read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



летчик, девять лет назад пришедший в Патруль. Окончил годичную Высшую
школу в Джемстауне на Святой Елене. Два года стажировался в
Южно-Атлантическом отряде Патруля. С тех пор работал здесь, на Тихом
океане. Вот, собственно, и вся фактография. Толковый мужик, но слишком
замкнутый - общее мнение. И все...
- Мы с ним тогда проговорили целую ночь. Худо ему было. Непростой
судьбы человек. Рвался в космос - и пришлось отказаться. Вы слышали о
болезни Стентона?
- Что-то такое... с адаптацией в невесомости, да?
- Профессионал, - одобрительно заметил Захаров. - Совершенно точно.
Полная неспособность к адаптации в условиях невесомости. Встречаетс
исключительно редко - сам Стентон оказался чуть ли не единственной ее
жертвой. Но космос для него закрылся - и навсегда. И потерял себя человек.
Летал на дирижаблях... Безрадостно летал. Все тосковал о своем черном небе
- была у него такая детская мечта. Да, худо ему пришлось... Я уговорил
тогда начальника патрулей Гайотиды-Вест взять его с собой вниз - просто
развеяться чуть-чуть. А Стентон взял да открыл - для себя открыл - небо
гидрокосмоса. Оно ведь тоже черное, Орсон.
Мы встречались нечасто - я уже говорил об этом. Но мне казалось, что
все правильно. Что уходит, ушла даже из его жизни тоска по несбывшемуся.
Что нашел он наконец себя и дело свое. А кончилось - сами видите, как и
чем. Ну кой черт понес его за Душманом в одиночку?..
- Тщеславие? - спросил Янг.
- Нет, Орсон, сложнее. По-моему, он просто поверил в себя. И как часто
бывает - знаете, ход маятника - впал в другую крайность. В
самоуверенность.
- Может, стоит порасспросить миссис Стентон?
- Не трогайте пока Кору, Орсон. Не надо. А впрочем... - Захаров вдруг
запнулся и смолк. - Слушайте, а ведь из вас мог бы получиться неплохой
духовник, Орсон. Чем черт не шутит... Попробуйте. Возможно, ей захочетс
выговориться. Надо же с кем-то разделить... И у вас это может получиться.
Должно.
Янг кивнул.
- Попробую. Только еще не сейчас. Чуть позже, пожалуй.
- Позже так позже. Вам видней - это же вы психолог по долгу службы, не
я. Кстати, Душман вас интересует тоже как психолога?
- Нет, Мэтью. Как психолога он меня уже давно перестал интересовать. Я
ведь брал у него интервью. В Бриджтауне, года полтора назад.
- Вы интервьюировали Душмана?
- А что? Ему ведь тоже нужна реклама. Спасибо, что не трибуна, хоть
этого в нем нет...
- А бывают и такие - с потребностью в трибуне?
- Как не бывать... И знаете что, Мэтью? Порой мне кажется, что в этом
мы сами виноваты. Все мы.
- То есть?
- Очень просто. Мы воспитываем Душманов. С детства. Вы давно были
последний раз в луна-парке?
- В прошлом году. Правнука водил. А что?
- Вспомните игровые автоматы. Что там? Морской бой. Простите, адмирал,
но после разоружения это... Сафари. Убей слона - получишь пятнадцать
очков, жирафа - десять, льва - двадцать пять. Убей! Вы знаете, о чем
мечтаю? Чтобы стояли автоматы "Поймай браконьера". Автоматы "Спасательна
операция" - не достать захватом зажигалку, а поднять подводную лодку. Тот
же автомат, но другая психология.
- Не мелко ли?
- Игра - великая сила. В детстве мир познается игрой. И ею же
закладывается мироощущение.
- Резонно.
- И не только в детстве. Вы слыхали о Дарвинской жестяной регате,
Мэтью?
- Никогда в жизни.
- Жестянки из-под пива, тоника, швепса, кока-колы - они были в свое
время настоящим экологическим бедствием. Захламленные пляжи, да и не
только пляжи - все те места, куда можно было выбраться на уик-энд. И вот
лет семьдесят назад кому-то пришла в голову ослепительная идея. Он
подсчитал, что триста шестьдесят таких банок удерживают на плаву человека.
И родилась игра - ежегодная регата и парад. Из банок стали делать лодки,
плоты, катера, яхты - словом, все, что способно держаться на плаву. Из
банок нужно было делать все, кроме двигателя и паруса. Причем призы
присуждались не только за скорость, но и за оригинальность конструкции,
богатство фантазии, красочность внешнего вида. Так что вы думаете? Ни
одной банки в округе было не сыскать днем с огнем. И сейчас так по всей
Австралии, потому что жестяная регата стала уже развлечением национальным.
Вот то, о чем я думаю. Никакая, самая лучшая, самая умная агитация,
никакие репрессивные меры не смогли бы дать такого результата. Пока
вывешивались плакаты, на них не обращали внимания. Платили штрафы, но
хламу не убавлялось. Придумали игру - и вот результат.
- Однако игра - не панацея, Орсон.
- Конечно. Но хорошая стратегия.
- А почему в "Пепле планеты" вы ни полслова не проронили об этом?
