read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Психологической драмы желал отвечать совершенно о третьем. Время от времени
Кович требовал выключить камеру, и тогда в тесном кабинете закипал жаркий, на
грани ругани спор - о чем угодно, о театре, о приютах для бездомных собак, о
запрещении варварских видов спорта, о женщинах... Павла без дела дожидалась в
углу и от скуки ее спасал только браслет, подаренный Тританом.
Сегодня вечером ее раз десять завистливо спросили: откуда? Павла молчала и
загадочно улыбалась; браслет удобно обхватывал руку, Павле порой казалось, что
он теплый не от ее тела, от собственного тепла, что он живой, что он греет...
На часах было около одиннадцати, когда Раздол-беж, красный, но вполне
довольный, поблагодарил "любезного господина Ковича" и отпустил Павлу домой;
оператор уже тащил камеру в машину - с таким важным и в то же время вороватым
видом, как будто на плече у него была свежеукраденная невеста.
- Подвезете?- спросила Павла у водителя, все это время сидевшего над
решением одного-единственного простенького кроссворда.
Водитель поморщился, взглянув на часы:
- До перекрестка...
Павла согласилась.
Громада театра пустела, свет гас; Павла стояла на кромке тротуара, перед
раскрытой дверцей машины, и с облегчением думала, что На этом ее служебные дела
с господином Ковичем закончены. Навсегда, надо полагать, потому что вряд ли
свирепый сааг когда-нибудь отыщет ее след в Пещере... Проще найти одинокую
волосинку в ворохе спутанных ниток...
Она посмотрела в сторону служебного входа- и невольно, неожиданно даже для
самой себя подняла голову.
Конечно.
Всемогущий тиран знаменитого театра сидел на подоконнике высокого третьего
этажа. За спиной Ковича горел тусклый свет, и потому Павла, как ни старалась, не
могла разглядеть в темноте его лица.
"Ты не удивляйся, что я обо всем этом говорю с тобой. Ты меня, видишь ли,
можешь понять, потому что на собственной шкуре..."
Павла вздохнула и отвела глаза.
Возможно, она придет... через месяца два, на следующую премьеру. Поднимется
на сцену, протянет ему цветы... Может быть, попросится поглазеть на репетицию.
Это интересно, это здорово все-таки, но вот только новой "Девочки и воронов" уже
не будет никогда...
- Эй, Павла! Ты садишься?..
Съемочная группа была в полном сборе; не поднимая глаз к окну на третьем
этаже, Павла скользнула в приоткрывшуюся дверь машины.
Облегчение. И - возможно - призрак разочарования. Только призрак.
Водитель высадил ее, как и собирался, на перекрестке; мог бы и до дому
подкинуть. Всего-то пять минут, три автобусные остановки - но нет, нет,
сворачивать нельзя, надо поскорее доставить на студию ценную камеру с ценной
кассетой и ценного оператора, как довесок. Раздолбеж-то уехал на своей машине;
впрочем, Павла привыкла и не обижалась. Тем более что пути было пятнадцать
минут, улица была безлюдная и зеленая, а ночь стояла лунная, а фонари горели
ярко, ярче луны...
Фонари подвели ее.
Напевая и помахивая "дипломатом", она бодро топала по влажному ночному
тротуару, когда впереди, за темными лапами деревьев, качнулась тень; Павла все
еще напевала.
Тень медленно проехалась по краю газона, по тротуару, по клумбе; все еще
помахивая "дипломатом", Павла вдруг нахмурилась.
И подняла глаза.
Тень среди электрического света; тень падала от человеческого тела,
подвешенного за шею к фонарному столбу.
Павла все еще стояла; ее язык прилип к гортани.
Лицо повешенного закрывали длинные темные волосы; повешенный был женщиной.
В тесных джинсах. Босиком. И...
Павла попыталась втянуть в себя воздух - но не смогла.
На коротком ремешке болталась под горящим фонарем девушка в ее, Павлы,
одежде. Она узнала свои волосы. Она узнала свои собственные ступни - это
казалось невозможным, в короткую секунду все рассмотреть,- но Павла увидела даже
БРАСЛЕТ на тонком обнаженном запястье...
От ее крика зажглись окна в стоящих неподалеку домах.
Бил в лицо ветер, вывалился, раскрывшись, "дипломат"; с визгом затормозила
случайная, припозднившаяся машина. Павла споткнулась, упала, обдирая ладони,
вскочила опять; там, на перекрестке, успокоительно светилась желтым кабинка
полицейского поста.
- Девушка?!
- Там...
- Что - там?
- Та-ам...
Ее отпоили какими-то каплями. Грузный, перепуганный лейтенант гладил ее по
волосам, уговаривая, как ребенка; маленькая патрульная машина повторила ее путь
за две минуты.
- Где? Милая, где?..
