read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


На багровом лбу Голуба вздулась толстая синяя жила. Но он начал
спокойно:
Я здесь никого не держу... И тут он не выдержал и заорал так громко и
неприятно, что Оксана даже отступила на шаг: Вы можете уходить! Да!
Убирайтесь куда угодно! Возвращайтесь на школьную скамью и пополните свои
скудные знания по химии! Да! Никогда я не наблюдал ничего более постыдного,
чем эта защита собственного невежества! Вы оскорбили не меня, вы оскорбили
нашу работу!.. Уходите! Голуб постепенно успокаивался: Словом, я освобождаю
вас от работы... За техническую неграмотность и за порчу камеры. Можете
искать себе другое, более теплое место в науке. Он повернулся и пошел к
своему столу.
Яшка, несколько ошеломленный таким оборотом дела, вопросительно
посмотрел на нас с Сердюком. Я молчал. Сердюк, отвернувшись, курил. Яшка
нерешительно кивнул в сторону Голуба и, ища сочувствия, с ухмылкой
проговорил:
Вида-ал какой? Дай прикурить, и наклонился к папиросе Сердюка.
Сердюк зло кинул окурок в пепельницу. Под его скулами заиграли желваки.
Он повернулся к Яшке:
Иди отсюда! А то так "дам прикурить"!.. Паникер!
Якин снова вспыхнул как мак и быстро пошел к двери.
Краснеет... сказал Сердюк. Ну, если человек краснеет, то еще не все
потеряно...
И Яшка ушел. Пожалуй, если бы Сердюк наподдал ему разок-другой, я не
стал бы за него заступаться...


НА ПОСЛЕДНЕМ ДЫХАНИИ
16 апреля. Итак, исполнился год с того дня, как я в Днепровске. Снова
апрель, снова веселые зеленые брызги на ветках деревьев. Тогда были мечты,
радостные и неопределенные: приехать, удивить мир, сделать открытие. Смешно
вспоминать... Все вышло не так: я просто работал. Итогов можно не подводить,
их еще нет. А когда будут, то обрадуют ли они нас?
Голуб последнее время изводит себя работой и сильно сдал: серое лицо,
отечные мешки под глазами, красные веки. Он все пытается точно рассчитать
"задачу о нейтриде".
Яшка уже устроился. Как-то я столкнулся с ним в коридоре.
Порядок! сообщил он. Буду работать у электрофизиков. Там народ
понимающий: работают, "не прикладая рук", а между тем в журналах статейки
печатают то о полупроводниках, то о сверхпроводимости... Ребята неплохие.
Смотри, Колька: не прогадай вместе со своим Голубом, ведь тебе тоже пора
сколачивать научный капиталец. А там, в семнадцатой лаборатории... словом,
неужели ты не чувствуешь, что природа повернулась к вам не тем местом?
Впрочем, пока!.. Я побежал...
Нет, Яшка! Научного ловчилы из меня не получится. "Сколачивать научный
капиталец"... Чудак! Пожалуй, он просто сильно обижен Голубом (оба они тогда
зря полезли в бутылку) и теперь ищет утешения в цинизме. Бравирует.
... В науке, как и в жизни, вероятно, следует всегда идти до конца.
Идти, не сворачивая, каким бы этот конец ни оказался. Пусть мы не получим
нейтрид все равно. Зато мы докажем, что этим путем получить его невозможно.
И это уже не мало: люди, которые начнут (пусть даже не скоро) снова искать
ядерный материал, сберегут свои силы, будут более точно знать направление
поисков. И наша работа не впустую, нет... Нейтрид все равно будет получен не
нами, так другими. Потому что он необходим ядерной технике, потому что
такова логика науки. А научные "кормушки" пусть себе ищут Якины...
Мы медленно идем по программе: приближаемся к облучению самыми
медленными, тепловыми мезонами.
18 мая. Сегодня Голуб накричал на меня. Произошло это вот как. Он
показывал мне свои расчеты "задачи о нейтриде". Там у него получилось что-то
невразумительное будто бы ядра тяжелых атомов типа свинца вступают при
облучении в какое-то странное взаимодействие. Никакого окончательного
решения он не получил слишком сложные уравнения. Однако размышления о
тяжелых ядрах подтолкнули его к новой идее.
Понимаете? втолковывал он мне. Мезоны сообщают всем ядрам одинаковую
энергию, но чем массивнее ядро, тем меньше оно "нагреется", тем меньше
возбудится от этой энергии. В этом что-то есть. Понимаете? По-моему, нужно
еще разок облучить все тяжелые элементы и посмотреть, что получится...
Все это было крайне неубедительно, и я сказал:
Что ж, давайте проверим вашу гипотезу-соломинку.
Вот тут Иван Гаврилович и взорвался.