Значит, Захаров прочел его книгу. Приятно! Она родилась из серии
радиоочерков о террациде, но потом переросла этот исходный материал. Это
был репортаж с театра военных действий, которые вел человек против
собственной планеты. В Амазонии и Центральной Африке каждый год сводились
тысячи квадратных километров леса, - и пепел этих лесов должен был стучать
в каждое человеческое сердце. Потравленная сточными водами завода
синтетических жиров рыба всплыла кверху брюхом в маленькой баварской
речушке - и ее пепел тоже должен был стучать в сердца людей. Разливалась
по океанским волнам нефть, умирал в вольере Джерсийского треста последний
горный орел - и неосязаемый пепел уничтоженной жизни должен был, обязан
был колотиться в людские сердца. Если верить прессе, книга получилась. А
на самом деле... Кто знает? Янг подарил ее Захарову при прошлой встрече -
в сорок третьем, на очередном Тихоокеанском конгрессе. Подарил скорее в
знак симпатии, которую вызывал у него этот высокий, грузный, на первый
взгляд медлительный старик. Но, оказывается, он прочел. И внимательно...
- В "Пепле" я писал о другом. А об этом пишу сейчас. У меня договор с
"Бертон Букс". Она так и называется - "Играть, чтобы жить".
- И все-таки почему вы непременно хотели сами брать Душмана? Это ведь
совсем не игра?
Как-то незаметно Янг и Захаров вроде бы поменялись ролями - трудно было
сказать, кто кого интервьюирует.
- Потому что пепел стучит в мое сердце, Мэтью, Простите громкие слова,
редко я стараюсь ими пользоваться - слишком хорошо знаю скорость их
обесценивания, но... Я был в доме у одного деятеля. Крупного деятеля. У
него роскошная вилла - этакое ретро в стиле Луиса Кана. И в холле - голова
Морского Змея. Я было подумал, муляж. Даже похвалил, дурак. А его так и
передернуло: в доме все только подлинное. Вот так-то... - Янг помолчал,
гася с прежней силой вспыхнувшую злость. Он плеснул себе минеральной (она
была еще холодной), выпил, потом добавил уже совсем другим тоном: - Ну и,
конечно же, чисто профессиональное - мы ведь, журналисты, такой народ, нам
подавай что погорячее. Если я не буду оперативно давать очерки о погибшем
патрульном, об арестованном браконьере, да не каком-нибудь, а самом
Душмане, - кто ж мне платить будет? А ведь есть надо. Я, грешник, люблю
хорошо поесть...
Захаров внимательно посмотрел на Янга, улыбнулся:
- А пожалуй, Орсон, из вас вышел бы неплохой моряк.
- Вряд ли, - пожал плечами Янг. - Яхтсмен из меня, может, и ничего,
рифкомбер в самом деле приличный, а моряк... Просто я люблю море. Оно -
полигон надежды. На море мы уже научились жить так, как подобает человеку,
- с тех пор, как перестали считать океан театром военных действий и
неисчерпаемой кладовой. Где больше всего международных работ, проектов,
организаций? На море. Где, случись с тобой что, на помощь придет любой?
Опять же на море. Здесь мы все просто люди, а потом уже австралийцы,
русские, японцы, американцы... Здесь мы больше всего ощущаем себ
человечеством - то, чему на суше нам еще учиться и учиться. Море - это
модель нашего завтра. Тень грядущего. И потому его нельзя не любить. Но
стать моряком... Это вряд ли. И вдобавок - невезучий я.
- Невезучий? - Захаров недоуменно поиграл бровями.
- А то как же! Вечно умудряюсь поставить не на ту лошадь. Сами
посудите, Мэтью, куда это годится: я думал, "Ханс Хасс" будет обеспечивать
операцию до конца, выбил из своей фирмы кредит на спецрейс - гнать сюда
самолет из Каракаса влетело в кругленькую сумму, поверьте...
- Представляю.
- И что же? "Хасс" уходит на Факарао в тот самый момент, когда ваш
батиандр...
- Не мой, он не из Патруля. Он участник "Абиссали-45".
- Знаю. Все равно он ваш, русский. Так вот он отправляется брать
Душмана, с Гайотиды-Зюйд на рандеву с ним высылают эту чертову ветряную
мельницу, куда мне не перепрыгнуть никакими силами, и с каждым часом
удаляюсь от места, где должен быть, на тридцать миль.
- Для точности - на двадцать восемь.
- Какая разница? Ну разве это не есть невезение, Мэтью?
В кабинете за неплотно прикрытой дверью переливчато зазвонил телефон.
- Простите, Орсон, - сказал Захаров и, опершись на подлокотники, с
усилием встал. - Я сейчас.
Янг посмотрел ему вслед. Стареет адмирал... Хотя Захаров вот уже
двадцать лет не был адмиралом, Янгу почему-то хотелось называть его именно
так. Сколько же ему лет? За семьдесят, это Янг знал. И хорошо, если не
семьдесят пять. Пора бы и на покой. Только жаль, когда на покой уходят
такие люди. А могут ли такие люди уйти на покой? Они всегда найдут себе



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [ 27 ] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.