read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



(он вместе с дочкой живет, старой девой) гостила у брата в Люберцах. У
того жена заболела, сидеть с детьми некому было. Взята не вся коллекция,
только самая ценная ее часть. Барахло не тронуто, знали, где и что лежит.
Палагин поначалу и не догадывался, что его обокрали.
- А когда догадался? - поинтересовался Александр.
- А у него вроде молитвы перед сном - осмотр всех своих
драгоценностей. Только к ночи и трехнулся.
- У районных версии имеются?
- Районные - они и есть районные. Пошли по местным, по своим.
- Ну а что? Неплохой метод, - одобрил районных Смирнов.
- Неплохой, но не для этого дела, - возразил Казарян.
- У вас что, уже версия? - удивился Смирнов.
- Версии, - поправил Ларионов. - Но не у вас, а у Казаряна.
- Ну, Роман, у нас - голова.
- Твою иронию с презреньем отметаю. Версий у меня еще нет, поскольку
нет материалов для них. Но две основные линии, по которым должен идти
поиск, ясны уже сейчас. Конечно же, в любом случае - наводка, и наводка
зрячая. Итак, ход первый - опытный, неглупый, ясно представляющий ценность
палагинской коллекции, домушник-скокарь находит человека, хорошо знающего
Палагина, его окружение, его привычки и, естественно, его квартиру. Потом
берет этого человека в долю и, полностью информированный, получает
отличную возможность спокойно, без помех ковырнуть скок.
В данной ситуации фигура номер один - вор. Параметры этой фигуры: в
меру интеллигентен, умен, предельно осторожен, не подвержен воровскому
азарту. Судя по работе, квалификация высокая. Фигура номер два - наводчик.
Из ближайшего окружения Палагина, потому что коллекционеры крайне неохотно
пускают к себе домой малознакомых людей.
Ход второй. Кто-то весьма состоятельный мечтает владеть палагинской
коллекцией. Подходы через третьих лиц с предложением продать ее терпят
неудачу...
- Почему через третьих лиц, почему не впрямую? - перебил его Смирнов.
- После предложения продать вряд ли разумно идти на ограбление. Сразу
же - первый подозреваемый. Продолжаю, Сей гражданин за весьма порядочную
сумму - такой квалифицированный слесарь-домушник, как наш, за мелочевку на
серьезное дело не пойдет - нанимает скокаря и точно объясняет ему, что и
где брать. В этом случае фигура номер один - наниматель. Фигура номер два
- технический исполнитель, вор. Параметры и той, и другой фигуры - весьма
и весьма размыты.
- Ты и вправду молодец, Рома, - серьезно похвалил Казаряна Смирнов. -
Твои соображения считаю хорошей основой для оперативной разработки.
Конечно, хотелось бы, чтобы прошел первый вариант. Очень хотелось бы...
- Они, по сути, равноценны, Саня, - встрял вальяжный от похвалы
Казарян.
- Не скажи, не скажи. В первом варианте вор - почти наверняка
москвич, и москвич, хорошо нам известный. Мы его можем просчитать.
Наводчика - тоже. Просеем всех знакомцев Палагина через мелкое сито, и он
у нас в решете останется. Второй же вариант - полная неизвестность. Кто
этот наниматель? Фанатик-коллекционер? Лауреат? Человек, желающий выгодно
вложить капитал в непреходящие ценности? Иностранец, мечтающий сделать
состояние?
- Ну уж прямо - иностранец! - возразил Ларионов. - Они у нас тихие.
- А Кастаки?
- Кастаки не в счет.
- Все в счет, Сережа. Какой он наниматель, - не будем загадывать. Но,
во всяком случае, ловкий и хитрый. Будет ли такой нанимать московского
домушника, чей почерк и связи, в принципе, нам, МУРу, известны? Не думаю.
Скорее всего - сделка с залетным гастролером, который, провернув операцию,
растворяется в воздухе. И перед нами - пустота. Исчезнувший неизвестно
куда гастролер и наниматель, не имеющий никаких контактов с преступным
миром.
- Да, картиночку ты нарисовал. - Казаряновской вальяжности заметно
поубавилось. - Двенадцатый стул, исчезнувший в недрах Казанского вокзала.
Только Остапу Бендеру было веселей: одиннадцать - за, один - против. А у
нас - два стула, пятьдесят на пятьдесят.
- Срочно разрабатываем первый вариант, - решил Смирнов. - За Сережей
- картотека по домушникам, за Романом - окружение Палагина.
- А за тобой? - не утерпел Роман.
- За мной - общее руководство. Помогать тому, кому делать нечего.
Кстати, Роман, наш клиент с Красноармейской где содержится? В Матросской
тишине?
- У нас пока. Потрясти этого Угланова имеет смысл, это идея, Саня!
Ему скучно, на допросы не водят, и без допросов доказано, что грабанул
нашего знаменитого мастера слова он, и только он; думать о том, сколько
дадут, надоело. Так что для него беседа с симпатичным оперативником на
отвлеченные темы - необходимая и желанная развлекуха.
- Кто у нас симпатичный оперативник? - Смирнов оглядел своих бойцов.
- Симпатичные все. Но самый симпатичный - я, - признался Казарян.
- Тогда потряси его, Рома. На отработку первого варианта вам два дня.
Приступайте.

