read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



кого?!
- Я - за Аполлона! - улыбнулся Пустышка, но глаза его оставались
серьезными и смотрели куда-то в сторону кромки поля. - Вы, ребятки,
болейте на здоровье себе, а я пойду поздороваюсь - родственничка
заприметил...
Вот он был - и вот его не стало. Близнецы все никак не могли
привыкнуть к этой странной особенности Пустышки - умению исчезать
мгновенно и совершенно бесследно.
То-то удивились бы братья (да и не они одни), узнав, что их
замечательный друг находится совсем рядом, рукой подать, просто увидеть
его можно, только если уметь видеть по-настоящему - а это умеет далеко не
каждый.
Например, из собравшихся зрителей это умел только один слепой
Тиресий.

...Гермий невольно улыбнулся, потрепал Алкида по вихрастому затылку
(тот не глядя отмахнулся - муха, что ли, докучает?) - и, незримый для
людей, двинулся к кромке поля.
Туда, где ждал его один из Семьи, от чьих глаз укроешься разве что в
шлеме дядюшки Аида, изделии подземных ковачей-Киклопов.
Бог стоял против бога; "Я" против "Я".
"Я" путников, воров и торговцев, ораторов и душ, бредущих к Ахерону,
послов, пастухов и юных атлетов, Килленец, Лукавый, Пустышка,
Психопомп-Душеводитель, Пастырь Стад - легконогий Гермий, сын Майи-Плеяды,
горной нимфы, дочери Атланта-Небодержателя; и "Я" поэтов и лучников,
строителей и музыкантов, Стреловержец, Мститель, Водитель Муз, Оракул,
Несущий чуму, Очищающий от скверны - солнечный Аполлон Пифий, сын гонимой
Латоны, дочери титана Кея и Фебы.
Братья по отцу.
Впрочем, приплясывающий на парапете Алкид (или это Ификл?.. нет,
пожалуй, все-таки Алкид) тоже числился в братьях у этих двоих - но боги и
люди одинаково глухи к смеху Ананки-Неотвратимости.
- Какими судьбами, братец? - еще издалека поинтересовался Гермий,
придавая своему лицу самое беззаботное выражение.
"Потрясающий красавец, - про себя оценил он горделиво
подбоченившегося Аполлона. - Причем знающий это о себе - и поэтому уже не
столь потрясающий. Интересно, он искренне простил мне то украденное стадо
или просто решил не связываться?.."
- Пролетом, - чуть рисуясь, сверкнул ослепительной улыбкой Аполлон. -
На состязание взглянуть и вообще... Сам знаешь, папа всей Семье запретил
являться в Фивах по-божески, при полном параде - ну, я и заглянул так,
потихоньку... вроде тебя, бродяги.
- Угу, - кивнул Гермий. - Это правильно. Это сближает...
Кого это сближает и каким образом - этого Гермий не сказал, а Аполлон
не спросил, и некоторое время они молча наблюдали за соперниками,
старавшимися поразить подброшенное яблоко. Ифит снова попал чисто,
навскидку, расколов яблоко на две почти равные половинки; Миртил чуть не
опоздал, спустив тетиву в последний момент, и от его яблока отлетел
довольно-таки небольшой кусок - что, впрочем, тоже засчитывалось.
Когда Миртил опускал лук после выстрела, руки его слегка дрожали.
- Волнуется фиванец, - заметил Аполлон.
- Есть из-за чего, - согласился Гермий. - Ученик твоего ученика...
- Не мой ученик! - резко закончил Аполлон, мрачнея. - Мой ученичок
во-он где... вырос, заматерел! Встретит - не поздоровается, жертву не
принесет... да и так нечасто приносит.
И небрежно кивнул в сторону мест для почетных гостей, где
переговаривались о чем-то басилеи Креонт и Эврит, рядом с которыми сидел
довольный Амфитрион и еще кто-то из городской аристократии.
- Мой, не мой, - не преминул уколоть Гермий. - Что ж ты, братец,
прямо как смертный? А где же "Я"?
- Я не смертный, - отрезал Аполлон. - А Эврит - не я.
Гермий подметил странную тень, затмившую в этот миг солнечный лик
Аполлона - то ли легкую неприязнь, то ли интерес гиганта к мокрице,
испачкавшей слизью его подошву.
- На днях поминал меня пару раз, - Аполлон явно имел в виду того же
Эврита. - Думал, наверное, что я не услышу.
- Это он зря, - усмехнулся Лукавый.
- Зря, - согласился Солнцебог, похлопывая ладонью по висевшему сбоку
колчану, от которого исходило приглушенное сияние. - Не люблю, когда меня
всуе поминают. Надо бы проучить басилейчика - как-никак ученичок...
бывший. Жаль только, Семья не поймет - папа велел, чтобы в Фивах без
знамений и грозы над охульниками!
- Так мы и не будем! - с готовностью подхватил Гермий. - Зачем нам