Черт знает что! закричал он. Просто противно смотреть на этих молодых
специалистов: чуть что, так они сразу и лапки кверху! Стоило им прочитать
американскую статью, так уже решили, что все пропало... В конце концов, ведь
это ваша идея с медленными мезонами, так почему вы от нее сразу
отказываетесь? Почему я должен вам же доказывать, что вы правы?
"Гипотеза-соломинка". А мы, выходит, утопающие?
Да нет, Иван Гаврилович, я... Откровенно говоря, я растерялся и не
нашелся, что ответить.
Что "я"? Вы как будто считаете, что статейка и несколько опытов
перечеркивают все сделанное нами за год? Это просто трусость! нападал Голуб.
Насилу мне удалось его убедить, что я так не считаю. В общем-то, он
прав. Если не математически, то психологически: еще далеко не все ясно и в
каждой из неясностей может таиться то ожидаемое Неожиданное, которое принято
называть открытием.
5 июня. Ставим опыты. Подошли к тепловым мезонам и все чаще и чаще
получаем после облучения препаратов нуль радиоактивности.
Мне уже полагается отпуск, но брать его сейчас не стоит: в лаборатории
и так мало людей. Чертов Яшка! Мне теперь приходится работать и за себя и за
него. А другого инженера взамен Якина нам не дают. В наши опыты уже никто,
кажется, не верит...
27 июня. А ведь, пожалуй, наврал этот Вэбстер. Не все вещества
отталкивают медленные мезоны. Сегодня облучали свинец, облучали настолько
замедленными мезонами, что голубой лучик превратился в облачко. И свинец
"впитывал" мезоны! А масс-спектрографический анализ показал, что у него
вместо обычных 105 нейтронов в атомах стало по 130 154 нейтрона. В сущности,
это уже не свинец, а иридий, рений, вольфрам, йод с необычно большим
содержанием нейтронов в атомах.
Очевидно... Впрочем, ничего еще не очевидно.
5 июля. Получили из висмута устойчивый атом цинка, в котором 179
нейтронов вместо обычных 361. Правда, один только атом. Но дело не в
количестве: он устойчив, вот что важно! Такой "цинк" будет в три с лишним
раза плотнее обычного...
16 июля. Эту дату нужно записать так, крупно: ШЕСТНАДЦАТОЕ ИЮЛЯ ТЫСЯЧА
ДЕВЯТЬСОТ... Эту дату будут высекать на мраморных плитах. Потому что мы...
получили!!! На последнем дыхании, уже почти не веря, получили!
Нет, сейчас я не могу подробно: я еще как пьяный и в состоянии писать
только одними прописными буквами и восклицательными знаками. Мне сейчас
хочется не писать, а открыть окно и заорать в ночь, на весь город: "Эй!
Слышите, вы, которые спят под луной и спутниками: мы получили нейтрид!!"
17 июля. Когда-нибудь популяризаторы, описывая это событие, будут
фантазировать и приукрашивать его художественными завитушками. А было так:
три инженера, после сотен опытов уже уставшие ждать, уже стеснявшиеся в
разговорах между собой упоминать слово "нейтрид", вдруг стали получать в
последних облучениях Великое Неожиданное: свинец, превращавшийся в тяжелый
радиоактивный йод; сверхтяжелый, устойчивый атом цинка из атома висмута...
Они уже столько раз разочаровывались, что теперь боялись поверить.
Облучали ртуть.
Был заурядный денек. Ветер гнал лохматые облака, и в лаборатории
становилось то солнечно, то серо. По залу гуляли сквозняки. Иван Гаврилович
уже чихал.
Пришла моя очередь работать у мезонатора. Все, что я делал, было
настолько привычно, что даже теперь скучно это описывать: подал в камеру
ванночку с ртутью, включил откачку воздуха, чтобы повысить вакуум, потом
стал настраивать мезонный луч.
В перископ было хорошо видно, как на выпуклое серебристое зеркальце
ртути в ванночке упал синий прозрачный луч. От ванночки во все стороны
расходилось клубящееся бело-зеленое сияние ртуть сильно испарялась в
вакууме, и ее пары светились, возбужденные мезонами. Я поворачивал
потенциометр, усиливал тормозящее поле, и мезонный луч, слегка изменившись в
оттенках, стал размываться в облачко.
Внезапно (я даже вздрогнул от неожиданности) зеленое свечение ртутных
паров исчезло. Остался только размытый пучок мезонов. И свет его дрожал, как
огонь газовой горелки. Я чуть повернул потенциометр пары ртути засветились
снова.
Должно быть, выражение лица у меня было очень растерянное.
Иван Гаврилович подошел и спросил негромко:
Что у вас?
Да вот... ртутные пары исчезают... Я почему-то ответил ненатуральным
шепотом. Вот, смотрите...
Пары ртути то поднимались зелеными клубами, то исчезали от малейшего
поворота ручки потенциометра. Сколько мы смотрели не знаю, но глаза уже
слезились от напряжения, когда мне показалось, что голубое зеркальце ртути в
ванночке стало медленно, очень медленно, со скоростью минутной стрелки,
опускаться.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.