На фонарном столбе покачивалась, повинуясь прихотям ветра, огромная рваная
тряпка.
На другой день она сделала над собой усилие- и все-таки пошла на работу.
Раздолбеж был доволен- передача про Ковича намечалась ударная; секретарша
Лора долго разглядывала Павлин браслет, потом догадалась посмотреть в лицо - и
сразу нахмурилась:
- Случилось что-то?
Павла отрицательно мотнула головой.
Больше всего на свете ей хотелось позвонить Тритану. Ей НУЖНО было
позвонить Тритану - и тут только выяснилось, что своего телефона, ни рабочего,
ни домашнего, он ей не оставил. Всегда звонил ей сам.
Она бегала по каким-то поручениям, добывала какие-то материалы, час
просидела в библиотеке, разыскивая газетные статьи про известную супружескую
пару, дрессирующую тигров; у нее все сильнее болела голова. И глаза саднили,
будто засыпанные песком.
Вчера вечером полицейская машина довезла ее до самого дома; Стефана,
перепуганная, выскочила из кровати. Перед этим грузный лейтенант полчаса качал
головой, тщательно выспрашивая Павлу про ее имя, работу, здоровье и адрес;
Павла молчала и только изредка выдавливала сквозь нервные слезы: "Показалось..."
Позор был почти таким же сильным, как перед этим - страх.
Утром она шлепнула Митику; колотить племянника ей доводилось и раньше,
поэтому напугали ее не Митикин оскорбленный рев, а реакция Стефаны. Вместо того,
чтобы закипеть и взорваться, она безмолвно выпроводила ревущего сына за дверь и
спросила, часто моргая ресницами:
- Павла, что с тобой?..
...Съемка велась в ночном режиме и оттого мир на мониторе казался
темно-красным; по красной улице шла, напевая, девушка в джинсах, шла и
размахивала плоским портфелем. Самописец на маленьком рабочем экранчике
вычерчивал ровные темно-зеленые зигзаги.
Человек в замшевой рубашке щелкнул по клавише, прогоняя картинку вперед;
девушка зашагала быстрее, нелепо, как в старинной кинокомедии. Живее пополз
график - все такой же, умиротворенно-однообразный, похожий на спинной гребень
маленького ящера; человек в замше снова нажал на пуск.
Девушка на экране прошла еще несколько шагов, потом встала.
График вытянулся в ниточку. Прямую, как струна; прямо перед девушкой
свисало с фонарного столба нечто, вернее, некто; наблюдатель видел только босые
ноги, покачивающиеся в красном свете ночной съемки.
График мучительно, как живое существо, дернулся вверх. График метался,
будто самописец желал вырваться из рамок экранчика, убежать от этого ужаса и
начать свою собственную жизнь. График из зеленого сделался красным, осевая линия
его переползла на три деления вверх.
Девушка на экране закричала и кинулась бежать. Камера скакнула, на
мгновение выпустив ее из поля зрения, потом схватила со спины- как она несется,
спотыкаясь, падая, а график бьется беспорядочно, будто обезумевший...
- Повторите этот эпизод.
- Хватит, - человек в замше говорил сквозь зубы.-Возьмете копию...
показаний.
- Хорошее качество записи, прямо-таки без помех... У нее что, датчик на
теле?
-Да.
- А-а-а... - в голосе собеседника скользнуло уважение. - Какой необычный
пик, вы заметили? Мета-ритм...
- На сегодня все. Прошу прощения, но у меня еще полно работы.
- А-а-а, - снова повторил его собеседник. - Ну да, конечно... Техническую
часть показаний я солью себе в машину, а, так сказать, художественная...
- Я заброшу вам дискету. Контрольку.
- А-а-а, - повторил собеседник в третий раз. - Прощайте, завидую высокому
качеству вашей работы...
Человек в замше никак не отреагировал на комплимент; дверь кабинета
беззвучно закрылась.
Тогда, сидя перед темным экраном, он устало опустил голову на сплетенные
пальцы.
И просидел так почти час. И хорошо, что в это время никто не видел его
лица. (...Их было четверо.
Собственно, их могло быть и больше. Еще издали, завидев бетонную развалину
и решая, как быть дальше, он знал, что эта встреча произойдет, однако
рассчитывал, что здесь удастся договориться. И вот теперь ясно, что нет, не
удастся. И эта толстая женщина в платке, стоящая в дверях с дротиком в руке. И
этот безбровый, с выжженной солнцем лысиной, и этот молодчик с самострелом,
наверное, сын, и еще громила с черной повязкой на шее, будто бы в трауре по
назойливым чужакам, во все времена пытавшимся перейти здесь через рубеж, и по
тем, кто еще попытается...
- Нам надо пройти, - сказал бродяга, обращаясь к лысому.
Слова ничего не решали.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.