гроза? Гроза нам ни к чему, гром, ливень, молнии там всякие... да только
насчет мелкой, но существенной помощи одному из соперников и насчет
мелкой, но досадной помехи другому - об этом папа ничего не говорил! Папа
велик, ему не до мелочей!..
- Вот и я о том же, - удивительно, до чего же неприятная ухмылка
могла возникнуть на столь красивом лице, как у Аполлона. - А то слишком уж
много возомнил о себе басилейчик... Фиванцу мы победу, пожалуй, отдавать
не станем, не заслужил, но и ничья будет Эвриту как кость в горле.
Сделаем, Лукавый?
- Сделаем, Стрелок. Только так: Ифит - мой, Миртил - твой. Пакости
больше по моему ведомству... "Феб Мусагет, Аполлон сребролукий, строящий
подлые козни Эвритову чаду Ифиту" - нет, не звучит! А вот: "И к Аполлону
воззвал славный лучник фиванский; и Фебом услышан он был" - это же совсем
другое дело!
- Болтун ты, Пустышка, - махнул рукой Аполлон. - И в кого ты такой?
- В себя, - небрежно отозвался Гермий, следя, как два голубя, громко
хлопая крыльями, взмыли в безоблачное небо - и за птицами почти
одновременно метнулись две стрелы. Один голубь камнем рухнул вниз - более
длинная стрела аккуратно отрезала ему голову; но и другой, судорожно
трепыхаясь, упал в гущу восторженных зрителей.
Чьи-то руки швырнули птицу обратно на поле; крылья голубя еще раз
проскребли по земле, и птица затихла - стрела Миртила прошила ее насквозь,
но голубь попался живучий не по-голубиному.
Судьи на поле переглянулись, и один из них стал подвешивать к
деревянной стойке два позолоченных кубка на длинных и прочных нитях. На
этом задании обычно пасовали самые искусные лучники - кубок раскачивали, и
стрелок должен был перебить нить не далее чем на локоть от кубка.
Подали стрелы с раздвоенными наконечниками.
Двое рабов одновременно качнули кубки и отскочили в разные стороны.
То ли солнечный зайчик ударил в глаза Ифиту, то ли нога не вовремя
поехала по траве, только что бывшей сухой и вдруг ставшей мокрой и
скользкой (с чего бы это?!); а может, просто сказалось все возрастающее
напряжение сегодняшнего дня - короче, дрогнула не знавшая промаха рука,
чуть качнулся лук, зазвенела возмущенно тетива... и стрела все же срезала
нить - но слишком далеко от кубка, упавшего на траву.
Локоть? Больше?..
И в то же мгновение рванулась вперед стрела Миртила-фиванца - а в
глазах пожилого лучника еще горели, не гасли огоньки удивления, словно не
он только что натягивал лук, целился, спускал коротко вскрикнувшую
тетиву...
Миртил поежился, наскоро помянул Аполлона-Стреловержца и глянул через
плечо назад - увидеть кого-то ожидал, что ли?
Бушевали трибуны, глядя на упавшие в пыльную траву кубки, на рабов,
поднимающих эти кубки и стремглав бегущих с ними к Креонту, на басилея
Фив, придирчиво мерившего обрывки нитей, равные по длине...
Рядом с Креонтом молчал и хмурился Эврит Ойхаллийский. Знал,
чувствовал - его только что поставили на место.
Молчала у самого выхода старая карлица Галинтиада, дочь Пройта.
Звенящая тишина сменила рев толпы.
Ожидание.
- Ничья! - торжественно возгласил Креонт.
И вновь - рев многоголосого зверя по имени Толпа, чудовища,
неподвластного ни богу, ни герою.
Ну разве что на время.
...Молчал Эврит.
...Молчала Галинтиада.
...Молчал юный Ифит, с робостью поглядывая на сурового отца.
И молчал Миртил-фиванец, учитель братьев-Амфитриадов.
Знал лучник: сегодня он проиграл.


8
Эту ночь, ночь после дня состязаний, Гермий провел в раздумьях,
далеко не всегда приятных (или, скорее, почти всегда неприятных); ну, и
утро началось соответственно.
Почему-то он раз за разом возвращался мыслями к своей первой встрече
с близнецами, случившейся два с лишним года тому назад.
Для Гермия было пустячным делом оказаться на пути у мальчишек, когда
те бежали на базар, ужасно гордясь поручением матери купить всякой зелени
и совершенно не замечая крепкого раба-фессалийца, который на всякий случай
следовал за ними в отдалении. Зато Гермий сразу заметил всех: и мальчишек,
и прохожего-старика, и раба-сопровождающего, причем последний его
совершенно не устраивал - в результате чего раб сделался скорбен животом
и, проклиная вчерашнюю рыбу "с душком", шмыгнул между домами и был таков.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.