времена оно было золотым, но и здесь мундиры изнашивались скорее,
чем люди. Более импозантный галунщик - очевидно, мой телохранитель или
конвойный - сидел в машине. Увидев меня, вышедшего к обочине тротуара, он
открыл дверцу:
- Мсье Ано?
Я кивнул.
- Прошу.
Он подвинулся, пропустив меня, и за весь получасовой наш путь по городу
не произнес ни слова, явно отягощенный неприятной необходимостью быть
внимательным и любезным с каким-то штатским парнем, явно не солидным ни по
возрасту, ни по внешности да еще проживавшим в каком-то второсортном,
старомодном отеле. Меня его молчание вполне устраивало, позволяя без
глупых вопросов и ответов в одиночку наслаждаться утренней прогулкой по
городу. Лошади постукивали по каменной брусчатке, бич кучера-галунщика
привычно посвистывал, а Город, удивительный и все еще до конца не понятый,
изменяясь на каждом углу, знакомо бежал навстречу. Я сказал - "знакомо", и
тем не менее они все еще ошеломляли, эти углы, стыки и переходы, когда
тихая провинциальная французская улочка с полуподвальными
лавчонками-погребками и распухшими от сидячей жизни консьержками в
подъездах вдруг устремлялась к небу бетонно-стеклянным вакуумом
небоскребов с матовыми от пыли окнами всех этажей до крыш и огромными, в
два человеческих роста, витринами, сверкающими черт знает чем, лишь бы
ярким и многоцветным. Разинув рот, вы так и не закрывали его, потому что
небоскребная высь тотчас же сменялась одноэтажной Америкой без тротуаров,
но с неизменной драг-содой и механическими бильярдными, а та, в свою
очередь, сворачивала на древнюю парижскую набережную с лотками цветочниц и
фруктовщиков. Фрукты, как и все пищевое, доставлялось по ночам
полицейскими, а цветы выращивались в оранжереях и палисадниках подальше от
причудливых уличных стыков, где-то возле домов-трамваев и домов-автобусов
или в специализированных садоводствах на отвоеванной у леса земле. Мы
проезжали мимо прохожих, куда-то спешивших, как спешат по утрам все
прохожие мира, обгоняли такие же смешные автоэкипажи, как наш, и не
смешные, но просто не современные ландо и фиакры, и уродливые коляски
велорикш, и совсем уже не странные, а привычные машины велосипедистов,
обросшие прикрепленными на рамах и багажниках корзинками и рюкзаками. А
нас обгоняли пыхтящие и дымящие дровяные и угольные автомобили-уродцы, по
какой-то улице гремела конка с летним, открытым вагончиком и длинной
подножкой, по которой взад и вперед сновал продающий билеты кондуктор, и
почти на каждом бульваре по земляной, изрытой конскими подковами широкой
дорожке ехали верховые галопом и шагом, чаще патрульные и реже штатские, в
цветных камзолах и бриджах, как на любительском гандикапе. Странный,
чудный и необычайный город, нелепо сшитый и еще нелепее перешитый и
дошитый, взращенный искусственно, но все-таки живой и человечный,
биологически повторяющий людское обиталище на Земле, - Город, в котором
многое хотелось бы изменить и поправить, но только создатели его не знали
как.
Управление фуд-полис, или по-русски - продполиции, помещалось в первых
двух этажах двадцатиэтажного здания, вытянувшегося по всему кварталу,
дощечка на углу которого извещала, что это Четырнадцатый блок
американского сектора. То был действительно блок, гигантский
металлостеклянный куб, живой только в первых двух этажах и мертвый в
остальных восемнадцати, где лежала многолетняя пыль и жили привидения,
если их догадались синтезировать наши "всадники ниоткуда". Мимо
неподвижных постовых меня провели во второй этаж, в большую светлую
комнату, нечто вроде спортивного зала с тиром и гимнастическими приборами,
с плоскими матами на полу и скамьями по стенам. За единственным столом с
голой пластмассовой крышкой сидело трое, судя по нашивкам, высших
полицейских чинов. Мой спутник, стараясь ступать как можно бесшумнее,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.