В пустынном до таинственности коридоре Центрального Комитета
комсомола четко звучали твердые каблуки. У двери с черной табличкой, на
которой золотом было написано имя хозяина кабинета, стук шагов
прекратился.
Владлен Греков вошел в приемную комсомольского вождя. Ему
тренированно улыбнулась секретарша:
- Вас ждут.
- Наслышан, наслышан, - поднялся ему навстречу владелец кабинета,
невольно покосившись на телефонный аппарат с гербом. - Проходи, садись,
будем разговаривать.
- За меня уже, наверное, сказали. - Владлен застенчиво сел на край
кресла, сжал коленями нервно сложенные вместе ладони. - Просто я готов и
очень хочу работать.
- Люблю вас, военную косточку, за ясность и определенность. Такие,
как ты, очень нужны в комсомольской работе. Ты даже представить себе не
можешь, как страдает дело от несерьезности, мальчишеской расхлябанности,
крайней засоренности голов основной массы руководителей первичных
организаций и даже функционеров центральных органов. Четкости в исполнении
заданий, дисциплинированности, отсутствия каких бы то ни было колебаний в
проведении генеральной линии, - именно тех качеств, которыми так славна
армия, - недостает нам, комсомольцам. Ну, так решаем: в отдел
военно-физкультурной подготовки, инструктором.
- Николай Алексеевич, вы должны понять меня...
- Почему вдруг на "вы"?! - грозно удивился сорокопятилетний
заматерелый хозяин кабинета. - Мы с тобой - комсомольцы, соратники по
Союзу молодежи. Так что ты это чинопочитание брось. Вот в этом мы хотим
отличаться от армии. Так что ты говорил?
- Я на юрфак МГУ, на вечернее, документы сдал. Хочу продолжить
образование, хочу со временем стать на боевые рубежи охраны
социалистической законности Родины. А военно-физкультурные дела весьма
далеки от будущей моей работы.
- Резонно, резонно, - владелец кабинета широко зашагал. - Что ж,
тогда - общий отдел. Тебе там отыщут работенку по профилю. Завтра можешь
ознакомиться, я там скажу кому надо. Ну, как там поживает Сергей Фролович?
Давно-давно не виделись. Все бушует, неугомонная душа?
- Разве он может быть равнодушным или просто спокойным? Такой уж
человек! Вы сами знаете, Николай Александрович.
- Ты знаешь, ты! - поправил Николай Александрович, и послушный
Владлен еле слышно пробормотал:
- Ты же знаешь...

Ларионов любовно раскладывал пасьянс из одиннадцати фотопортретов.
Сначала с ряд выложил всю наличность, потом с сожалением четыре убрал
совсем. Еще четыре перевел во второй ряд. Подумал, подумал - и решился:
вторая четверка последовала за первой. Трое избранных смотрели на него. А
он - на них.
Вошел Казарян, глянул через ларионовское плечо на фотографии,
восхитился:
- Ух вы, мои красавцы! - И сел за свой чистый, без единой бумажки
стол.
- А знаешь, Рома, зря мы домушниками не интересуемся. Конечно,
девяносто процентов из ста - примитивные барахольщики, и правильно, что
ими район занимается, но попадаются, я тебе скажу, любопытнейшие
экземпляры. Любопытнейшие. - Ларионов, будто в три листика играя, поменял
фотографии местами. - Как твои дела?
- Как сажа бела. Под нашу резьбу с величайшим скрипом лишь Миша
Мосин, посредник-комиссионер среди любителей антиквариата, нумизматов,
коллекционеров картин, с которых он имеет большую горбушку белого хлеба с
хорошим куском вологодского, если не парижского сливочного масла.
Напрашивается вопрос: зачем ему уголовщина?
- Напрашивается ответ: чтобы кусок масла стал еще больше.
- Будем на это надеяться. У тебя что?
- Вот эти трое.
- Что ж, надо исповедаться. - Казарян вылез из-за своего стола,
направился к ларионовскому. Взял фотографии, без любопытства посмотрел и
вернул их на свое место, небрежно бросил на стол. Отошел к окну. - Надо,
конечно, надо. Но граждане эти, судя по обложкам, пареньки серьезные.
Пойдут ли они на такое дело во время нынешней заварухи, когда - они не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.